Главная » Posts tagged 'крупноблочные'

Tag Archives: крупноблочные

Благодатная, 57. Дом, который умер молодым

84 года — много ли это? Для человека — да, пожалуй. Но для дома, на мой взгляд, очень и очень мало. Вы же знаете, дома могут прожить больше тысячи лет. Иногда их бросают медленно увядать, и тогда на балконах начинают расти деревья, в комнатах появляется мох, природа медленно возвращает себе когда-то отобранную территорию.

А потом на этот дом смотрят люди, которые сами довели его до такого состояния, и думают: «фу, какой старый уродливый дом». Почему-то люди понимают, что с кошечками и собачками надо гулять, что машинам нужно техобслуживание, но не понимают, что дом тоже сам себя не отштукатурит, не уследит за инженерными системами, и так далее. Конечно, дом — это не мишки харибо, плывущие в бумажном стаканчике по Карибскому морю. Но увы, это и не абсолютное сверх-вещество вроде жидкого терминатора. Дом — это нечто живое. Иногда оно начинает болеть, и если люди хотят, они могут его вылечить, а если не хотят…

Дом по Благодатной, 57, был построен в 1933-34 г.г. в рамках конкурса по индустриализации жилищного строительства. Это было один из 4 корпусов, построенных из курпных неофактуренных шлакоблоков весом 1,5 тонны в 21-м квартале. Именно эта технология (Инж. Д.Х. Альперович и компания) победила в конкурсе, и положила начало крупноблочному строительству в Ленинграде. Дом (19-й корпус 21-ого квартала, стоявший чуть во дворе, и выходивший торцом на Благодатный переулок) был построен в типичном духе 30 годов (намеренно не хочу употреблять слова функционализм, конструктивизм, авангард, уж очень сложная это игра), имел простые очертания и просторные, разумные планировки квартир. Перекрытия в доме были деревянными. Окна, в той же традиции 30-х были широкими, и пропускали много света. Дом выглядел примерно так (в литературе немного противоречивые денные по поводу того, что именно за дом изображен на этой картинке, подробнее об этом можно прочитать в спец. статье, у меня есть основания сомневаться в том, что это именно 2 корпус, поскольку существуют совершенно другие изображения «двоечки»):

Один из 4 «пилотных» корпусов в районе Электросилы, построенный из 1,5-тонных блоков. Корпус 19 выглядел примерно так.

Так этот дом и простоял в тени гиганта Гагарина, 1. Штукатурка понемногу облетала, её подкрашивали, деревянные перекрыти никто не менял. В середине нулевых дом признали аварийным и расселили. Он стоял еще некоторое время, становясь рассадником неблагополучия. В доме появилась ночная жизнь, в окошках загорался свет. Но Электросила не самый фешенебельный район, нечисти там хватает и в других домах, поэтому 19-й корпус сильно не отсвечивал, просто медленно умирал.

Сентябрь 2013

Январь 2014

Прошло еще около года, и стало окончательно понятно, что это конец. Звякнули колокольчики, и появился «ангел смерти» — синий забор.
Март 2015

Теплым и солнечным летом 2015 года начался активный демонтаж. Дом был уже полностью готов, и сильно не сопротивлялся.
Июль 2015

Видно, что дом был доведен до ужасного состояния, не только по мещанским меркам, но и объективно

А вот и полуторатонные блоки, которые в двлеком 32-м году открыли стоителям новые перспективы. И куски перекрытий пожалуйста

Всё решилось очень быстро. В августе 2015 дом по Благодатной, 57, он же 19-й корпус 21 квартала в Генплане Ленинграда, окончательно исчез с лица земли. Сейчас из победителей конкурса остался всего один дом (по сути аналогичный)- Юрия Гагарина, 11 (4-й корпус 21 квартала). Вы точно видели этот дом, потому что торцом он смотрит на Парк Победы.

Юрия Гагарина, 11. Дворовый фасад

Юрия Гагарина, 11. Интересное сочленение с домом по Кузнецовской, 48

Юрия Гагарина, дом 11, он же корпус №4 21-ого квартала Ленинграда. Последний.

Я надеюсь, его не будут сносить. Иначе у нас совсем ничего не останется.

74й квартал, крупноблочные дома 1-527-С

С выходом знаменитого постановления 1955 года «Об устранении излишеств…», завершился первый период индустриализации, оставив после себя немногочисленные и абсолютно прекрасные блочные дома, по стилистике успевшие пройти долгий извилистый путь от функционализма 30 годов, до строгого минималистичного ампира конца 50х. Устранение излишеств не в меньшей степени затронуло и кирпичные здания, как жилые, так и инфраструктурные. Трёхметровые потолки, лепнина, сквозные парадные, пилястры и барельефы плавно, но неуклонно уходили в прошлое. Как же дальше развивалось типовое индустриальное строительство, спросит читатель. В очень поверхностном приближении можно сказать, в Ленинграде конца 1950-х годов типовое жилищное строительство пошло по двум разным направлениям.

Дома первого направления можно условно назвать «панельными сталинками». То есть, это дома с высоким потолками и хорошими планировками, выполненные из панелей. Первым из них стал дом по Полярников, 10 (о нём мы уже упоминали в статье о первенцах). Затем, также на Щемиловке, из похожих материалов было построено ещё два огромных квартала.

122 квартал, Щемиловка (современное м. Ломоновская)

Ещё один похожий массив есть недалеко от современного метро Елизаровская. Кстати именно эти дома на Елизаровской стали прототипом самой удачной серии хрущевок Ленинграда — 507 серии.

Это «сталинские» панельные дома — с большими кухнями и так далее. Благодаря отделке из тёмной гранитной мозаики выглядят достаточно мрачно, однако думаю в лучшие годы они смотрелись просто великолепно

Другая серия домов (именно серия, все дома которой — идентичны) получила номенклатуру 506. Эти дома представлены на Новочеркасской, также есть небольшая группа на Лесной и даже один на ул Даля (рядом с ЛДМ).

Замечательные дома 506 серии на Малой Охте — современная метро Новочеркасская.

Второе направление, это кирпичные дома из силикатного кирпича на основе 528 типовой серии (многоликость этой серии- тема отдельной беседы) для посемейного заселения. Разработка этих проектов не остановилась на знаменитых пятиэтажках с эркерами (1-528 кп). В номенклатуру попали и длинные 9-этажки, и «точечные» одноподъездные 9-12-этажные дома, но это совсем другая история.

Третье направление, которое и стало основным, это строительство крупноэлементных домов с так называемыми экономичными квартирами. Да, пятиэтажки, знаменитые хрущёвочные Хрущёвки с хрущеватыми квартирами, без лифтов, с потолком 2.40 (высота этажа порядка 2.70), смежными санузлами и так далее. Надо сказать, что это огромный класс зданий, который включает как печальных пасынков природы, так и очень даже добротных представителей. В их строительстве применялись самые разные материалы: силикаты, различные виды бетона (вспененный, или газобетон, и так далее). На строительство панельных пятиэтажек в Ленинграде уже в 1960 году работало 5 (!) домостроительных комбинатов: Кузнецовский (Московский район), производивший панели из керамзитобетона, Автовский (панели из газобетона), Обуховский (железобетон с легкобетонным утеплителем), Полюстровский (железобетон с пенобетоном) и Колпинский (железобетон с минераловатным утеплителем). Кроме того, на стадии проектирования находился Северный ДСК. Все комбинаты, за исключением Серевного, были созданы на базе действовавших или стоившихся заводов сборных конструкций. Так, Полюстровский ДСК (ДСК-1), был создан посредством реконструкции завода железобетонных изделий и товарного бетона строительного треста №19. Он первым вступил и в игру в 1959 году.

Сегодня мы поговорим о квартале, возведенном из материалов Павловского завода силикатных строительных материалов. На заводе производили известково-песчаные блоки автоклавного твердения, являющиеся дешевым бесцементным стеновым материалом, полностью удовлетворяющим требования индустриального строительства. К моменту нашего повествования (1960 г.) из материалов Павловского завода уже был построен одноэтажный поселок из крупных полнотелых силикатных блоков, а также несколько промышленных зданий. Однако начало широкого применения силикатных материалов несколько оттягивало то, что не было единого определенного проекта типовых жилых домов. Именно к концу 50х годов типы жилых домов определились на значительный период времени, причем планировочные и конструктивные решения позволяли взаимозаменять материал стен, что и позволило силикатным блокам стать одним из перспективных стройматериалов. Теперь, в 2016 году, мы знаем, что силикатные блоки не получили широкого применения, массовый характер приняло панельное домостроение. Но тогда, в результате рабочего содружества Бюро типового проектирования института Ленпроект, Павловского силикатного извода и стройтреста №16, появился типовой проект, который и начали реализовывать в квартале №74 на Московском проспекте (ограничен современными улицами Алтайской, Ленсовета, Орджоникидзе и пр. Ю. Гагарина). Проект разработали архитекторы М. Е. Русаков, А.П. Щербенок, Н.И. Яккер и инженеры Н.И. Вайнюньский, В.И. Сергеев (Пасловский завод силикатных изделий), Н.А. Герасимов и Г. Н. Каменский (стройтрест №16). Дома проекта получили название серии 1-527-С.
На площади 15,5 га были запроектированы 22 жилых дома общей площадью 56400 кв. метров. В 1959 году были сданы первые 6 домов. Стоимость квадратного метра составила 1100 руб.



Наружные стены имеют 4-рядную разрезку по блокам, их толщина составляет 50 см (сравнимо с толщиной стен сталинских домов, и вы наверняка обращали внимание, что более поздние панельне дома имеют намного более тонкие стены). Я просто оставлю здесь страницу из книги Верижникова, так как вряд ли смогу более доходчиво рассказать вам про эти блоки

А вот, судя по всему, и первая группа домов 1-527-С

Во дворе. 74-й квартал

Квартал расположен довольно-таки сильно на юге, думаю что в начале 60-х это была настоящая жопа мира. Даже по современным представлениям, расположение между м. Московская и Звездная нельзя назвать слишком близким к центру. Ну а тогда плотность застройки тех мест была очень и очень низкой. На средней рогатке была небольшая группа домов (объединение Лето и несколько жилых домов рядом с ним, недалеко от современного угла Дунайского и Пулковского шоссе), квартал послевоенных коттеджей был (и пока еще есть) рядом с ЦНИИ Крылова. В основном же, территория была покрыта яблоневыми садами, остатки которых можно видеть на юге Московского района и в наше время.

Визуально дома решены очень просто. Блоки поступали на стройплощадку оштукатуренными, оставалась лишь декоративная покраска. Дома по задумке были раскрашены в разные цвета, что является крайне удачной и не потерявшей актуальности находкой в оформлении типового жилья. Давайте заглянем в 74й квартал в 21-м веке и посмотрим, как проходит его жизнь на седьмом десятке.

Мы заходим с угла Ленсовета и Алтайской (через Алтайскую находится уже знакомый нам 67 квартал). Обратите внимание, невооруженным взглядом видны блоки, и многие принимают их очертания за декоративную рустовку. Это заблуждение, но заблуждение достаточно обоснованное. Во-первых, блочные дома «хрущевских» серий встречаются очень и очень редко (не скажу за все города, но в Ленинграде-Петербурге и области их буквально считанные кварталы), поэтому достаточно просвещённый наблюдатель думает: это хрущевка, следовательно панелька, следовательно, это декоративные «блоки». Во-вторых, у сталинских домов вдоль Московского проспекта очень часто можно видеть отделку первых этажей в виде несколько похожих «блоков» (но у тех домов это как раз-таки декоративный руст). Итак, расставим точки над i: в 74 квартале верьте своим глазам. То, что вы видите, это дейстивтельно очертания блоков. Это силикатные блоки, то есть по сути- большие силикатные кирпичи. Толщина внешних стен здесь достигает полуметра. Ни в одном панельном доме вы не встретите столь внушительных толстых стен. Просто загляните в окошки первого этажа, чтобы убедиться в этом.

Заходя в квартал с угла, посмотрим на торец дома номер 27 по Алтайской улице. В отличие от домов по Ленсовета, он и другие дома внутри квартала имеют симпатичную двухцветную раскраску.

Парадные, как мы уже видела на чертеже, решены с помощью стеклоблоков. Это достаточно хорошая придумка, стеклоблоки не настолько прозрачны, чтобы нарушить интим подъезда, но они пропускают довольно много света, оживляют внутренний фасад здания, имеют хорошия теплоизоляционные свойства.

Сейчас дома в квартале выглядят очень неуоженно, хотя если вдуматься, силикатный оштукатуренный блок непрхотлив и может долго служить, сохраняя приятную внушность. Достаточно было бы чистить и красить такие кварталы раз в 5-10 лет, следить за подтёками и проветриваемостью помещений. У меня нет данных о состоянии внутенних инженерных коммуникаций (к слову сказать, дома газифицированы, имеются только трубы холодного водоснабжения, газовые колонки располагаются на кухнях, уменьшая и без того невеликий их объём. В более поздних хрущевках это учли, расположив колонки в санузлах). Но что касается внешнего убранства домов, на мой взгляд довести их до такого состояния можно было только злонамеренно. Я не сторонник теории заговоров, но иногда мне кажется, что старые и не очень дома, находящиеся в инвестиционно привлекательных кварталах, намеренно доводят до такого состояния, чтобы потом смело навесить ярлыки «трущобы», «гетто» и прочее, подкрепив эти слова жутковатыми фотографиями в высоком разрешении. Помните: дома, как я любая вещь, нуждаются в уходе. Даже самый лучший дом за 10-15 лет прийдёт в полную негодность и внешне скатится в жутковатое убожество, если за ним не следить!

 

Кое-где в квартале встречаются киоски, будки, есть парочка детских садов и школа, но в основном это чисто жилой «спальный» квартал. Также здесь находятся несколько объектов уплотнительной застройки, куда без них.

Ах да, про однородную социальную среду. Конечно же, 74 квартал — это гетто! Как же вы ыдумали? Даже в солнечный весенний день он создает гнетущее впечатление заброшенности, затаённой жизни, чувство, что «тебе здесь не рады». Человек с фотоаппаратом вызывает подозрение: даже футболисты на поле (мужчины разных национальностей от 25 и старше) снизили темп игры, и инстинктивно продолжали меня взглядами. Впрочем сам факт, что они играют в футбол, а не квасят у подъезда, немножко радует. Бабули в окнах раздраженно задергивают шторы в ответ на взгляд, но от окон не отходят. В целом это стандартный удел кварталов, запроектированных в концепции «укрупнения». Много жилых домов, нет магазинов и культурно-общественных зданий, поэтому «чужому» человеку тут по большому счету делать дейтсвительно нечего.

Любопытная будка, построенная из тех же блоков, что и дома к вартале.

Такое вот стренное место. Но может быть, ранней весной в Петербурге просто нет уютных мест?

Даже мой любимый проспект Юрия Гагарина с его замечательной аллей нечетной стороны здесь выглядит как-то не так. Мы покидаем 74й квартал на противоположном углу (Гагарина-Орджонникидзе), оставляя его напряженным жителям их личный квартальные тайны. Грустное впечателние, которое оставил квартал лично мне, надеюсь, не является систематическим свойством этого места.

А теперь о небольшой лужайке на Алтайской улице. Еще недавно здесь, по адресу Алтайска, 39, находился типовой гараж 60-х годов. Построенный из серого силикатного кирпича, ставшего со временем тёмным, имеющий интересные как бы готические очертания, он выглядел здесь чуждо, мрачно и великолепно. Во время оно он был снесен. Небольшая освободившаяся территория, конечно же, является местом постройки очередного будущего муравейника. Клик по картинке приведёт вас на смешной и грустный сайт, на котором все рассказано более или менее по существу. Будущих покупателей «элитного» жилья прошу обратить внимание на окружающий — весьма элитный, можно сказать, регальный квартал, и подумать еще раз и своих желаниях и своих возможностях.

38-й квартал. Котельная и последние дома 415 серии

Этой не очень серьёзной статьёй я завершаю цикл, посвященный «сталинским» крупноблочным домам Ленинграда. Начальный период индустриализации завершался, и крупноблочные технологии мало-помалу начали уступать крупнопанельным. Так как после газификации 1955 года в городе стало очень мало шлака, шлакобетон уступил место силикатному кирпичу, керамзиту и другим, более легким по весу и простым в обработке материалам. К тому же, набирало силу влияние постановления 1955 года об устранении излишеств в Архитектуре.

Вероятно, отчасти из-за этого, замечательная 415 серия (Проект разработан в институте Ленпроект группой архитекторов: И. И. Фоминым, Б.Н. Журавлевым, С. Б. Сперанским, Л. С. Косвеном и В. Э. Струзман) так и не стала общегородской. Всё-таки она, с высотой потолков 2.90-3м, просторными помещениями, лепниной и продуманным строгим оштукатуренным фасадом, не тянула на дешевое народное жильё. Количество однокомнатных квартир там также не соответствовало ориентированности на молодые семьи. Однако, помимо 58 и 67 квартала на проспекте Сталина, дома этой серии есть ещё в одном месте Московского района. Везучим оказался 38-й квартал: территория, ограниченная улицей Бассейной, проспектом Ю. Гагарина (тогда Нарымский проспект), и площадью перед КБ Малахит (створ улицы Ленсовета, в то время Первая Параллельная).

В 38-м квартале представлены различные модификации 415 серии, некоторые из которых существуют в нашем городе в единственном экземпляре, в частности, они отсутствуют в кварталах 58 и 67. Это тоже может навести на мысль, что именно 38-й квартал был экспериментальным, по данным ЕИСТ он был застроен раньше на год (в 1958). Но в литературе про этот квартал очень мало данных, поэтому с уверенность сказать, где именно началась и завершилась застройка 415 серией, пока не представляется возможным.

Начнем осмотри с улицы Бассейной. 7-этажный дом по адресу Бассейная ул. 59, недавно был отремонтирован: некапитально (я думаю, капремонт этим домам пока не нужен), но очень со вкусом, были покрашены уличный и дворовый фасад: нижние этажи выделили темным цветом, придав дому дополнительный авторитет, и, в то же время, облегчив верхние этажи. Дом выходит фасадом на Парк Победы, построен он по проекту 1-415-55, имеет в первом этаже 2 магазина. Этот дом идентичен домам по Ленсовета 20, Типанова 7 и т.д. (полный список см. в статье про кварталы 58-67).

Дом по адресу Бассейная улица, 59. Северный фасад

Центральная часть дома выделена цветом до третьего этажа. Чередование эркеров и балконов — простой и элегантный способ оживить фасад без лишних навесных декоративных деталей.

Бассейная улица, 59. Оформление фасада. Весна 2015 г.

На углу проспекта Юрия Гагарина и улицы Бассейной, по адресу Бассейная 61/Гагарина 15, располагается угловой пятиэтажный корпус 1-415-5б. Он похож на угловые дома 67-го квартала: Алтайская 20/26, Алтайская, 22, Алтайская 26, Алтайская 28/41, построенные по проекту 1-451-5, отличается только наличием магазина в длинной части.

Бассейная улица, 61 (слева). Вид с северо-востока

Между этими двумя домами отчетливо просматривается труба котельной №1 Московского района.

Вид на 38-й квартал из парка Победы

Труба котельной

По адресу Гагарина, 17, чуть в глубине, находится удлинненный (на 5 парадных) линейный корпус 1-415-6 с библиотекой на первом этаже. Практически любая попытка сфотографировать этот дом с уличного, восточного, фасада, заканчивается снимками из серии «я побывал в джунглях». Дело в том, что аллея на проспекте Ю. Гагарина практически не оставляет вам шансов:

Дом по Гагарина, 17, весной

Стоит отметить, что в кварталах 58-67 нет домов этого проекта, поэтому дом Гагарина 17 является единственным в Петебрубге (и, увы, во вселенной) домом проекта 1-415-6.
Пятиэтажный дом на углу Фрунзе и Гагарина (Гагарина, 19/Фрунзе 24) не получается идентифицировать по имеющейся у меня номенклатуре 415 серии. Дело в том, что угловые корпуса этой серии имеют всего пять парадных: одну угловую, три в «ножке» буквы «Г» и одну в «перекладине». То есть, одна часть дома от угла в три раза длиннее чем другая. Например, именно таков дом по Бассейной 61. Однако у Гагарина 19 дело обстоит совершенно иначе. Всего у него 7 парадных, одна угловая и по три в каждом крыле. В одной части (которая идет вдоль Гагарина) на первом этаже имеется магазин. Таким образом, это единственной дом неизвестной модификации 415 проекта. По совместительству, это единственный дом 38 квартала, который попался мне в литературе, из чего и можно точно идентифицировать все дома этой группы:

Дом по Гагарина, 19, иллюстрация из книги «Индустриальное жилищное строительство» Верижникова

Сейчас этот дом свежеоштукатурен, и выглядит ничуть не хуже:

Дом по Гагарина, 19, современная фотография

.
Ещё один домик 415 серии находится во дворе. Это пятиэтажный корпус на три парадные с учреждением на первом этаже 1-415-1 (вернее строго говоря, это одна из модификций 1-415-1а или 1-415-1б, проект без литеры — это просто квартирный дом). Этот дом имеет приятный персиковый оттенок стен, и когда я его вижу, уменя на уме всего одно слово: уют.

Дом по Бассейной, 57, на закате

Во дворе 38-го квартала

Во дворе, безусловно, доминирует котельная. Это кирпичное здание середины 60-х годов с высокой красной трубой прекрасно видно и с проспекта Гагарина и из парка Победы, особенно с колеса обозрения. Вокруг котельной — скучный бетонный забор.

Вид на котельную с севера

Вид на котельную с востока

Ещё один ракурс

Главные ворота

Общий вид со стороны улицы Фрунзе

Двор выглядит слегка диковато внутри, не очень ухоженный. В самый раз для казаков-разбойников, или чего-то в этом духе:

Проход между «Малахитом» и котельной

Бассейная 57, фасад

Дорожка на странном лугу

Угловой дом по Гагарина, 19. Двор

Гагарина, 17. Подъезд

Козырек над входом

Тротуар вдоль улицы Фрунзе

На первом этаже

Лето в 38-м квартале

Решетки балконов

Вид с проспекта Космонавтов

КБ Малахит. Вдали- дом в 44-м квартале

Так завершилась эпоха крупноблочных сталинских домов. Жаль, что 415 серия не стала общегородской. Однако, проект был использован ещё раз, в 36-м квартале г. Новосибирска. Дома внутри комфортные для проживания, квартиры с большими кухнями, просторными планировками. В пятиэтажных домах имеются однокомнатные квартиры. Тайна 38-ого квартала, его аутентичность и уют, его соседство с промышленными зданиями и парком, делают этот квартал поистине уникальным. Простота и элегантность внешнего декора 415 серии в сочетании с некоторой дикостью двора, оставляют ощущение призаброшенного европейского городка. То есть, всё живет и действует, но есть место и для плюща, и для поросшего травой холмика во дворе. Котельная, кстати, работает до сих пор.

Уходящая традиция сквозных парадных. К концу 60-х годов они практически полностью выйдут из обихода

«Из наших труб идёт необычный дым»

Серия 415. Идеал

Речь сегодня пойдёт о том, о чём мы ещё с не говорили с моим уважаемым читателем: о серии домов. Замечательна эта серия по многим причинам. Во-первых, это первая серия проектов, задуманная по единым архитектурно-планировочным принципам, и применённая в разных кварталах (если не считать «серию» 1934 года, которая насчитывает 6 идентичных домов, подробнее о которых можно прочитать здесь, которые являются не серийным строительством, а, скорее, повторным использованием удачного проекты). По-вторых, это последние крупноблочные сталинские дома (то есть дома с высокими потолками, лепниной и так далее), которые были построены в Ленинграде. Наконец, в этом проекте наиболее удачно (по меркам современников) сочетаются принципы крупноэлементного строительства, в своем рационализме, с представлениями о стройной, изящной и простой гармонии. Серия 415 стала венцом и концом (уж простите за неуклюжую рифму) крупноблочной сталинской эпохи. После такого вступления вам, неверное, не терпится увидеть, о каких же домах идет речь? Извольте.

Два дома серии 1-415-55 в 58-м квартале. Современный угол ул. Типанова и Ленсовета.

Я думаю, что каждый, кто бывал в Московском районе, без труда узнает это место. В отличие от крупноблочных кварталов Электросилы, скрытых за фасадами парадных кирпичных домов, этим крупноблочным домам была отведена ведущая роль в формировании образа района на пересечении проспекта имени Сталина и Центральной Дуговой Магистрали.

Серия 1-415 разрабатывалась во время застройки 44-го квартала и отчасти на его основе. Схожие черты мы видим, например, в сочетании трапецевидных эркеров и  балконов на фасадах. Даже сам производственный поток был перенесен сюда из прямиком из 44-го квартала. Застройка началась с квартала 67 (ограничен современными улицами Ленсовета, Типанова, пр. Ю. Гагарина и Алтайской), и затем перекинулась на квартал 58 (ограничен, соответственно, Ленсовета, Тиманова, пр. Ю. Гагарина и Авиационной). На картинке из альбома «Ленинград. Планировка и застройка» ’57 видно, что 5 домов в 67-м квартале уже построены:

Генплан южной части Московского района. Помимо выделенных цветом квартало 58 и 67 интересно, что вдоль парка победы идет так называемый Южный Обводный канал (современная ул. Бассейная).

План из книги Верижникова «Индустриальное жилищное строительство в Ленинграде», Л. 1960. К этому моменту кварталы были уже застроены.

Иллюстрация выше перенята из более ранней книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде» ’57, в 60-м году кварталы были уже застроены, причем 58-й квартал с севера и во дворе был завершен домами другой серии.

Проект разработан в институте Ленпроект группой архитекторов: И. И. Фоминым, Б.Н. Журавлевым, С. Б. Сперанским, Л. С. Косвеном и В. Э. Струзман. В серии были разработаны 5-этажные линейные корпуса разных ориентацй (3,4 и 5-секционные), 5-этажные «скобочки», 7-этажные корпуса с двумя магазинами (4-секционные) и с 5 магазинами (5-секционные):

Номенклатура серии 415 с учетом ориентации фасадов. Из книги «Индустриальное жилищное строительство», С.М. Верижников

Чуть в иной форме систематизация приведена в «Крупноблочном строительстве» ’57. Здесь разнообразие домов чуть меньше. Как видно, в реальный мир из всей попали всего четыре вида дома. Пятиэтажные: 1-415-1 (квартал 67: Типанова 10, 12, 14, 16, Ленсовета 24, Гагарина 39), 1-415-6 (кватрал 38: Юрия Гагарина пр., 17), 1-415-5 (буква «Г» без магазина: квартал 67: Алтайская 20/26, Алтайская, 22, Алтайская 26, Алтайская 28/41), 1-415-56 (буква «Г» с магазином, 38-й квартал: Гагарина 15/61, не вошедший в номенклатуру угловой проект (Гагарина 19/24) . Семиэтажные: 1-415-55(а) (линейный с двумя магазинами, 67-й квартал: Ленсовета 22, Типанова 8, Типанова 18, Ю. Гагарина, 37; 58-й квартал: Ленсовета 20, Типанова 7, Типанова 19, Гагарина 35; 38-й квартал: Бассейная 59). Скобочка и 7-этажный корпус с одним магазином по середине, по крайней в Ленинграде, построены не были.  Номенклатура 415 была выбрана скорее всего из-за сходства 5-этажных корпусов с домами 405 серии. К слову, 38-й квартал — это квартал ограниченный улицами Фрунзе, пр. Ю. Гагарина, Бассейной и площадью в створе улицы Ленсовета. Как-то так получилось, что проспект Юрия Гагарина (до 61 года — Нарымский) был своеборазным полигоном для крупноэлементного новаторства.

Однако, вернемся к 415 серии. Количество типоразмеров блоков сведено здесь к небывалому минимуму — 88 видов! (Помните Вашингтон с его полутысячным сортаментом?) Трехстворчатые окна, отсутствие бордюров, наружной лепки, колонн и прочего, двухрядная разрезка стены по блокам. Единственным украшением фасадов тут, пожалуй, являются эркеры и балконы, причем эркеры имеются только у 7-этажных корпусов. Также особенно стоит отметить выделение цветом цокольного этажа, придающее дополнительную выразительность фасадам.

Угол 67 квартала. Современный южный угол улиц Типанова и Ленсовета. Два дома 1-415-55 соприкасаются углами.

Ленсовета, 20. Уличный фасад

Типанова, 8. Центральная секция.

Более общий план. Типанова 8.

Типанова, 7. Общий план фасада. Видно два магазина в первом этаже

Типанова, 19. Тротуар вдоль дома.

Гагарина 37. В торце дома хорошо видна разрезка по блокам.

Гагарина, 37. Восточный фасад.

Гагарина, 35. Вид с аллеи.

1-415-55, Бассейная улица, 59. Отделка цветом нижних этажей, на мой взгляд, выглядит очень выигрышно.

Бассейная, 59. Центральная секция

Со двора эркеров нет, но дома всё равно выглядят достаточно интересно, стройно:

Ленсовета 20, дворовый фасад

Типанова, 7. Левая часть дома.

Угловые корпуса, как утверждает книга, источник знаний, позволяли полностью использовать мощность инженерных механизмов, а именно, подъемных кранов. Кроме того, они просто уютно прикрывают угол двора.

67-й квартал. Угол улицы Алтайской и пр. Юрия Гагарина. Квартирный угловой дом.

Двор 67-ого квартала

Статьи упоминают, что планировка двора сделана очень просто: дома меридианальной ориентации на достаточном расстоянии друг от друга обеспечивают как простор и свет в самом дворе, так и инсоляцию квартир.

Квартал 67 со стороны Алтайской улицы. Два пятиэтажных угловых корпуса рядом.

415 серия подверглась шквальному одобрению современников. Эксперты по достоинству оценили и простую строгость фасадов, и широкие, стройные трехстворчатые окна, и небольшие колебания этажности. Простые конфигурации корпусов (линейные и буквой Г) способствовали быстрому поточному строительству.

Особенно уютным получился самый маленький — трехсекционный 5-этажный корпус:

Проект и план дома 1-415-1

Чуть более подробный план 1-415-1

В доме с садиком или яслями на пером-втором этажах имеются одно- двух- и трехкомнатные квартиры. С одной стороны у него подъезды, с другой — центральный вход в инфраструктурное помещение:

Вид со стороны схода в садик, или, в данном случае, полицейский участок.

На первом этаже замечательные огромные окна

Вид со стороны парадных

Торец

Угловые корпуса, также простые и элегантные по своей сути, отличаются не очень сильно. Как уже упоминалось, в проекте были задуманы также скобочки, которые так и не были построены.

Сверху: проект фасада и план «скобочки», корпуса 1-415-3. Внизу: план этажа Г-образного корпуск 1-415-5

1-415-5, угловой подъезд

Дом по проекту 1-415-5 в 38-м квартале. Современный адрес Гагарина 15 либо Гагарина 19.

1-415-5. Вид со стороны улицы, 67-й квартал

Наконец, 7-этажные корпуса серии, созданные не доминировать, а мягко оттенять торжественную реальность Дома Советов. Эти корпуса имеют по 4 квартиры на этаже, план секции отличается от пятиэтажных корпусов расположением и составом квартир. К сожалению, чертежей пока достать не удалось. В Ленинграде была построена всего одна модификация: 1-415-55, 5-секционный дом с двумя магазинами в первом этаже.

67-й квартал. Фасад нуждается в уходе, но дом все равно выглядит здорово!

57-й квартал

Оформление окна квартиры сбоку от магазина

Магазин выделен — он немного выступает вперед, и имеет панорамные окна.

Пол на входе в магазин. На полу какая-то странная хаотичная мозаика. Местами, по виду, оригинальная.

Back in the USSR

В помещении магазина сохранился характерный тамбур, сделанный, возможно, как и все тамбуры во вселенной, для тепла зимой.

В магазине частично сохранился оригинальный врутренний декор

Даже ручка «та самая»

По каким-то причинам, квартал 58 не был застроен домами полностью. Его южная часть была застроена позже, соверенно другими домами. Хочется отметить, что серия 415 вобрала в себя, пожалуй, все самое лучшее от ранней эпохи индустриализации жилищного строительства. Торжественность неоклассицизма сочетается здесь с минималистичным внутренним и внешним убранством, которое позволило к минимуму свести сложность и затратность строительства.

Дворовый фасад корпуса 1-415-55

На этих домах заканчивается история крупноблочной эпохи классицизма. Вместе с 4-мя домами в 38-м квартале, о коротых мы скоро поговорим, эти дома являются последними, и, безусловно, самыми удачными с точки зрения экспертов (отзывы можно почитать в «Крупноблочном строительстве в Ленинграде» ’57, а также например в номере «Архитектура и Строительство Ленинграда» ’55#2). В основном похвалы сводятся к удешевлению и упрощению монтажа, но мне хочется особенно подчеркнуть простую гармонию и совершенство в каждой линии этих домов.

Вторая очередь 13-го квартала, или приключения в Совете по архитектуре

Работа по комплексной застройке 13-го квартала, первая очередь которого была построена в 1952-53 г-г., продолжилась сразу же — в 1953 году. Таким образом, вторая очередь 13-го квартала была запроектирована чуть-чуть раньше 44-го квартала. Работу над проектом вели в той же мастерской №6 «Ленпроекта» под руководством арзитекторов Б. Н. Журавлёва и С. Б. Сперанского.

Речь идет о квартале, ограниченном улицами Решетникова, Севастьянова, Благодатной и Московским проспектом. На знаменитой схеме застройки это корпуса № 15, 16, 17 (фактически это один дом с аркой, поэтому почему он на схеме имеет три номера- не понятно), 18, 19 и 20, расположенные по современным адресам Решетникова 9, Решетникова 13, Севастьянова 4 и Севастьянова 6/34 (угол благодвтной улицы)

Схема 13-го квартала. Хорошо видна разница в габаритах домов первой и второй серии

Поскольку первая очередь, несмотря на ряд достижений, подверглась (и на мой взгляд — несправедливо) серьёзной критике, концепцию пришлось полностью поменять. В частности, поскольку критике подверглись «чуждые индустриальной архитектуре» навесные элементы декора (да-да, птички), а также кажущаяся бессистемность планировки и не вполне рациональное разбиение на блоки (эти чисто инженерная придирка, впрочем, безусловно, обоснованная), то в проекте второй очереди в основу легли достаточно простые идеи: меньше навесных деталей, проще и строже фасады, меньше сортамент блоков, рациональнее композиционное решение пространства кватрала.

Сказано — сделано. Дома были запроектированы сложной формы, поистине циклопических размеров. Каждый из 4 разновысоких (6-7 этажных) корпуса построены по уникальному проекту, впрочем, с использованием повторяющихся секций. На смену курицам и полукруглым торцовым верандам с колоннами приходят маски львиц, высокие окна цокольного этажа с замковыми камнями, и другие строгие украшения в классическом стиле.

Второй очереди уделено достаточно много внимания в №2 «Архитектура и строительство Ленинграда» за 1955 год. Оттуда же, из статьи  «Проектирование зданий из крупных блоков» В. А. Матвеева взята большая часть иилюстраций.

Корпус 15 — фото 50-х годов

От колонн и пилястр архитекторы отказаться так и не смогли. У 15-го корпуса имеется дополнительный этаж. На первых двух этажах находятся детские учреждения. Вид фасада разнообразят балконы различной формы, а также небольшая торжественная группа плоских пилястр, обрамляющих вход в ДПШ.

Непростая и в целом инновационная планировка корпусов по-своему удачна. Получается, что дома сгруппированы так, чтобы образовывать уютные дворы с удобным проходом насквозь. Вот так выглядел со двора корпус № 18 (Решетникова, 13):

А вот он же, вид с запада, где находится небольшой сквер на улице Решетникова. Здесь видны плоские пилястры по первым этажам:

19-й корпус имеет размашистые очертания. В центре у него очень торжественная двойная арка. Фасад выходит на улицу Севастьянова.

Осонвной фасад 19-го корпуса, вид со стороны ул. Севастьянова. 2015 год.

Двойная арка 19-го корпуса в сумерки

20-й корпус, выходящий на Благодатную улицу (Сейчас — благодатная 34), получился особенно торжественным из-за колоннады, украшающей первый и второй этажи. Вот так выглядел этот дом:

На первом этаже дома запроектированы нежелые помещения, в основном- магазины. Продовольственный магазин, расположенный здесь, получил народное название «столбы» — в честь колонн на фасаде. Сейчас там располагается сетевой магазин шаговой доступности.

Фотография из книги «Крупноблочное строительство ’57» красноречивой подписью — и снова досталось «столбам» за якобы излишний пафос.

Кстати на фотографии выше — фасад по улице Севастьянова. Его легко узнать по тому, что выступающая колонная группа из шести объемных колонн выступает из фасада с плоскими пилястрами (на снимке видно слева).  Эти группы также украшены балюстрадой и декоративными гигансткими шишками (возможно, это каперсы работы Церители):

Конечно это взгляд дилетанта, но ИМХО фасад имеет вполне «строгий, стройный вид». Ах да, львы! Поскольку орнитологическая мания первой серии была признана несостоятельной, авторы раскаялись в содеяном, и прицепили маски львов на замковые комни окон первого этажа на фасаде по Благодатной.

На углу Севастьянова и Решетникова находится корпус № 18 (Решетникова, 13). Хотя на карте он условно симметричен двадцатому, никаких «столбов» у него нет. Оба уличных фасада обрамлены по первому этажу плоскими пилястрами. Львов на этом доме тоже нет.

Решетникова, 13, фасад, выходящий на улицу Севастьянова

Со стороны Решетникова дом имеет торжественную арку, украшенную 6 колоннами. Также с этой стороны отлично видно, как архитекторы с помощью различных форм балконов и их необычного расположения решили разнообразить фасад. На мой взгляд, получилось замечательно:

Решетникова, 13. Северный фасад

Тот же фасад чуть ближе. Боратите внимание на изящные балконные решетки. Балконы на четвертом этаже имеют строгие массивные консоли. Балкон на пятом этаже имеет чуть более утонченные, романтичные литые металлические консоли. Полукруглый балкон шестого этажа — самый маленький и лёгкий на вид. Таким образом, стилистика балконов прекрасно сочетается с естественным представлением о гравитации, единый стиль решеток удачно пристроживает разгуляй консолей.

Обойдя этот дом, мы попадаем во двор, где спрятался четвертый корпус ансамбля, современный адрес — Решетникова, 9. Этот дом является доминантой двора, а за одно и связующим компонентом, помогающим слиться двум очередям 13-го квартала визуально и духовно. Его северное и южное крыло  (на картинке с генплана это корпуса 15 и 16) имеют по 7 этажей. Монументальное и в то же время простое решение этих фасадов могло стать источником вдохновения при проектировании кварталов 58/67 у Московской площади.

Северный фасад дома 9 по улице Решетникова — полностью скрыт деревьями, и подобраться к нему фотографу не просто.

Южный фасад (корпус 15, современный вид), также имеет семиэтажную секцию.

Как видно на фото, северный и южный фасад дома — не идентичны. Вообще для второй очереди 13-го квартала характерна некая тяга к ассимметрии, к отличиям в тех деталях, которые, казалось бы, логично было сделать идентичными. Я думаю, это говорит о том, что весь квартал — большая история поиска, проб, стремления найти более рациональное и гармоничное решение. Кроме того, сами корпуса такие огромные, что охватить их взглядом целиком невозможно, а поэтому не стоит жалеть о симметрии, которую можно было бы заметить разве что из космоса. В упомянутой статье архитектуру квартала автор характеризует следующим образом:

» Организация внутриквартального пространства здесь продумана лучше … Однако авторы не продолжили практики многократного применения … и запроектировали «штучные» дома, правда, из типового сортамента блоков. Дома имеют сложную конфигурацию и разную этажность в одном и том же объекте, причем разница в этажности (она составляет один этаж) не дает значительного обогащения застройки, но приводит к неоправданной дробности общего объема зданий.

Декоративное убранство крупноблочных домов второй очереди в первоначальном проекте трактовалось весьма сдержанно. Однако городской архитектурно-строительный совет, руководимый главным архитектором города В.А. Каменским, не согласился с представленным проектом. Совет предложил «обогатить» фасады …»

То есть, в статье прямо указано, что изначально проект был ещё проще, однако консервативная верхушка не согласовала. Интересная деталь, при разработке кварталов 58/67 Совет снова сопротивлялся минимализму отделки, но с тот раз коллектив авторов настоял на своем…

Статья повествует, что именно по настоянию Совета в квартале появилась и колоннада, и львы, и прочее. Сортамент блоков увеличился до 300. Существенно усложнился монтаж, увеличились сроки. Короче говоря, административный корпус выстрелил в колено индустриализации строительства. Вместе с тем автор статьи отмечает, что «… дворовые фасады решены тактично и правдиво. В их композиции основную роль играет ярко воспринимаемая разрезка  стены, хорошо найденные пропорции проемов, балконы с металилческими ограждениями скромного простого рисунка.»

Та самая «правдивая» отделка дворовых фасадов

В чем-то критика, безусловно, справедлива. Конечно, «столбы» ухудшили инсоляцию жилых помещений второго этажа в 20-м корпусе. И безусловно, с точки зрения «догоним и перегоним», вторая очередь явилась где-то шагом назад. Дома сложной формы, с большим количеством деталей, возводились не быстро, некоторые визуальные решения можно назвать спорными. В то же время, критика эта по большей части предназначается городскому Совету по архитектуре. С другой стороны, дома-то получились отличные: с большими квартирами, уютными удобными для прохода дворами, встроенными садиками, лифтами и так далее.

Арка в центре 170го корпуса, вид из внутренней территории

Граница первой и второй очереди в сумерках

Блоки угловой парадной, корпус 19

Отделка под крышей во всем квартале- дань классике

Двор в сумерках

Наступает вечер

Торцы корпусов местами решены тоже спорно. Вот например забавная деталь — балконный блок без балкона на третьем этаже?

Здесь хозяева благоразумно поставили решеточку:

В торцах также достаточно странная разрезка по блокам. Скорее всего, это объясняетс инженерной необходимостью.

Двор 20-го корпуса (дома со столбами)

Что касается внутреннего убранства, мы вряд ли можем сказать что-то плохое про квартиры в этих домах. 2-3 и 4-комнатные (в угловых парадных), просторные, с прекрасными планировками, они по праву могли бы считаться если не элитным жильем, то как минимум комфорт-классом. Типовые планировки приводятся в книге «Крупноблочное строительство» ’57:

Тут к нашему предмету относятся две нижние схемы — д и е.

В общем, судите сами, насколько вторая очередь 13-го квартала успешна. Рассуждать о ней можно долго, но где-то надо поставить точку. Поэтому на сегодня мы попрощаемся с одним из на мой взгляд уютнейших кварталов Ленинграда- Петербурга, чтобы обязательно вернуться сюда снова.

Мы выходим на Благодатную, и уезжаем на весело звенящем трамвае куда-то в темнеющий город, а тринадцатый квартал остается, и «курицы» на своих насестах засыпают, и львы на замковых камнях зевают гипсовыми пастями. Пока.

44-й квартал. Официальный панегирик

Почти одновременно с застройкой 13-го квартала, к югу от Парка Победы начинается комплексная застройка крупноблочными домами территории, ограниченной улицами Фрунзе, Ленсовета (в то время- 1-ая параллельная), Гастелло и проспектом имени Юрия Гагарина (до 1961 года проспект назывался Нарымским). Территория эта в Генплане, а с его подачи, и во всей литературе, имеет маркировку «квартал 44» Московского района. В проект вошли 9 домов: 4 идентичных 7-этажных угловых корпуса (Современные адреса Фрунзе 23, Гастелло 26, Гагарина 21 и Гагарина 27), 4 идентичных 7-этажных линейных корпуса (Ленсовета 4 и 8, Фрунзе 25 и 27, ) и один корпус в виде сложной «скобки» повышенной этажности (Гагарина 25).

С точки зрения дизайна, планировочных решений, рационализации процесса строительства и так далее, 44-й квартал прорывом не стал. Крупноблочная технология уже шла уверенным шагом по пути упрощения, умеренности и гармонии, и можно сказать, что 44-й квартал даже несколько замедлил эту поступь, поскольку было известно, что, например, строительство домов с закрытыми дворами не является оптимальным при поточном строительстве. И всё-таки лично для меня именно этот квартал с детства задал планку того, каким должны быть дома, дворы, квартиры, каким должно быть озеленение, общий вид застройки изнутри и снаружи, детские площадки… короче говоря, как должен выглядеть квартал, в котором хочется жить.

Вид квартала со стороны проспекта Гагарина, поздняя осень.

Проект квартала был разработан архитекторами И. М. Чайко, П. А. Арешевым и инженером Н. И. Дюбовым.

В основе проекта заложена идея формирования квартала четярьмя крупнцми однотипными полузамкнулыми жилыми корпусами, в сочетании со сравнительно небольшими домами простой конфигурации.

Помимо жилых домов, в квартале запроектированы две школы и гараж легковых машин.

Жилые здания решены на основе повторяемости секций и фрагментов. В композициии фасадов значительную роль играют сетка швов, балконы … , и эркеры. В архитектуру фасадов введен также цвет, с выделением более интенсивным тоном и фактурой первых двух этажей.

«Крупноблочное строительство в Ленинграде», ’57

Макет к проекту застройки 44-го квартала

Схема планировки 44-го квартала. Нарымский проспект сейчас называется проспектом Юрия Гагарина

Основные показатели квартала: Площадь — 10,97 га, жилая территория — 8,83 га, Средняя этажность жилых домов — 7,2; плотность жилого фонда — 7300 м2/га; плотность населения — 811 человек/га.

Баланс территории: плотность застройки — 27,7%; площадь замощённой территории — 22,5 %; площадь озеленённой территории — 49,8%.

Процесс разработки и совершенствования проекта хорошо отражен в периодике того времени. Во втором номере АИСЛ 1955 говорится, что изначально первые два этажа должны были иметь отделку под бриллиантовый руст:

Очередные фронтальные рисунки по проекту 44-го квартала. Сверху вниз вид со стороны Нарымского, внутридворовый корпус, вид со сторны улицы Гастелло и вид со стороны 1-й Параллельной улицы (ныне Ленсовета)

В этом проекте, как и на приведенном плане, видны «пакгаузы» у основания дома повышенной этажности, центральный корпус на 1-й Параллельной (корпус №9) имеет другие пропорции, чем остальные дома, также у корпусов имеются соединительные арки, обелиски и прочий декор на крышах, и т.п.

Перспектива и фронтальный рисунок. Центральный корпус, имевший в проекте какое-то подобие придаточных корпусов по бокам, был в итоге реализован несколько по-другому, однако остался высотной доминантой квартала

Позже от рустовой отделки и прочих излишеств отказались, и появился дошедший до нас образ домов 44-ого квартала.

Рабочие чертежи 44-го квартала

В альбом «Ленинград. Планировка и застройка» вошел уже фактический план 44-го квартала:

Осуществленный план застройки 44-го квартала.

В книге «Индустриальное строительство …» имеется вариант плана с пристройкой к высотному корпусу. Зато, на нем хорошо видно, что угловые корпуса имеют членение вдоль главных улиц (о природе этого членения вы далее в этой статье):

Обратите внимание на разрезку корпусов 1-2, 3-4, 5-6 и 7-8 (маленькие линии вдоль арок).

В то же время, в этой книге есть макет окончательного проекта, уже без всяких пристроек, рустов и кудрявых загогулин на крыше:

Макет застройки 44-го квартала, созданный на основе окончательного проекта

Проект был утверждён, и закипела работа.

Строительство 44-го квартала. Вид, скорее всего, с угла современных Ленсовета и Гастелло

Завод крупных блоков, при заказе на производство деталей для всего комплекса сооружений в квартале, получил возможность в течение почти двух лет изготовлять одни и те же изделия, и, таким образом, работать рационально и ритмично, без обычных частых изменений сортамента. Все это должно существенно повлиять на снижение себестоимости изделий заводского изготовления и общей стоимости строительства.

Для организации поточной застройки комплекса был разработан план работ, определивший основные параметры потока, сроки, потребность в рабочих, механизмах и сборных деталях.

С точки зрения организации поточного строительства, планировка … квартала имеет недостаток, заключающийся в усложненной конфигурации угловых зданий. Однако соблюдение створа в расположении корпусов и оборудование строительства поворотными кругамидля перевода кранов значительно скорректировали этот недостаток.

«Крупноблочное строительство в Ленинграде», ’57

Монтаж корпуса 1-2 на переднем плане. Судя по всему, это ракурс с угла 1-й Параллельной (Ленсовета) и Фрунзе. Дома на заднем плане (внутридворовые и угловые на Нарымском) уже находятся в высокой степени готовности. Высотного корпуса пока не видно

Журнал «Архитектура и строительство Ленинграда» 1955/2 дает достаточно интересные технические, данные, а также комплексный критический отзыв:

Застройка состоит ищ четырех замкнутых дворовых жилых корпусов, расположенных по углам квартала. Каждый из них расчленен таким образом, что корпуса делятся на лицевой и дворовой. Это позволяет, проводя типизацию системе квартала, все его жилые дома свести к двум основным типам. Кроме этих основных корпусов, в квартале запроектирован дом повышенной этажности, два внутриквартальных жтлых дома, две школы, техникум, многоэтажный гараж и гараж для индивидуальных машин.

Авторы расположили детские учреждения в корпусах, выходящих на юг (четыре детских сада и трое детских яслей)… Торговые точки запроектированы в корпусах, выходящих на главные улицы — Нарымский проспект и 1-ю Параллельную. Архитекторы убедили отдел торговли Исполкома Ленгорсовета сконцентрировать промтоварные магазины в один универмаг, запроектировав его в доме повышенной этажности. Продуктовые магазины, а также обслуживающие помещения (отделение Комбанка, сберкасса, ателье и т.п.) размещены в первых этажах лицевых корпусов. С целью унификации в проектировании и стоительстве первых этажей аворы добились одинакового расположения стен и основных конструкций независимо от назначения помещений, допуская лишь различное положение перегородок. Размещение трансформаторных подстанций также типизировано.

Все здания кварталов имеют единый шаг — разбивку простенков и единый сортамент блоков, включая и дом повышенной этажности. Общее количество типоразмеров блоков- 150-160, не считая лепных деталей и мелких профилей. Из этого числа наружные блоки составляют 85-90, блоки внутренних стен примерно 65-70 типов. В среднем каждый блок повторяется 400-420 раз, а массовые типы (стеновой блок-простенок, блок-перемычка, подоконный блок) — до 6000 раз. Для строительства будут применены прогруссивные конструкции перекрытий, крупноразмерные перегородки и т.д.

В архитектурном облике этого большого комплекса учтены требования индустриельных методов строительства и планировочная структура жилого дома. Архитектурная выразительность достигается четким, ритмичным чередованием эркеров, магазинных витрин, балконов, а также выделением отдельных зданий по этажности. В первоначальном варианте первые этажи были решены в блоках, обработынных в виде алмазного руста. В последющих вариантах авторы отказались от этого декоративного приема, …, и выделили блоки первых этажей по цвету.

Статья В. Матвеева «Проектирование зданий из крупных блоков»

Автор статьи отмечает, что авторам удалось правильно учесть накопленный опыт, в частности, опыт возведения 13-ого квартала, когда благодаря правильно построенному поточному процессу, стоимость одного квадратного метра жилплощади снизилась до 1497,86 рублей, в то время как в 13-м квратале она составила 1588,64 р. Отмечена рециональность типов и повторяемости блоков, архитектурная строгость и полнота корпусов, инженерные инновации. Наряду с этим, автор отмечает ряд минусов. Например, здания двух школ и техникума выбились из общего поточного плана застройки, также автор считает, что две школы в принципе много для этого квартала, а школьным игровым площадкам в принципе не место вблизи жилых корпусов. Отмечается, что и гараж общественного назначения не полезен для обстановки в квартале. В статье указано, что вместо озеленения регулярными газонами, квартал следовало бы просто оживить большим количеством свободно растущих деревьев и кустов (именно такой вариант, насколько можно судить, был реализован). Мне кажется, что все эти замечания, хоть и звучат разумно, несколько натянуты, поскольку сам формат тех лет не позволял просто расточать похвалы в неограниченном количестве. Конечно, в строительстве всегда есть что улучшать. Тем не менее, 44-й квартал в своей простоте и изысканности, утопающий в зелени и цветах, выглядит как настоящее государство в государстве. Планировки квартир там также отличные. Большие (~10 м2) квадратные кухни, раздельные санузлы, большие, хорошо освещенные комнаты. Подъезды и лестничные клетки также весьма гармоничны. Имеются комнаты для колясок, тамбуры и т.д. Короче давайте просто понаблюдаем:

Вид вдоль улицы Гастелло

Во дворе. Вид с улицы Гастелло на север

Вид с балкона квартиры

Двор заселенного корпуса. На заднем плане продолжается строительство

Двор: вид с улицы Фрунзе на юг

На этой иллюстрации видно, как здорово графически подчеткнуты эркеры, а также уместное выделение нижних этажей цветом, и строгую двухрядную разрезку стены.

Нужно отметить, что большое количество упоминаний в публикациях того времени можно назвать косвенным свидетельством того, что, несмотря на все недостатки, 44-й квартал всё-таки занял очень почетное, если не сказать, лидирующее место среди крупноблочных кварталов на проспекте имени Сталина. Его монументальность, простота и уют, достигнутый огромным количеством зелени и тёплыми оттенками стен, просто восхищают. И после стольких ностальгических журнальных фото читателю наверное не терпится посмотреть, на что сейчас похож 44-й квартал. Конечно-конечно. Вот только, что из-за моря зелени, наползающего со всех сторон и прорвавшегося внутрь, на панорамные архитектурные карточки можете не рассчитывать… Самым перспективным для съемки временем в этом случае является осень или весна, поэтому немного тлена подразумевается.

Корпус № 12, Современный адрес — проспект Юрия Гагарина 25.

Корпус после долгих метаний оказался 9 — этажным. Все остальные жилые здания в квартале имеют 7 этажей. Что касается промтоварного универмага всея СССР на первом этаже этого дома, задумка архитекторов исполнилась не вполне. Сейчас там социальный центр реабилитации наркоманов, или что-то в этом духе. То есть в каком-то смысле про клей и марки там можно спросить, конечно.

Проспект Гагарина в этом месте настолько зарос, что даже когда листьев нет, сфотографировать ансамбль очень сложно.

Восточная часть ансамбля. На переднем плане — аллея вдоль проспекта Гагарина. Поздняя осень.

Вид на корпус 7-8 (современный адрес — Фрунзе 29/ Гагарина 21). Виден дворовой презд в сторону ул. Гастелло

Тот же корпус 7-8, вид с угла Гагарина и Фрунзе

Эркеры сгруппированы по 9, по цвету они перекликаются с нижними этажами дома

Вид вдоль бокового проезда вдоль проспекта Юрия Гагарина, виден высотный корпус 12 и угловой корпус 7-8

Высотный корпус (Гагарина 25), вид со двора.

Вообще характерно для крупноэлементного строительства то, что дворовая отделка часто ничем не уступает отделке уличных фасадов. Блока офактуриваются и красятся на заводе, швы уплотняются на местах, поэтому такая особенность вполне естественна, и дом выглядит со двора очень нарядно. Мне такая практика нравится намного больше, чем штукатурка и рококо с внешней стороны, и голый силикатный кирпич без намека на декор внутри. Однако есть у внутреннего фасада недостатки: это плохое качество штукатурки, и достаточно нелепые закутки, в которых находятся подъезды:

Окна парадной корпуса № 12. Обратите внимание на подоконные элементы

Заглянем теперь внутрь двора:

Прямоугольный корпус 11 (Ленсовета, 8) и угловой корпус 3-4 (Гастелло 26/Ленсовета 10)

Внутри квартала, между двумя школьными зданиями, располагается рекреационная зона. Раньше там росли тополя, которые не так давно были заменены на другие молодые деревья. Слева в кадре — батарея частных гаражей. Прямоугольный корпус (всего в квартале их 4- корпус 9, 10, 11 и 13), имеет три парадных. Балконы сгруппированы по два. Эти дома не имеют эркеров. Планировка же квартир в них во многом аналогична планировкам в угловых корпусах.

Вид из двора на восток. На переднем плане гаражи, за ними-здание школы, за ним виден высотный корпус. По бокам от этого ступенчатого ансамбля угловые корпуса (слева 7-8 и справа 5-6), на левом краю кадра — линейный корпус №10.

Линейный корпуса 13, 11 и 10 расположены параллельно, все они обращены входами в парадные на запад, восточные фасады, таким образом, не имеют входов, поэтому решены максимально простым и строгим декором.

Корпус 10 (Ленсовета, 6), восточный фасад. Из декора тут только затемненные первые этажи, сдвоенные балконы и небольшие карнизы

Сдвоенные балконы есть и в торцах линейных корпусов. На снимке- корпус 13 (Гастелло 28)

Угловые корпуса имеют по паре сквозных арок, позволяющих пройти квартал насквозь с севера на юг прямо через эти дворы

Арки углового корпуса имеют монументальную и простую отделку того же цвета, что и нижние этажи

По центру в этих дворах располагаются фонтаны, короче появились в 1958 году после благоустройства квартала. По свидетельству местных жителей, воды там не было никогда.

Такой фонтан во дворе корпуса 7-8. Может и хорошо, что нет воды, в этих дворах выросло и стало хулиганами не одно поколение детей.

Фонтан в корпусе 1-2. Морские гады сгруппированы в виде конуса

Двор углового корпуса летом

Уличный фасад углового корпуса 5-6. Видна помпезная отделка балкона третьего этажа.

Корпус 3-4, вид со стороны улицы Ленсовета.

Торговые помещения на первом этаже заняты непонятными фикусами

Двор между корпусами 11 и 13

На мой взгляд, сами по себе дома производят циклопическое впечатление. В то же время, за счет просторных внутренних территорий, огромного количества деревьев и другой зелени, удобной системы дорожек и проходных арок, квартал по сей день остается удобным для жизни и уютным местом. Именно основываясь на опыте этот квартала, в 1955 году группа архитекторов Ленпроекта начала разработку серии крупноблочных домов, ставшую наиболее удачной и, к сожалению, последней практикой постройки «сталинских» крупноблочных домов. Но это ужэ совсем другая история.

Ульянка-6. Ария мистера Икс

Эта публикация будет особенной. Сегодня я расскажу о месте, которое бессмысленно называть уникальным, атмосферным, удивительным… все места, о которых я пишу, такие. Но сейчас будет по-настоящему сложно, потому что я попытаюсь рассказать о домах, о которых во-первых, очень мало известно, и во-вторых, которые находятся под совершенно реальной угрозой сноса. Другие беды, забвение и неблагодарность людская, им уже не срашны, для них это уже пройденный и привычный этап. К тому же, мы впервые выйдем за границы любимого Московского района, и переместимся чуть западнее, в Кировский район, а именно, в Дачное.

Квартал, ограниченный Дачным проспектом, проспектом Народного ополчения, улицей танкиста Хрустицкого и продолжением бульвара Новаторов (вот он на Яндекс-картах), с трёх сторон выглядит совершенно обычно. Тем более, что после появления заезда с Дачного на КАД, и соответствующего защитного экрана, с этой стороны квартал теперь не выглядит никак. Но это для нас с вами- простых смертных. Для города и для девелоперов он выглдятит совершенно по-другому, ведь в 5 минутах от метро, с въездом на КАД, с несколькими парками и водными пространствами неподалёку, он фактически состоит на 146% из радуги, а единороги там такие белые, что можно ослепнуть, глядя, как они резвятся в лучах солнечного света. Вне всякого сомнения, будь эта территория застроена домами Автовского ДСК (серии Г), мы бы дружно сказали: тут нужна реновация, из этого рассадника ссор на парковке нужно сделать приют спокойствия, трудов и вдохновения. Но есть маленькая загвоздка. Со стороны Хрустицкого вдоль улицы и вглубь, здесь располагается удивительный послевоенный жилмассив, собранный из не слишком крупных шлакоблоков. Более точно, с точки зрения стилистики, и простренственно-временной группировки, тут три жилых массива, объединенных материалом стен и совершенно разных во всех других отношениях. С помощью нано-технологий и суперкомпьютера мы преобразовали яндекс-карту, изысканно выделив эти группы домов.

Дома из мелких шлакоблоков в Дачном. Старейшая группа домов располагается в глубине квартала (Дачный проспект, 23, корпуса 2-7).

Первая группа (отмечена фиолетовой нано-ручкой), это 7 домов с адресами Танкиста Хрустицкого 92, 96, 98, 100, 102, 104 и 110. Это 4-этажные дома на 3 подъезда, по 4 квартары на этаже, и того 4*4*3=48 квартар в каждом доме. Поскольку дома пронумерованы не подряд, можно предположить, что они возводились примерно в одно время с соседними 106-м и 108-м, то есть в начале 60-х годов. В пользу этой теории есть данные на сайте реформы ЖКХ. Вот как они выглядят:

ул. Танкиста Хрустицкого, 110, общий план с улицы.

Хрустицкого 110. Уличный фасад. Хорошо видно, как штукатурка легла на блоки. Также видно, что состояние дома оставляет желать лучшего.

Танкиста Хрустицкого 100, уличный фасад. Видна интересная расстекловка балконного блока.

Хрустицкого, 96. Вид с торца. Хорошо видна симпатичная четырехскатная крыша со слуховым окошком. Дальше по улице- трехэтажные дома, тоже блочные.

Вод со двора.

В подъезде достаточно узкая дверь с одной створкой, интересные вертикальные окошки. Вообще эти дома не создают впечатления, что туда легко будет занести рояль. Номера квартир над дверью выписаны в одну строчку без указания этажа- что вполне нормально для домов без лифта.

Дом по Хрустицкого, 98, стоит во дворе- перпендикулярну улице.

Тот же дом. Видна 4-рядная разрезка по блокам, что по меркам 60-х годов было уже достаточно устаревшим вариантом.

Следующая группа домов более многочисленна. Она организованна в виде нескольких ансамблей. Это дома с адресами ул. Танкиста Хрустицкого 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50, 52, 56, 58, 60, 64, 66, 68, 70, 72, 74, 76, 78, 80, 82, 84, 86, 88, 90. На схеме они отмечены красным и зеленым цветами. При этом красные домики (12, 14, , 18, 24, 28, 32, 36, 38, 40, 42, 44, 48, 50, 58, 60, 64, 70, 72, 80, 82, 90) — это «скобочки» на два подъезда, а зелёные (16, 20, 22,26, 30, 34, 46,52, 56, 66, 68,74, 76, 78,84, 86, 88) — это одноподъездные «кубики». Все эти дома имеют три этажа.

Наружный фасад «скобки». На схеме видно, что все такие дома обращены «нохками» внутрь квартала.

У этих домов, как видно, более поэтичные окна, к тому же окон два вида, балконный блок- трёхстворчатый.

Дом по Танкиста Хрустицкого, 40, находится чуть в глубине, за деревьями, он смотрит ножками наружу.

Интересная деталь. В этом массиве все крыши по периметру имеют красивые деревянные консоли, и вообще подбиты деревом.

Элемент крыши снизу. Железные листы сверху прибиты просто на гвозди.

Если предыдущая группа домов производила впечатление этакого рабочего поселения, то эта выглдядит как романтичный дачно-пригородный ансамбль. Объяснить это несложно. Дачное было включено в состав ленинграда как раз примерно во время постройки этих домов. До этого считалась областью. Улица Хрустицкого называлась Припарковой. Дачный поселок сохранился до наших дней в соседнем квартале- на улице Лёни Голикова.

Общий вид «скобки» со стороны улицы:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 70.

Мне нравится, что дома покрашены в разные тёплые оттенки. Обычно блочным домам терракотовые цвета идут особенно на пользу, в то время, как решенные в серо-бурых тонах, они выглядят уж очень мрачно.

Хрустицкого 60. Тоже скобочка, вид сбоку.

Общий план скобки со стороны ножек.

Скобка со стороны ножек в фас.

Эти дома в три этажа, на два подъезда, по три квартиры на площадку. Таким образом в таком доме 18 квартир.

Но перейдем ко второй составляющей этого массива — к домам, отмеченным зелёным нано-цветом на нашей схеме.Эти дома расположены в глубине, с улицы их не видно. Вот как они выглядят:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 20. Домик- кубик.

В доме 1 парадная, 3 этажа, по 4 квартиры на этаже. Таким образом, в домике 12 квартир. Если вы ещё раз посмотрите на карту, вы увидите, что дома стоят не бессистемно. Можно условно выделить три массива. Когда гуляешь по кварталу, эта задумка в общем-то чувствуется. Озеленение, продуманная сеть дорожек, симметрия, планировка двора продумана с точки зрения освещения и вентиляции. Мне кажется, что квартал просто замечательный. Дома согласно всё тому же сайту, построены около 1959 года.

Участок двора между домом 22 (слева) и 20 по ул. Танкиста Хрустицкого. Поскольку парадные не сквозные, между домами оставлен проход.

Квартал со стороны дворового проезда. Широкий тротуар располагает к прогулкам и другим видам культурного и активного отдыха.

Дом 56 несколько отбился от коллектива и затесался в современный уныловатый видок.

Прогулявшись теперь в сторону Дачного, мы обнаружим совсем маленькую — из 6 домов — группу. Адреса этих домиков — Дачный 23 корпус 2, 3, 4, 5, 6 и 7. Эта группа домов, как видно, самая старая. Во-первых, это видно по стилю:

Дом по адресу Дачный проспект 23, к. 3.

Во-вторых, там написано

Рельефная надпись «1948» под крышей на торце дома 23 корпус 7 по Дачному проспекту.

С другого торца дом корпус 5 имеет достаточно богатую рельефную отделку. Обратите внимание, как сквозь штукатурку угадываются очертания блоков.

Отделка торца дома по Дачному проспекту 23 к 5

Ещё одна особенность этого дома — он единственный из шести имеет входы с торцов и форму в виде скобки (флигели правда выдаются очень слабо). Остальные пять домов в плане прямоугольные.

Дачный проспект 23, корпус 5. На снимке видно вход на торце, и фасад со неглубокой нишей по центру.

Другие дома ансамбля решены проще: две парадные рядом, причем не сквозные. В плане, как уже отмечалось, никаких ниш и флигелей:

Дома по Дачному проспекту 23 корпус 7 (левее) и корпус 6 (правее) со стороны подъездов.

Дачный проспект, 23 корпус 2. Обратите внимание на изящную форму балконной решетки.

Дачный пр. 23 корпус 4, вид с торца.

Ну а теперь о грустном. График расселения квартала Ульянка-6. В книге для внутреннего пользования «Схемы застройки жилых кварталов … по состоянию на 1967» хорошо видно, что этот квартал как раз и есть Ульянка — 6 (на схеме указаны номера корпусов, которые никак не коррелируют с номерами домов):

Страница из книги со схемами застройки кварталов по состоянию на 67-й год. Видно, что за небольшими исключениями квартал к тому моменту был уже полностью сформирован.

Как видно, сроки реализации наполеоновского плана по расселению слегка сорваны, хотя в рамках такой масштабной задачи, мне кажется, плюс-минус пара лет ничего не решают. Главное, что дома эти «в списках значатся». Про них известно очень и очень мало — я намеренно здесь не копирую народное название, которое носят эти дома, вы легко найдете его на том же citywalls. Шлакоблочные здания как-то по жизни считаются менее культурно ценными, чем кирпичные — не знаю, почему. Лично мне кажется, что материал стен вполне годный, но, возможно, эксперты смогли бы обосновать, чем он плох. Беглый осмотр в будний день не выявил признаков какого-то сильного социального разложения, по сравнению с другими районами города. То есть, район в принципе благополучный и развитый, алкашей и гопников не больше, чем везде. К тому же, тут есть редкое сочетание большого количества зелени и хорошей транспортной доступности. Если присовокупить к этому то, что многие дома в Ульянке-6 вообще не подлежат реновации (в центре квартала есть новый многоэтажный кирпичный дом, также присутствуют добротные кирпичные дома советского периода), то мне кажется более разумной перспектива капитального (если он вообще нужен) ремонта этих мест. Вообще идея из каждого мало-мальски подходящего пятачка сделать муравейник на 200 000 свиноперсон представляется мне немного гниловатой. Но факты таковы: таинственные блочные дома отсутствуют в хрониках. Квартал остался за пределами канонических учений о крупноэлементном строительстве. А это значит, что доказать его культурную значимость было бы очень и очень тяжело…

Читайте продолжение: Сенсация! Котинские дома оказались серийными! Узнать серию дома можно на сайте РеформаЖКХ, кубические одноподъездные корпуса имеют серия В-3, а про скобки и линейные корпуса вы можете прочитать в статье.

О первенцах-самозванцах, или как важно быть серьёзным

Сейчас я снова стану критиковать эти ваши интернеты. Очень часто можно встретить в целом хорошие и правильные статьи на тему «первый крупноблочный дом в СССР», «первый панельный дом в Москве», «первая хрущёвка на Луне» и так далее. Что я поддерживаю в этих постах, так это восторженный тон. Что я категорически не поддерживаю, так это вот такие непроверенные ярлыки: первый такой-то дом там-то. Особенно если в масштабе СССР, Москвы, Ленинграда и так далее.

Для искоренения этой проблемы нужно не так много. Во-первых, чётко себе представлять, что фактически, когда и по какой технологии было построено. Во-вторых, правильно технологически классифицировать индустриальные методы. Существует также универсальная формула точности: стараться избегать определений типа «блочный», «панельный», «хрущевский» и так далее, если вы не очень четко себе представляете в чём разница. Есть удобный термин, который мне очень нравится: крупноэлементный дом. Этот термин во-первых самоописательный, во-вторых крайне ёмкий, в третьих абсолютно точный. Если не хотите вызвать прений, просто пользуйтесь этим словом, а в качестве уточнения берите не эпохи (хрущи, сталинский ампир и т.д., что является размытым и спорным вопросом), а примерную дату постройки дома. И наконец, вместо «первый» зачастую точнее сказать «экспериментальный», подразумевая что он первый в своем роде, но не претендуя на что-то глобальное. И тогда наш липовый «первый в СССР крупнопанельный дом» с легкостью прекращается в элегантный «экспериментальный крупноэлементный дом, построенный там-то тогда-то.»

Ну а для тех, кто хочет больше подробностей, продолжим разбирательство с терминами. Во-первых, есть выражение индустриальное домостроение. Индустриальное в противовес какому? По техноголиям домостроение на самом высоком уровне можно разделить на индустриальное и хозяйственое. Индустриальным называется высокомеханизированное домостроение. Хозяйственный метод возведения домов предполагает, наоборот, по большей части, ручной труд. В частности, подъем конструкций и стройматериалов на высоту, полностью ручной монтаж. Хозяйственные методы очень часто идут рука об руку с деревянными постройками, где возведение перекрытий, несущих конструкций и так далее требует ручного, и мало того, очень и очень квалифицированного труда. Понятно, таким образом, что в пределе хозяйственный метод домостроение либо очень дорог, либо ведет к снижению качества работ. Строительство кирпичных домов находится где-то по середине между этими понятиями, так как даже при полностью механизированной доставке стройматериалов, инженерных элементов и т.д. механизировать кладку кирпичей даже концептуально не представляется возможным.

Индустриальное домостроение, таким образом, по своему определению тяготеет к крупным элементам. Однако есть и другой путь. Ранее мы писали про истоки индустриального домостроения в Ленинграде, и помним, что помимо выигравшей в итоге концепции крупноблочного домостроения, впервые была опробована технология монолитного возведения стен. Не секрет что эта технология, забытая на многие годы, сейчас живет и здравствует, полочив вторую жизнь в виде сверх-популярной кирпично-монолитной технологии.

Итак, индустриальное домостроение технологически можно разбить на монолитную (каковой бывает несколько видов), и (ура! наконец!) крупноэлементную. По данным книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде» (1957) хронологически более ранней является крупноблочная технология. Первые блочные дома в 1927-28 гг. появились в Москве — на 5-й Советской улице и на Большой Полянке (проекты инж. Г.Б. Красина и Е.В. Костырко). Очень часто в интеренете можно прочитать, что в Москве первые блочные дома появились в конце 30х годов. Это очень сомнительно, если учесть что в Ленинграде конкурс на индустриальное домостроение был объяслен уже в 31м году, и конкурс этот был объяслен именно из стремления поддержать столичные тенденции. Поэтому когда вы в следующий раз увидите «превый блочный дом в Москве, построенный в 193*** году», или тем более в сороковых — отнеситесь критически к этому заявлению.

Тем не менее, доля истины есть и в этих заявлениях, потому что первые блочные дома в Москве были, да простят мне неловкий, но точный термин, мелкоблочными. Мелкий блок это такой блок, который может поднять и положить на раствор один человек без посторонней помощи. Об этом пишет С. Хан-Магомедов в книге «Архитектура советского авангарда» (т.2 гл. 3, р.17). Небольшая выдержка из этой книги:

Идеи сборного домостроения с использованием стандартных элементов) и мобильности жилища в той или иной форме встречались уже в некоторых проектах первых лет советской власти. Так, А. Лавинский в своем проекте «Города на рессорах» (1921) предусматривал, что строительство будет осуществляться из заводских стандартных элементов с использованием таких материалов, как сталь, алюминий, стекло, асбест.

В 1924-1925 гг. акционерное общество «Стандарт», в проектбюро которого работала группа архитекторов, имевших опыт применения новых деревянных конструкций на строительстве павильонов сельскохозяйственной выставки в Москве 1923 г., наладило заводское изготовление на базе деревообделочного комбината) стандартных малоэтажных жилых домов, которыми застраивались рабочие поселки (например, в 1924-1926 гг. сборные дома строились в Иваново-Вознесенске).

В конце 20-х годов острый дефицит строительных материалов (отпускавшихся в первую очередь для промышленного строительства) и стремление перевести сам процесс строительства на поточное производство стандартных элементов с их последующим монтажом повлияли на развертывание научных и проектных экспериментальных работ в области сборного домостроения с использованием местных материалов и отходов промышленного производства.

В 1927 г. в Москве был сооружен первый жилой дом из небольших шлакоблоков по проекту инженеров Г. Красина и А. Лолейта. В конце 20-х годов начинают свою многолетнюю работу по проектированию жилых домов из блоков архитекторы А. Буров и Б. Блохин. В 1929 г. исследования в области крупноблочного строительства разворачиваются в Харьковском институте сооружений (руководитель инж. А. Ваценко). Результатом этой работы были экспериментальные кварталы трехэтажных домов из крупных шлакобетонных блоков (1929), опытный шестиэтажный крупноблочный дом в Харькове (1930), поселок крупноблочных домов в Краматорске (1931-1933).

Чтобы читатель немного отдохнул и представил себе, что это за мелкие блоки такие, приведу здание, принадлежащее малоэтажному жилмассиву в петербургском Волково. На фотографии хорошо видно, что тогдашние мелкие шлакоблоки представляли собой нечто напоминающее современные пеноблоки (коими заботливо заложены окна в этой предположительно школе).

Дом из мелких шлакоблоков по адресу С-Пб, Задворная 10, в районе Волковой деревни.

Таким образом, сама по себе блочная технология, как  мы и предполагали, изучалась в Москве, там же появился и первый дом из маленьких блоков. Однако коллектив авторов «Крупноблочного строительства» по каким-то причинам умолчал о том, что первый дом из крупных блоков был построен вообще в Харькове в 1930!

Дома из блоков со временем шли по пути укрупнения блоков, пока в один прекрасный день блоки не стали высотой практически с комнату, или, говоря более профессиональным языком, с двухрядной и однорядной разрезкой фасадов. В Москве в 1940 году было завершено строительство дома по Ленинградскому проспекту, 27:

«Ажурный дом», Москва, Ленинский проспект 27, архитекторы Бурова и Блохина, инженеры Кучеров и Карманов (1940)

Этот замечательный дом — тоже очень частый фигурант различного рода путаницы. Как его только ни называют! И первый крупноблочный, и первый панельный. Одно можно сказать наверняка — это первый кружевной. Наверное именно сейчас будет уместнее всего сказать, в чем собственно разница между блочными и панельными домами. Вернее было бы уместнее всего, если бы существовало какое-то четкое представление об этом. Но фактически разница весьма интуитивна. Кружевной дом называют иногда панельным потому, что блоки, по высоте равные высоте этажа, чисто геометрически похожи на панели, то есть нечто плоское, а не просто увеличенный кирпич. В этом мнении нас поддержит Большая Советская Энциклопедия

Крупнопанельные конструкции

Крупнопанельные конструкции, сборные конструкции зданий и сооружений из крупноразмерных, монтируемых на строительной площадке, плоскостных элементов (панелей) заводского изготовления. К. к. — один из наиболее прогрессивных, индустриальных типов строительных конструкций. В современном строительстве они применяются для возведения жилых домов, общественных и промышленных зданий, дорог, аэродромов, плотин, каналов и др. сооружений. Наибольшее распространение К. к. получили в массовом жилищно-гражданском строительстве, где сооружение зданий из крупных панелей, изготовленных на домостроительных комбинатах и заводах, позволяет в 1,5—2 раза сократить сроки строительства (по сравнению с возведением домов из кирпича или др. традиционных материалов) и снизить затраты труда на строительной площадке на 30—40%. При этом сметная стоимость одного м2 жилой площади на 12—15% ниже, чем в кирпичных домах.

Идея крупнопанельного домостроения, т. е. применения для стен и перекрытий зданий крупноразмерных элементов типа панелей, выдвигалась рядом инженеров ещё в 1920—30-х гг. Однако в тот период, вследствие недостаточно высокого уровня развития строительной техники, эти предложения носили лишь проектный характер. Комплексная научная разработка крупнопанельного заводского метода домостроения и строительство первых опытных крупнопанельных домов были осуществлены в СССР в 40—50-х гг. коллективом сотрудников Института строительной техники бывшей Академии архитектуры СССР: Г. Ф. Кузнецовым (руководитель), Б. Н. Смирновым, Н. В. Морозовым, Т. П. Антиповым, А. К. Мкртумяном, Ю. Б. Монфредом, Н. Я. Спиваком и др. Были разработаны основы теории конструирования, системы крупнопанельных зданий и конструкции панелей, созданы методы стендовой и кассетной технологии их изготовления, способы монтажа, основные нормативные документы и т. п. В 1947—1948 под руководством этого института построен в Москве (на 5-й улице Соколиной горы) первый 4-этажный жилой дом каркасно-панельной конструкции, в 1949—52 — первые 3- и 4-этажные бескаркасные крупнопанельные дома в Магнитогорске и в 1954 — 7-этажный бескаркасный дом в Москве (6-я улица Октябрьского поля). Сооружение этих домов практически доказало техническую целесообразность и большую экономическую эффективность крупнопанельного метода. Развернувшееся экспериментальное строительство в последующие годы в Москве, Ленинграде, Киеве, Череповце и др. городах содействовало быстрому освоению и распространению К. к.

С 1953 крупнопанельное домостроение в СССР осуществляется высокомеханизированными домостроительными заводами и комбинатами по типовым проектам с учётом многообразных природно-климатических и технических условий районов страны. В 1960 крупнопанельное строительство в общем объёме жилищного строительства в СССР составляло 1,5—2%. в 1972 около 40%, к 1975 достигнет 50%. Значительное распространение крупнопанельное строительство получило также в странах социалистического содружества (Чехословакия, ГДР, Болгария, Венгрия) и во многих капиталистических странах (Дания, Франция, Швеция, Великобритания и др.).

Поскольку в БСЭ абы чего то не напишут, можно было бы принять за рабочую версию, что первый каркасно-панельный дом был построен в Москве в 1948 году (современный адрес — проспект Буденного 43, дом расположен на углу 5-й улицы соколиной горы):

Дом по проспекту Буденного, 43. Кликните по фото, чтобы перейти на оригинальную публикацию, из которой оно взято.

Чуть позже первый бескаркасный крупнопанельный был построен в Магнитогорске. Согласно мемориальной доске (доску можно посмотреть в оригинале статьи), дом был сдан в 1951 году

Бескаркасный крупнопанельный дом в Магнитогорске. Фотография взята из другой публикации. Чтобы перейти к ней — кликните на дом.

Вроде как справедливость восстановлена? Увы, у меня для вас маленький сюрприз. Маленький одноэтажный такой сюрпризик. Цитирую:

Активная научная разработка проблем индустриализации жилищного строительства началась в 1940 году, в НИИ Строительной техники Академии архитектуры СССР коллективом под руководством Г. Кузнецова. Однако война прервала эти работы. В результате эпоха крупнопанельного домостроения в нашей стране наступила только в 1945-м и не в Москве, а в далеком уральском городе Берёзовске. Именно там в конце 1945 года, на базе построенного за год до этого Березовского завода строительных конструкций был собран первый в СССР крупнопанельный одноэтажный дом с неполным каркасом по проекту архитекторов Г. Потапова и Г. Ростовской.

 

2-х этажный крупнопанельный дом в Березовске. Перейти на оригинальную статью можно, кликнув по фотографии.

К сожалению, в статье-источнике нет указаний на документы, однако, достаточно легко ищется очень плотная по содержанию, с любовью написанная публикация, в которой можно полюбоваться Березовскими домами. Статья годится как отправная точка для тех, кто захочет углубиться в тему, поскольку содержит достаточно много дат, фамилий и фактов. Смешно, но во время поиска информации об этих домах, можно наткнуться на публикации, где их называют первыми в мире (!) панельными домами. Конечно же, это неправда. Первые панельные дома появились не в СССР. Но не будем отклоняться от темы.

Как видете, очень зыбок путь поиска первенцев. Чтобы вернуть почву под ноги моему многострадальному читателю, в заключение напишу, что с первым крупнопанельным домом в Ленинграде все довольно-таки понятно. Коллектив авторов «Крупноблочного строительства в Ленинграде», а также С.М. Верижников в книге «Индустриальное жилищное строительство в Ленинграде. Домостроительные комбинаты» (Л. 1960) сходятся во мнении, что первый бескаркасный крупнопанельный дом в Ленинграде был построен на Щемиловке (современный район метро Ломоносовская) в 1955 году трестом №3 Главленинград строя по проекту арзитектора А. В. Васильева и инженера З. В. Каплунова. Вот этот проект:

Бескаркасный панельный двухсекционный дом на 30 квартир

 

В плане мифов и легенд этот дом, естественно, тоже подобен Гераклу. Какие только «подвиги» ему не приписывают: и «первый в СССР панельный», и «первая хрущёвка Ленинграда», и страшно подумать что ещё. По поводу первого панельного в Ленинграде, очень похоже на правду. По поводу остального — судите сами, но если это Хрущевка — то это определенно хрущёвка здорового человека, а не курильщика (потолки 3 метра, 9-метровые кухни, изолированная планировка, короче говоря, чтоб все так жили!). Сейчас этот дом стоит по адресу Санкт-Петербург, Полярников 10. По тому же проекту было построено ещё несколько домов в Ленинграде, но это уже совсем другая история…

Дом по Полярников 10. Сейчас он покрашен однотонно, так как в какой-то момент осыпался. По ссылке под картинкой как раз замечательные рассуждения любителей ярлыков на тему того, что это первая во вселенной хрущёвка.

При чем тут Вашингтон?

Так уж получилось, что крупноблочные кварталы Московского района расположены несколько в глубине, ни один блочный дом прямо не смотрит на Московский проспект. Дома расположены группами или линейно, строились они в разное время, поэтому создают каждый свое впечатление. Однако есть и общая черта. Все дома к северу от Парка Победы, кроме одного, не превышают в высоту 7 этажей.

Гуляя по Кузнецовской улице, очень сложно не заметить дом № 44, построенный в южной части 20-ого квартала в 1954-55 гг по проекту архитекторов Б. Н. Журавлева, В. А. Зотова, А. Д. Каца и инженера Н. И. Дюбова.

Он поражает воображение сразу и надолго. Во-первых, он просто огромен. Нечасто можно встретить 12-этажный сталинский дом в Петербурге. До ещё и крупноблочный. По меркам Москвы или Киева это, конечно, ерунда, но в нашем городе такие дома очень редки. Ну а в Московском районе он вообще единственный. Даже Дом Со Шпилем имеет всего 9 жилых этажей, 10й этаж технический. Причем поражает не только высота. Высотность традиционно достигается за счет башен или шпилей, что придаёт домам легкий привкус неоготики, делает их стремящимися, тянущимися вверх. Но не 6-й корпус 20-ого квартала. Основу проекта составляют две 12-этажные секции по сторонам. Центральная часть чуть более протяженная и имеет 10 этажей. Поэтому получается ощущение некого монолитного бастиона, нависшего над парком. Вот так выглядел этот дом в 59-м году.

Фотография взята из другого источника. Для перехода клик по фото.

Сейчас снять его целиком из парка проблематично из-за полувековых деревьев. Хотя, конечно, попытка- не пытка.

Вот поэтому здесь нужен дирижабль

Помимо центральной части, дом имеет два флигеля высотой по 7 этажей, расположенные по улицам Свеаборгской и Севастьянова. Хотя внутренне эти три части никак не связаны, дом считается одним целым и имеет единый адрес — Кузнецовская 44.

Вот так всё начиналось:

Стройка на Кузнецовской

На иллюстрации видно, что боковые корпуса уже готовы, то есть средняя часть возводилась в последнюю очередь. Ещё одна примечательная деталь: с внешней стороны 4 этажа полностью отделаны бриллиантовым рустом. По верху реста и по крыше идут небольшие ограждения с колоннами. Верхние этажи свободны от отделки, и можно достаточно хорошо рассмотреть блоки. Видно что у дома по большей части двухрядная разрезка. К тому моменту она уже была признана оптимальной.

Высотная часть вблизи. Красиво оформлен вход в парадную.

Отделка бриллиантовым рустом позднее была раскритикована специалистами. Однако именно она делает дом неповторимым и узнаваемым.

Дом нависает над парком. Ситуацию несколько спасает светлый тон блоков. Вообразите этот дом таким же темным как северный ансамбль 20-ого квартала! Зловеще.

Вид из-за ограды Парка Победы

Среди жителей района дом получил не очень логичное, но запоминающееся прозвище: «Вашингтон». Почему это так- остаётся догадываться. Скорее всего высота дома дала повод считать его неким подобием небоскрёба, а небоскрёб это США, а столица США — этот самый небольшой городок. Но название прижилось, его можно услышать от местных и по сей день.

В литературе этот дом чаще ругают. Огромный сортамент блоков практические свел на нет экономию, полученную от самой индустриальной технологии. Проще говоря, такой дом, построенный из кирпича, вышел бы не намного дороже. В то же время блочные технологии накладывали много ограничений на декор и планировочные решения, короче на эстетическую составляющую. В частности, блоки поступали на стройплощадку уже офактуренными, поэтому швы между блоками не маскировали…

Критика отделки Вашингтона в книге о крупноблочном строительстве: «Пример применения чуждых индустриальному строительству приставных декоративных блоков с «бриллиантовым» рустом»

Удивительно: уже через два года после постройки дом критиковали. Вот, что пишет коллектив авторов книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде»: «Принципиально неверным является архитектурное решение 7-12-этажного крупноблочного здания в южной части 20-го квартала. Фасады этого дома, запроектированные в духе итальянского ренессанса, чужды современному облику жилого дома и индустриальным методам строительства. Стены четырех нижних этажей … декорированы приставными (к основной стене) блоками, имитирующими «бриллиантовый» руст. В верхних же этажах четко выражен рисунок крупноблочной кладки из трех видов блоков. Такое смешение выявленной крупноблочной стены с имитацией каменной кладки подчеркивает противоречивость и несуразность архитектуры здания. Кроме того, применение приставных блоков, утолщающих стены на 65 см, ухудшиет инсоляцию помещений, осложняет и значительно удорожает строительство (количество типоразмеров блоков для этого здания достигло 600).» Почему те же аргументы не всплыли на этапе проектирования и подготовки технической документации? Об этом мы можем только догадываться, но то, что дом был достроен, конечно, замечательно.

Стройка средней части Вашингтона начинается.

Скорее всего, проект был утвержден до знаменитого постановления 1955 об устранении излишеств. Критика относится уже к моменту, когда ветер подул в другую сторону — был взят курс на скромность и удешевление. В Ежегоднике ЛОССА за 1955 год приводится ещё более пафосный вариант проекта:

Более ранний проект того же коллектива авторов

Отметим, на иллюстрации не упоминается, что дом задуман крупноблочным. Также интересно наличие некой площади перед ним. При наличии такого большого открытого пространства, дом выглядит уже не как нависший бастион, а как нормальная доминанта в ансамбле. Короче говоря мне кажется, что критика, хоть и справедливая, не учла того, что проект был задуман и осуществлен прямо в момент смены концепций, чтоб не сказать эпох. Именно поэтому там есть и наследие ампира, и «неловкое оголение» его крупноблочной души.

Соседний дом в 19-м квартале — совсем другой по настроению и стилю, выглядит более изысканным и утонченным из-за узких окошек, более темного тона стен и мелких деталей декора. И ещё потому, что он в два раза ниже.

Соседний дом в 21-м квартале построен несколько раньше теми же архитекторами Журавлёвым и Зотовым.

Вообще архитектор Журавлёв — настоящий герой эпохи крупноблочного Ленинграда. Его творения есть и в «старых» кварталах — 13, 19, 20, 21. Он же позднее принимал участие в разработке 415 серии крупноблочных домов.

Однако вернемся к «Вашингтону».

Чтобы увидеть дом целиком, нужно так сильно задрать голову, что начинают работать мышцы, которые были не нужны несколько лет кряду.

Несмотря на массивность, этот рыцарский замок достаточно органично вписался в линию Кузнецовской улицы.

Общий вид с перекрестка Кузнецовской и Всеаборгской в сторону Московского проспекта.

7-этажные флигели примыкают к высокой части с обеих сторон, защищая внутренность квартала от шума улицы.

Угол флигеля

В середине каждого флигеля есть арки, существенно упрощающие попадание во двор

Арка в боковой части дома

Боковые фасады также оживлены различной отделкой балконов. В отличие от центральной части, здесь имеются балконы и на третьем этаже. На границе с 21-м кварталом контраст несколько меньше, так как фасады близки по цвету.

Вашингтон (слева) и дом в 21-м квартале, построенный по проекту Васильковского в 1939 году

Заглянем во двор. Флигеля имеют форму скобок, загнутых в сторону двора.

Торец боковой части. На заднем плане — дом в 21-м квартале, так же имеющий «брилилантовую» отделку.

Внутри у гиганта — душевный двор с детской площадкой и разными спортивными приспособлениями. Двор очень большой и уютный, поскольку прикрыт со всех сторон.

Во дворе «Вашингтона»

Имеется загородка для футболистов, рядок старых гаражей.

Обратная сторона главного корпуса изнутри выглядит не столь представительно… Однако снова выручает светлый тон блоков, ощущение простора и хорошее озеленение территории.

Внутренняя отделка главного корпуса

На линии стыковки 10-этажной части с 12-этажной видны достаточно странные блоки и укароченные окошки в парадной (вероятно их размер продиктован соображениями тепла). Некоторая критика, о которой написано выше, все-таки имеет под собой объективные основания. По крайней мере такие странные по форме блоки мне больше нигде не доводилось видеть.

Стык центральной части с башней.

Наверное, существует какое-то разумное обоснование существования блоков такой формы

Раскладка блоков в парадной по какой-то причине оказалась трудной задачей. Только на этой фотографии видно 7 видов блоков.

Ещё один не очень ловкий момент — стык флигеля с башней центральной части. Такая неоправданная узкая ниша немного повреждает линию крыши.

Стык флигеля с центральной частью

Последствия пожара не были устранены, хотя обгорела только одна комната. Это наводит на мысли о коммуналке.

В общем двор, как и весь дом, производит очень приятное впечатление, этакий добродушный гигант. С четвертой стороны дом замыкает панельный дом, построенный в 90-е годы двадцатого века.

Северная сторона двора: трехэтажное административное здание, а позади него — условно современный панельный дом.

Дом с красной крышей расположен достаточно далеко, кроме того он удачно вписан в цветовую гамму квартала, поэтому совершенно не мешает. В общем, насколько «Вашингтон» выглядит неприступным и дорогим снаружи, настолько со двора он уютный и душевный. Этот пример лишний раз показывает, как важны простор, зелень, продуманность внутридворовой территории.

Кусты баярышника во дворе

Прогулка: 20-й квартал — северная сторона. Тайна океана.

20й квартал московского района, относительно небольшой по площади, ограничен улицами Свеаборгской, Благодатной, Севастьянова и Кузнецовской. Со стороны Благодатной улицы он застроен комплексом не слишком примечательных по своей архитектуре и достаточно мрачных домов. Обходя квартал с северной стороны, вы вряд ли заподозрите, что там есть что-то способное поразить воображение… Эти три дома были построены в 1952-1953 гг. по проекту архитекторов А. И. Гегелло и В. С. Васильковского.

Дом на углу 20-го квартала, Свеаборгская 6.

Северная сторона 20-ого квартала. Центральный дом несколько отличается по оформлению от двух боковых — одинаковых между собой с точностью до зеркального отражения.

Дома решены в двух-трехрядной разрезке фасада по блокам, и отделаны достаточно умеренным декором. Но присмотримся повнимательнее. Архитекторы и оформители дали волю фантазии и в отместку за простую форму зданий, продиктованную индустриальным методом строительства, как следует отыгрались на литых элементах оформления. Например вот такие птицы клюют семечки подсолнуха над парадными дома 51 по Благодатной улице:

Декор над парадной, 20-й квартал.

А вот такие осьминоги охраняют квартал со стороны улицы Севастьянова:

Дом с осьминогами. Фрагмент первых этажей.

Декор фасада дома № 5 по улице Севастьянова.

Ещё одна водная деталь — чешуя под внешними подоконниками первого этажа:

Дом с осьминогами: оформление внешних подоконников первого этажа.

Эркер поддерживают рыбки. А ещё здесь постарался Лобачевский.

Дома Севастьянова 5: офоромление эркера.

Так этот дом выглядит «в полный рост». Эркеры, балконы на изящных консолях, бордюр под крышей… Это дом напоминает о море и своей мрачной красотой, и тематическим декором.

Севастьянова 5. Фасад.

Дворовый фасад дома с осьминогами тоже прост, строг и мрачен. Изящная форма окон (все двустворчатые, в отличие от уличного фасада) и небольшой бордюр под крышей — вот и все. Внутри — комфортные квартиры с высокими потолками, отвечающие самым строгим требованиям того времени, да и по современным мерками- комфортное и просторное жильё.

Дворовый фасад, Севастьянова 5.

В доме были сквозные парадные, но теперь вход только со двора. С наружной стороны парадная выглядит так:

Севастьянова 5. В стекле отражается крупноблочное общежитие в 19м квартале.

Дом по Свеаборгской 6 — симметричен, осьминоги есть и там.

Дом по Свеаборгской 6.

Центральный корпус соединен с «морскими» флигелями вот такими массивными арками с колоннадами по верху. Довольно романтичная деталь, не так ли?

Арка, соединяющая дома в 20м квартале.

Вторая колоннада счастливо избежала остекления, и мы можем видеть, что она достаточно странная. Вместе с тем она прекрасно вписывается в ансамбль.

Другая арка с колоннадой

Мы уже упоминали изящные кованые консоли балконов. Пора присмотреться особенно внимательно к угловым балконам. Узенький, очень длинный, обходящий угол — он явно создан не для хранения покрышек. И к чести жителей этих квартир — не используется по этому назначению.

Угловой балкон в 20-м квартале.

Таким образом, эти дома удивляют необычной, потаённой красотой. Они пленяют несвойственной сталинской архитектуре, непрямолинейной харизмой. Мелкие детали, напоминающие о море, вызывают в воображении сказочные и романтичные образы. Ещё больше романтики добавляют этим домам изящные витые консоли балконов, составляющие уместный контраст несколько вычурному, плотному оформлению эркеров. Удивительно, несвойствойственно, но очень органично выглядят массивыне арки, увенчанные тяжеловесными колоннами. Наконец, сам цвет фасадов — бурый, мрачный, напоминающий асфальт. Именно он на первый взгляд отталкивает прохожего, вернее, маскирует дома со всеми их тайнами и деталями, делает их как бы фоновым, нависшим над всем и потому привычным бастионом, защищающим нутро квартала. «А там есть, что защищать?» — спросите вы,— «Неужели эти свирепые осьминоги что-то скрывают? Для чего несут свою службу?» О, поверьте, им есть что скрывать. Внутри этого маленького и малонаселенного квартала — немало тайн, и дома в серой чешуе вполне достойно выполняют свою миссию.