Главная » Posts tagged 'история'

Tag Archives: история

Реклама

Уткина Заводь и Красный Октябрь. 電

Ох уж этот Андрей Андреевич Оль. Его работы (особенно до «постановления») легко узнать по чувству нереальности, которое охватывает рядом с ними. Ансамбли Оля, и до- и послевоенные, — это удивительные заповедники романтики и уюта. При этом назвать их вычурными или пафосными было бы невозможным и неточным: безусловно, архитектор уделял немало внимания внешнему виду, но, как видно, стремился к производимому впечатлению не грандиозной пышности, а лёгкости, изящества, удобства. Продуманность в мелочах, гармония пропорций, высокий уровень функциональности… и всё то же странное чувство, что вы попали в сказку Гофмана, или даже Терри Пратчетта.

Перспектива Серпуховского рабочего поселка

Хотите немного Оля? Вы легко найдёте его работы в Петербурге- в послевоенные годы он был главным архитектором Кировского района, поэтому район между Автово и Кировским заводом, и окрестности — застраивалось под его руководством и при живейшемучастии. В районе Новочеркасской есть замечательный ансамбль на берегу Невы, наверняка вы его видели (Малоохтинский проспект к югу от моста Александра Невского).

Один из двух полукруглых домов на Малоохтинском проспекте (дом №94)

А удивительный жилмассив на 2-й Комсомольской?

Дом в малоэтажном жилмассиве на 2-й Комсомольсокй улице в Сосновой Поляне

Но я хочу рассказать о замечательной малоизвестной «сдвоенной» работе Оля — ТЭЦ «Красный Октябрь» и «Уткина Заводь. Не так много людей знают о них, потому что они находятся в жопе мира- по адресу Октябрьская Набережная 108. Пройтись там пешком случайно шансов очень мало. Проезжая на машине, люди скорее будут любоваться Невой, да и чахлый облупленный забор несколько мешает восприятию.


Правобережный район южнее Володарского моста вообще удивительный. Это старинное рабочее предместье, помнящее индустриализацию, революцию, электрификацию… В то же время, он надежно прикрыт от любого паломничества не слишком уютными поздне-хрущёвскими кварталами в районе Народной улицы.

Стихийный «пляж» на Октябрьской набережной. Светло-зелёные здания на заднем плане- ТЭЦ Уткина Заводь и Красный Октябрь

Здесь до сих пор принято отпускать детей одних на улицу, купаться в Неве и загорать на набережной, дворы заросли дикими яблонями, кошки гуляют сами по себе. В то же время, через дорогу может находиться необъятный пустырь, обдуваемый со всех сторон воздухом настолько зрязным, что начинает немного щипать в носу.

Вид на Неву из рабочего городка ТЭЦ «Красный Октябрь»

Проспект Большевиков упирается в Октябрьскую набережную. Сейчас ливанёт

Стройув грузового причала

Непонятная местность

Водонапорная башня Обуховского завода. Эклектика, начало 20-го века

Итак, если пройтись ещё вверх по течению от угла проспекта Большевиков и Октябрьской набережной, вы увидите удивительное зелёное здание с огромными окнами.


Это и есть электростанция «Уткина Заводь», построенная в 1914-1916 гг. по проекту Оля. Она носит признаки стилей модерн и неоклассицизм. По изначальному проекту, «Заводь» должна была иметь башню с правой стороны, однако эта часть проекта не была воплощена

ГРЭС «Уткина Заводь», перспектива

Идея башни, однако, всё-таки пригодилось при постройке рядом пожарной части (Окт Наб 106).

Пожарная станция, Октябрьская набережная, 106

Каланча. Стеклопакеты, как видите, только со стороны улицы =)

Здание ГРЭС имело расширяющиеся кверху дымовые трубы (не сохранились). Устройство электростанции на далекой окраине объясняется стем, что поблизости находилось множество заводов и фабрик. По данным книги «Ленинградская Утопия», строительство производило Бельгийское Акционерное Общество «Железобетон», нач. строительства в 1913 году, достроено в 22м.


Октябрьская набережная, которая вовсе и не набережная


Сзади к «Уткиной Заводи» вплотную примыкает ТЭЦ «Красный октябрь». Строительство началось в 1920-м году, а в 22-м уже начала работу (окончательно была достроена ещё через несколько лет) [согласно «Ленинградской Утопии» — первая очередь сдана в 22-м, запущена в 27-м году, достроена окончательно в 29-м]. Кроме Оля, над проектом работали В.А. Альванг, Р.И. Китнер, А.М. Литвиненко и Н.А. Троцкий.

макет ТЭЦ «Красный Октябрь», пристроенной к «Уткиной Заводи»

По стилю здание совсем другое. Простое, функциональное и огромное, рядом с первой электростанцией, оно как бы из глубины мягко доминирует над всем окружающим пространством.



Две Электростанции, вид с набережной ниже по течению

Сейчас ТЭЦ не работает, вокруг непонятная территория, поэтому увидеть или даже представить себе полную картину- сложно. Но даже в наши дни «Красный Октябрь» поражает размерами. Представляете, как великолепно электростанция смотрелась с трубами и дымом, в дни своего трудового рассвета!

ТЭЦ «Красный Октябрь» дымится

ТЭЦ «Красный Октябрь»

«Октябрь» превосходил «Заводь» по мощности почти в пять раз. Работала ТЭЦ на торфе, доставляемом по Неве (торфопредприятия «Синявино», «Назия», «Тесово»). [По данным «Утопии» первый турбогенератор, пущенный в 29-м году, имел мощность 45,5 тыс кВт, а к 30-му году мощность ТЭЦ достигла 111 т. кВт]
Электростанция работала во время блокады, что позволило в 1942 году возобновить трамвайное сообщение в осажденном городе. В тот год коллектив ТЭЦ был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
К сожалению, годы славы для этих двух ТЭЦ в прошлом, сейчас они в плачевном состоянии запустения.




























В 2016 году здание вроде как признано вновь выявленным объектом культурного наследия, будем надеяться сносить его не будут. Благодаря циклопическим внутренним объёмам, здание можно использовать как промышленное, культурно-развлекательное, да в принципе как что угодно.

Ниже по течению притаился и рабочий городок для сотрудников ТЭЦ. И городок этот замечательный. Материал готовится к публикации

Рабочий городок ТЭЦ «Красный Октябрь» перед дождём

Еще немного красивых фотографий внутри ТЭЦ и исторических
Литература:
— «Ленинградская утопия. Авангард в архитектуре Северной столицы», Е. Первушина
— «Архитектура ленинградского авангарда», Б. М. Кириковым и М. С. Штиглиц

Кстати, небольшое ревью. Первая книга — не очень рекомендую. Она вся по верхам написана, галопом по европам, качество иллюстраций не очень. Фактическую информацию стоит перепроверять. Плюс в том, что упомянуты действительно многие достойные упоминания объекты, книга может подойти как входная точка в расследовании. Вторая книга — рекомендую. Сделано с любовью, прекрасное качество иллюстраций. Не слишком много текста, никакой отсебятины авторов.

Реклама

Park Hill. Bring back the spirit of community

После небольших гастролей по центральной Англии, мне, конечно, хочется написать про каждый город, дом и даже камушек. Но всё-таки, опасаясь скатиться на унылые туристические обзоры с лайфхаками и экономией, перейду сразу к делу. Центральная Англия, Южный Йоркшир, Шеффилд, Парк-Хилл.

Жилмассив Park Hill чаще всего относят к стилю брутализм. В 1956 году Министр Жилищного Строительства и Местного Самоуправления одобрил предложенную Шеффилдским Городским Советом схему развития (дословно «redevelopment» =) ). Наверное, территория и правда нуждалась в некотором обновлении…
В 19 веке Шеффилд стал одним из промышленных центров Англии, знаменитым своими сталелитейными производствами. В частности, изобретение тигельной плавки стали и создание нержавеющей стали обеспечили серьезный прирост населения и подъем экономики. Шеффилд даже стали называть Steel City.

Старинная картинка про то, какой Шеффилд индустриальный

Шеффилдские скобяные изделия, и домашнюю утварь, столовые приборы, например, можно встретить и сейчас в магазинах по всему миру. Если увидите — покупайте, не задумываясь =)

Старые шеффилдские ножики для масла с пластиковыми ручками

Индустриализация всегда несет с собой развитие жилищного строительства- рабочим нужно где-то жить. В 19-м веке и в Англии, и где угодно во вселенной, большие производства обрастали разной степени обустроенности рабочими кварталами. В основном это были стандартные back-to-back ряды домиков, стихийная застройка коттеджами, и прочая малоэтажная радость из красного кирпича. К началу 20 века, рабочий квартал за железной дорогой от центра (на карте- Midland station, современный вокзал Шефиилда) был застроен уже весьма плотно.

Detail from an Ordnance Survey map of Sheffield 1903 showing the area before Park Hill and Hyde Park development.
Фрагмент карты Шеффилда 1903 г. Управления Геодезии и Картографии, показывающий территорию будущего Парк-Хилла и Хайд-Парка

Простые люди во все времена и при любой власти живут не очень хорошо. Поверьте, при прочих равных, вы предпочли бы в 20-е годы 20-го века быть рабочим в Англии, а не в СССР, и все-таки ещё больше вы бы вовсе хотели не быть рабочим в 20-е годы.

Condemned property, including a single room dwelling occupied by four people, Nos 2/5, High Street Lane. The photograph dates from the 1920-1939 period.
Жильё под снос, включая состоящую из одного помещения квартиру, в которой жили 4 человека. Номера 2/5, Хай Стрит Лэйн, 1920-1939

Ropery Row, off Lord Street, dating from 1925-1935 period.
Ропери Роу со стороны Лорд стрит, 1925-1935

Top: Bernard Street, at the junction with School Hill, left, 1937
Бернард стрит, слева примыкает Скул стрит, 1937
Bottom: Bernard Street, 1938
Бернард Стрит, 1938

 

General view of Bernard Street, at junction with School Hill, 1937
Общий вид Бернард Стрит, на перекрестке со Скул Хилл, 1937

General view of the School Lane area. Court #5, Duke Street and the area of Duke Place, are in the foreground. Nos 2-4, Cooper’s Yard, School Lane and nos 1-4, Court 10, Bard Street, left, are in the background.St. John’s School is just visible, right, in the background. The photograph dates from 1935.
Общий вид района Скул Лэйн, Двор №5, Дюк Стрит и район Дюк-Плейс видны на заднем плане. №№ 2-4, Куперс Ярл, Скул Лейн, и №№ 1-4, Двор 10, Бард Стрит видны на заднем плане слева. Школа Св. Джона немного видна справа, на заднем плане. 1935

Bard Street, looking north from head of School Street; the lorry is leaving Court #17. 1937.
Бард Стрит, вид на север от начала Скул Стрит, грузовик выезжает из двора №17. 1937

Top: Long Henry Street [Лонг Генри Стрит], 1937 
Bottom: Derelict buildings, St. John’s Road at corner of Bigod street, 1936
Брошенный дом, Ст Джонс Роуд на углу с Бигот стрит, 1936

И все-таки, у мирной жизни 20-30-х годов было одно огромное преимущество: она была мирной. В 1939 году мирная жизнь для Англии, как и многих других стран, прервалась надолго. И это одна из тех вещей, из-за которых я не могу искренне хорошо относиться к Германии как к стране в целом, хотя вроде как дела давно минувших дней.  Мне кажется особенно омерзительным, когда плохие поступки прикрывают идеологией, скрепами, или чем-то в этом духе. Не нужно далеко ходить за примерами того, насколько Вторая Мировая Война была плохим способом провести время. Она затронула буквально всё, и досталось, конечно же, и архитектуре как явлению общественному и явлению искусства. Например 1942 году во время бомбёжки Ленинграда погиб замечательный, безумно одарённый архитектори прекрасный человек Лев Ильин… В общем, как вы наверняка знаете, немецкие фашисты (и надеюсь они по полной форме ответят за это в аду, а если его нет, то стоило бы учредить специально для таких случаев), в числе других тошнотворных поступков, активно бомбили Англию, и Шеффилду досталось в числе прочих

Hawksley Avenue, Hillsborough, bomb damages, December 1940
Хоксли Авеню, Хиллсборо, после бомбёжки, 1940

Top: View along the ruins of Moor [Вид вдоль руин района Мур], December [Декабрь] 1940
Bottom: Air raid damage of the Empire Theatre at the Charles Street/Union Street corner,December 1940
Разрушения, полученные при бомбёжке, Императорский Театр на углу Чарльз Стрит/ Юнион Стрит , декабрь 1940

Nos. 2-24 Norwich Street, looking towards South Street. The photograph was taken between 1940 and 1959.
Дома №№2-24 по Норвич Стрит, в сторону Саус Стрит. фото сделано между 1940 и 1959 гг

Восстанавливать города после войны, особенно когда повреждения очень значительные — трудно и дорого. До 50-х годов район простоял в законсервированном виде — руины прибрали, но многие дома так и остались нежилыми, частично разрушенными и обгоревшими. Отметим, что из-за обветшания, район естественным образом стал «нехорошим». Начиная с 30-х годов его называли «Маленьким Чикаго» из-за выраженной неблагополучности.

Cottages of High Street Lane. Bard Street is at the top of road (1950s?)
Коттеджи на Хай Стрит Лейн. Бард Стрит выше по дороге, 1950s?

Стало окончательно понятно, что в жизни района нужно что-то менять.
Итак, в 1956-м году состоялись мощные дебаты между лейбористами и Con-Libs (что-то вроде коалиции консерваторов и либерал-демократов). Лейбористы предлагали поручить работы Отделению Общественных Работ (Public Works Department), поскольку те прелложили отстроить первые 990 квартир за 2,158,587 фунтов за 4 года (+1 год на проектирование) в первой зоне реновации, в то время, как частная фирма John Laing & Sons Ltd., которую лоббировали Кон-Либсы, предложила выполнить работы на год быстрее, но на 200,000 фунтов дороже. Однако, контракт Лэйна и Сыновей имел фиксированную цену материалов и оплаты работ, в то время как в плане PWD они не были учтены. Спор длился около трёх часов, и всё-таки контракт отдали Отделению Общественных Работ (PWD).
Долго ли, коротко ли, 25 апреля 1958 года, альдерманы Ч.В. Гасконь и П.Дж.М. Тёрнер заложили первый камень у подножия первой очереди Парк Хилла. Гасконь в тот день сказал, что для него это было не просто реновацией кучи плохого жилья, для него это было было исполнением мечты: за 40 лет до того, в начале своей карьеры общественного деятеля, именно в этом районе он призывал население бороться за лучшее жильё.

Проект был разработан архитекторами Джеком Линном и Айвором Смитом (Jack Lynn & Ivor Smith) под руководством и контролем главного архитектора Шеффилда Дж. Л. Уомерсли (J L Womersley). Интересно, что Уомерсли, не стесняясь в выражениях, открыто говорил, что Шеффилд является уникальным городом для реновации, где есть место для полёта фантазии, поскольку сейчас там «полный бардак». Хаотичность застройки Шеффилда, если отойти немножко от центра, радует глаз и по сей день. Думаю, в этом нет ничего плохого: город строился не для того, чтобы радовать взор императора, а для того, чтобы лить сталь =)

Строительство района началось с торгового квартала (Shopping Precinct), нелинейная английская логика. Вокруг него начали появляться первые жилые дома.

Park Hill Pavement Shopping Precinct wall plaque, 2 March 1964
Настенная плитка вдоль тротуара торгового пассажа Парк Хилла, 2 марта 1964

Всё закрутилось, и в 1960-м году появился Park Hill. И всё будущее, которое стояло перед ним, было уже построено

Nighttime view of the Pavement Shopping Precinct c. 1960.
Вечерний вид магазинной галереи, снято в 1960 г.

Dempsey’s store in the Pavement Shopping Precinct, 16 June 1961
Магазин Демпсис в Магазинной Галерее, 16 июня 1961

Top: Gilbert Street, looking to South Street, with Park Hill under construction in the background,23 May 1959
Bottom: Children in the playground in the Park Hill area with flats under construction in the background, 29 July 1959
Верх: Гилберт Стрит, в сторону Саус Стрии, на фоне виден строящийся Парк-Хилл, 23 мая 1959
Низ: Дети играют на площадке в районе Парк-Хилл, строящиеся дома видны на заднем плане, 23 мая 1959

Top: Park Hill looking northwest over the city center, 10 October 1968
Bottom: Park Hill pictured on May 18 1965
Верх: Вид на парк-хилл, на северо-запад в сторону центра города, 10 октября 1968
Низ: Парк Хилл 18 мая 1965

Интересной идеей архитектора было то, что террасам, идущим вдоль фасада («палубы» decks, именно так их называли создатели, и жители в дальшейшем) дали «старые» имена, имена рядов-улиц, которые располагались примерно в тех местах. Вероятно, это было нужно для того, чтобы местным жителям было проще ориентироваться в новых кварталах, ну и просто для теплоты и ламповости. Мне кажется это отличной идеей.

Ordance Survey map, dating from may 1963, showing the Park Hill layout
Карта Управления Геодезии и Картографии, отображающая территорию Парк-Хилл, 1963

А вот и первые жители- счастливые переселенцы. Конечно, далеко не все жители Парк Хилла были добродушными кумушками в передниках — вы даже не представляете. Но всё это потом, а пока- новые квартиры, high hopes.

Labour Leader, Hugh Gaitskell, chats to park hill residents while touring the complex on Friday 16 June 1961
Лидер лейбористов Хью Гейтскелл болтает с жителями комплекса во время прогулки в пятницу 16 июня 1961 года

Hugh Gaitskell, second from the left, and Councillor Harold Lambert, kneeling, are pictured on one the Park Hill ‘street decks’ on Friday 16 June 1961
Хью Гейтскелл, второй слева, и Советник Гарольд Ламберт (присел на корточки), сфотографировали на «улице-палубе» Парк Хилла, Пятница 16 июня 1961

Hugh Gaitskell and the Lord Mayor, Alderman J. W. Sterland, chat to Park Hill children on Friday 16 June 1961
Хью Гейтскелл и лорд-мэр, олдэрмэн Дж. У. Стерланд, болтают с детьми из Парк-Хилла, пятница 16 июня 1961

Park Hill children pictured on the day of the official opening, Friday 16 June 1961
Дети Парк-Хилла в день официального открытия, пятница 16 июня 1961

17 Октября 1959 были официально объявлены цены проживания в Парк-Хилл. В массиве имелись квартиры нескольких размеров. Во всех было центральное отопление и горячая вода. Это и сама арендная плата составляли сумму недельной платы за проживание. Недельная плата за квартиру с 1 спальней составляла 25 шиллингов: коммнальный налог 4ш, аренда 10ш, тепло 11ш. Для квартиры с 1 спальней для двух человек плата составляла 30 шиллингов 5 пенсов. При этом, 25%  квартир предназначались для пожилых людей, и плата составляла 20ш 5п заквартиру для одного, и 22ш 4 п за квартиру для 2-х человек. Другие варианты аренды: две спальни (3 человека) — 37ш 9п, две спальни, 4 человека, 40ш 7п или 41ш 5 п, в зависимости от размера комнат. Три спальни (5 человек) 46ш 10п, 47ш 3п, и 47ш 9п. 3 спальни (6 человек) 51ш 3п. 4 спальни — 51ш 11п.

A note on the reverse of the picture, dating from 1959, states: ‘A modern kitchen in one of the flats in the Park Hill development’
Надпись на обороте фотографии, датированной не раньше 1959г: «современная кухня в одной из квартир Парк-Хилла»

Касательно современной кухни: в Шеффилдском краеведческом музее очень интересная экспозиция про Парк-Хилл и Гайд-Парк, в частности, там представлены детали интерьера. Кухни были с мусоропроводом, измельчителем пищевых отходов, встроенным в отвод раковины, и бог знает чем ещё. Оснащение кухни даже на современном уровне — выше всяких похвал.

Жизнь Парк-Хилла шла своим чередом. Просто район за железкой, бывшее «маленькое Чикаго». Как и любое закрытое от внешних ветров место, он начал давать сбои. Спальный район, в котором мальчики играют в казаки-разбойники, обычно таит в себе маленькую опасность. Мальчики вырастают, но продолжают играть в казаки-разбойники. В конце 70-х Парк-Хилл выглядел уже не таким свежим и безоблачным.

A play area at Park Hill pictured on 10 October 1968
Игровая площадка в Парк-Хилле, 10 октября 1968

This mini electric milk float was used by Brightside & Carbrook Co-op Society on the balconies of Park Hill flats
Электрическая мини-машина для развозки молока использовалась кооперативным обществом Брайтсайд & Карбрук на галереях жилмассива

Park Hill flats stairwell, 30 july 1979. || Park Hill — looking down a stairwell 30 Jusy 1979
Лестничные пролёты Парк Хилла, 30.06 1979 || Взгляд в лестничный пролет 30.06 1979

Park Hill- note child on rails, 14 August 1972
Парк-Хилл, обратите внимение на ребенка на перилах, 14 Августа 1972

И немного про детей и яжматерей. Многие мамашки, живущие на верхних этажах массива, жаловались на то, что детям не хватает друзей и активности. Дело в том, что отпускать детей на «палубы» было страшно — там и молоковозы ездят, и вообще мало ли что. Кроме того, дети те ещё обезьяны, особенно когда им не хватает физической нагрузки. Мамы небезосновательно боялись, что молодецкие забавы закончатся падениями с высоты или чем-то типа того. В общем, на время готовки и работы по дому, дети оставались фактически заперты в этих бюджетных квартирах. Мамашки поотчаяннее конечно отпускали детей на палубы и во дворы (а вы понимаете, что например если вы живёте на 9-м этаже, и ваша квартира в середине корпуса, спуск во двор в случае любого инцидента займет как минимум пару минут). Проблема матерей Парк-Хилла недоступна для понимания нам. Мы можем включить детям мультфильмы, дать им ящик с лего или мобилку с майнкрафтом. Но если вы на секунду представите себе, чем может занять себя ребёнок в 33-метровой квартире в 1965 году… Да-да, ничем, старым добрым ничем.

Play area at Park Hill, 10 May 1976
Площадка в Парк-Хилле, 10 мая 1976

В начале 80-х Парк-Хилл начал стремительно покрываться тленом.

The wall plaque unveiled by Hugh Gaitskell at the opening ceremony is covered in graffiti on 18 December 1982
Памятная доска, торжественно представленная Хью Гайтскеллом на церемонии открытия, покрыта граффити. 18 Декабря 1982

View along one of the ‘street decks’, 21 January 1986
Вид вдоль одной из «улиц-палуб», 21 января 1986

Children’s play area, 21 May 1985
Детская площадка, 21 мая 1985

General view of park hill with the Parkway pub on the left, 21 January 1986
Общий вид Парк-Хилла, слева паб «Паркуэй», 21 января 1986

А вот и первый по-настоящему неудобный момент. В июне 1988, рядом с примерно 20-ю детишками, беззаботно игравшими на площадке на Гилберт-роу, упал мешок со стеклянными бутылками. В тот день никто не пострадал, но одна из мамашек сказала: «Это место становится таким же неблагополучным, как Хайд-Парк». Я же еще не говорил вам, что через дорогу от Парк-Хилла в те же примерно годы появился другой памятник Свободы Равенста и Братства — жилмассив Хайд-Парк (благополучно снесён в 90-х годах). Хотите, немного расскажу? С точки зрения архитектуры Хайд-Парк, на мой вкус, был несколько более стройным. Расположенные на горе корпуса были объединены в единый ансамбль, легко читающийся почти с любого места неподалёку.

Hyde Park, ~1980-s
Хайд Парк, ~1980-е

Дело Лизы Дин (лирическое отступление)

С точки зрения интеллектуального развития, Хайд-Парк пробил дно. Я сначала не хотел писать про Лизу Дин, думая, что в интернете уже полно информации. Но нет, по этому запросу в гугле только порно-актрисы. К сожалению, моя история не имеет никакого отношения к сексу, и вообще жизни как таковой. В апреле 1979 года, 13-летний мальчик по неустановленным мотивам, преднамеренно, выбросил из окна телевизор. Телевизор приземлился на голову девочки по имени Лиза Дин. Это была обычная дочка у обычных родителей.

Lisa Dean, left, was killed when a television set was dropped from one of the balconies and fell on her head on 9 April 1979. Her parents are pictured on the right
Лиза Дин, слева, погибла из-за того, что ей на голову упал телевизор, сброшенный с одной из галерей 9 апреля 1979. Её родители на фото справа

Такой интересный мир, в котором ты просто идешь по двору, и тебе на голову падает телевизор. Девочка умерла не сразу — через 2,5 недели. Ей было 8 лет. История взволновала людей настолько, что этого сделанного в большой спешке мальчика содержали под стражей всё время, пока велось расследование, для его же безопасности. Небезосновательно опасались суда линча. Мне кажется, английская полиция переборщила с законностью: нужно было отдать его жителям Park Hill, которые готовы были отправить его в ад в тот же день. Правда думаю в аду такое тоже не принимают

Back to Park Hill

Но и в Парк Хилле дела шли не намного лучше. Нападения, грабёж, падение предметов из окон и с «палуб» — всё это не доставляло вообще никакого удовольствия мирным жителям массива.

A policemen stands guard after a blaze in a flat on Norwitch row on 11 January 1994
Полицейский на посту после выстрелов в квартире на Норвич роу, 11 января 1994

К Середине 90-х многочисленные проблемы Парк-Хилла привлекли внимание правительства. Среди прочих идей по улучшению, была достаточно естественная — уничтожить его к чертям собачьим.

Aerial view of Park Hill, looking towards the Midland railway station. Hyde Park Walk and  Terrace can be seen bottom left
Аэрофотосьёмка Парк-Хилла, в сторону вокзала. Променад и терраса Хайд-Парка видны слева внизу

Журнал the Star опубликовал опрос, стоит ли сохранить Парк Хилл, и более 7/8 респондентов ответили, что предпочли бы не оставлять его. Архитектор Джек Линн про Парк Хилл, спустя 40 лет, сказал что-то в этом духе: «Криминальная активность, наркотики, вандализм, и прочая хрень — это не проблема дизайна и архитектуры. Вы можете найти это безумие где угодно». Я думаю, Джек Линн прав. Парк Хилл великолепен. Его проектировали два 26-летних парня, которые понимали, что такое красота, и что такое функциональность. И что такое мечта. Просто люди- это всего лишь люди. Они убивают и калечат друг друга в самых прекрасных дворцах.

В 2005 году стало известно о планах компании Urban Splash по реновации Park Hill. План компании- крайне простой и рациональный: перемыслить район в итальянском стиле — облагородить террасы (эти самые палубы, или улицы в небе), сделать променады, кафешки и забегаловки, рестораны, магазины и т.д. Сами квартиры объединить в бОльшие по площали, сделать более, простите уж за это слово, лакшери.

The picture illustrates the first new glass and coloured panels being fixed at Park Hill during Noveber 2009
На фотографии — установка новых окон и цветных панелей в Парк-Хилле, ноябрь 2009

На сегодняшний день, первая очередь реновированного квартала уже заселена. Парк Хилл расположен на склоне горы, и реновация началась с корпуса, стоящего в самом низу, и наибольшего по этажности (это корпус, выходящий на Парк-Сквер, Ансон-стрит и Саус-стрит).







Выше по холму видны неотремонтированные корпуса

Вот они держатся за ручки- старый и новый корпус

Давайте заглянем в старую часть? Сейчас около 6 часов вечера, и мне попалось всего две компании, мирно проследовавших мимо, покуривая нечто очень знакомое. Поднимаемся по Дюк-стрит, плавно ищем место для захода внутрь

Вишня цветёт на фоне странненьких граффити

Я внутри, и не вижу ничего страшного. В квартале нет никаких особенных ощущений зла, или там убожества. Наоборот, там чувствуется что-то вроде умиротворения. Брутальная отделка цокольного этажа ярко-красными мелкими плитками выглядит торжественной и праздничной.





Ощущение умиротворения сродни скорее кладбищенскому, не в смысле связи со смертью, а в смысле спокойствия и безвременья. Особенно этим эмоциям способствует обилие бетона, аккуратно заделанные окна.






«Улицы в небе» смотреть не стал — все проходы туда красноречиво заколочены разной степени «непреодолимыми» препятствиями. Я имею в виду, залезть туда можно запросто, но знакомство с Шеффилдской полицией в тот вечер в мои планы не входило, потому что у вокзала уже зажигались огни гостеприимного Sheffield Tap (рекомендую).
Проходы, дублирующие террасы на высоте, есть и на первом этаже, у самой земли.






Изредка встречаются компании. На человека с фотоаппаратом неанглийской внешности не отреагировали. Всё тот же запах марихуаны.


Парк-Хилл, как я понимаю, несколько растерял форму по сравнению с 80-ми и 90-ми годами, поскольку совершенно не производит гнетущего и тягостного впечатления, которое должен по идее производить. Ощущение, что место полностью очистилось от зла, и напоминает заброшенный храм в лесу. А может и не было тут никакого зла, кроме человеческого. Не стало людей, не стало и его




Немного не по себе, что кое-где на галереях горит свет



Человеку, поднявшемуся на верхушку Park-Hill предстоит увидеть несколько изумительный вещей. Во-первых, «верхние» малоэтажные корпуса



Во-вторых, захватывающий, безумный вид на Шеффилд, «Стальной город», поражающий воображение отсутствием гламура, вычурности или чего-то в этом духе.

Приценитесь? Квартиры от 100 000 фунтов, 2 минуты до центра =)

От Парк-Хилла можно отправиться еще повыше, к Холера-монументу, где вы окончательно станете пассивным курильщиком марихуаны (а кто говорит, что это что-то плохое?) Внизу же манит привокзальный бар, уютный центр города, университетские корпуса и парочка готических соборов, особенно хороших весной, когда цветут эти самые вишни. Выбирать между отдыхом и культурой сложно, так что советую сходить и туда и туда, расстояния там маленкие.

 

Опасно: смерть от восхищения

Опасно, потухшее сердце загорится вновь, если бросать тут мусор

 

Очень выпивательное место. Конечно, я выпил


Еще взгляд на «исскусство ЖКХ» (ТМ), и я возвращаюсь в высотную часть Парк-Хилла, постепенно приближаясь к реновированному корпусу.




Меня немного захлестнуло оформление общественного туалета, как собственно и сама идея общественного туалета в жилмассиве.




Человека из Петербурга в весенней Англии поражает цветение вишни, яблонь, груш, и других хороших вещей. Пока сакура окончательно не опала в вашем саду, вы можете предаться излюбленной японской забаве- любованию цветами плодовых деревьев. Как правило, оно сопряжено с распитием алкоголя, но это, конечно, факультативно.


Итак, реновированный корпус, уже частично заселён.











А вот и новые дома на месте проклятоно Хайд-Парка.

 

Спуск к железной дороге, часто рельсов переходите так, по принципу «берегись поезда», часть все-таки идёте в пешеходном туннеле.

Налево собор, направо холера монумент. Оьа зайца очень вкусные

Неоновая надпись «я люблю тебя. Ты выйдешь за меня?» стала символом Парк-Хилла, может даже символом возрождения

Конечно, я выйду за тебя. Of course I’ll marry you =)

 

I’d like to add a small post scriptum for those, who might be for some reason interested in my view on Park Hill. To summarize all the above, Park Hill is a typical phenomenon of the post-WWII world, in the sense that the humanity started to appreciate peaceful life, having realized the price of it. From this prospective, the dream-driven life in 1950-60s was slightly common in UK and USSR, because the air was full of high hopes and expectations, and the idea that lead and lighted the way of Park Hill and the like creators was glorious and noble. Of course from the current point in time we can clearly see the unbethought point of such projects, I mean the criminality potential and ghetto tendency of such grand housing estates, but it’s so easy to judge the past, and it’s as easy as mean. Modern people should realize, understand and admit, that although some of high hopes were doomed from the start, the experience of such a community as Park Hill is something that we really had to go through. And not only go through, but realize and rework for the future dreams. I would also like to point out that the commonness of such an experience in UK and other countries, including USSR, is not just a coincidence. We should bring back the international knowledge sharing and experience transfer so we could help each other avoid a lot of problems instead of barking at each other with ready help of the media. I want to express deep respect to the creators and to the re-animators of Park Hill, and I hope that the ‘Community Spirit’ will live and serve for the best, and the people will respect and appreciate such a unique legacy.

 

Many thanks to the book «Sheffield Flats» by Peter Tuffrey. Loads of interesting and touching things inside!
Исторические материалы взяты из книги «Квартиры Шеффилда», Питер Таффри. Книга стоит в краеведческом музее что-то типа 15 фунтов, но поверьте, это настоящее сокровище.

Благодатная, 57. Дом, который умер молодым

84 года — много ли это? Для человека — да, пожалуй. Но для дома, на мой взгляд, очень и очень мало. Вы же знаете, дома могут прожить больше тысячи лет. Иногда их бросают медленно увядать, и тогда на балконах начинают расти деревья, в комнатах появляется мох, природа медленно возвращает себе когда-то отобранную территорию.

А потом на этот дом смотрят люди, которые сами довели его до такого состояния, и думают: «фу, какой старый уродливый дом». Почему-то люди понимают, что с кошечками и собачками надо гулять, что машинам нужно техобслуживание, но не понимают, что дом тоже сам себя не отштукатурит, не уследит за инженерными системами, и так далее. Конечно, дом — это не мишки харибо, плывущие в бумажном стаканчике по Карибскому морю. Но увы, это и не абсолютное сверх-вещество вроде жидкого терминатора. Дом — это нечто живое. Иногда оно начинает болеть, и если люди хотят, они могут его вылечить, а если не хотят…

Дом по Благодатной, 57, был построен в 1933-34 г.г. в рамках конкурса по индустриализации жилищного строительства. Это было один из 4 корпусов, построенных из курпных неофактуренных шлакоблоков весом 1,5 тонны в 21-м квартале. Именно эта технология (Инж. Д.Х. Альперович и компания) победила в конкурсе, и положила начало крупноблочному строительству в Ленинграде. Дом (19-й корпус 21-ого квартала, стоявший чуть во дворе, и выходивший торцом на Благодатный переулок) был построен в типичном духе 30 годов (намеренно не хочу употреблять слова функционализм, конструктивизм, авангард, уж очень сложная это игра), имел простые очертания и просторные, разумные планировки квартир. Перекрытия в доме были деревянными. Окна, в той же традиции 30-х были широкими, и пропускали много света. Дом выглядел примерно так (в литературе немного противоречивые денные по поводу того, что именно за дом изображен на этой картинке, подробнее об этом можно прочитать в спец. статье, у меня есть основания сомневаться в том, что это именно 2 корпус, поскольку существуют совершенно другие изображения «двоечки»):

Один из 4 «пилотных» корпусов в районе Электросилы, построенный из 1,5-тонных блоков. Корпус 19 выглядел примерно так.

Так этот дом и простоял в тени гиганта Гагарина, 1. Штукатурка понемногу облетала, её подкрашивали, деревянные перекрыти никто не менял. В середине нулевых дом признали аварийным и расселили. Он стоял еще некоторое время, становясь рассадником неблагополучия. В доме появилась ночная жизнь, в окошках загорался свет. Но Электросила не самый фешенебельный район, нечисти там хватает и в других домах, поэтому 19-й корпус сильно не отсвечивал, просто медленно умирал.

Сентябрь 2013

Январь 2014

Прошло еще около года, и стало окончательно понятно, что это конец. Звякнули колокольчики, и появился «ангел смерти» — синий забор.
Март 2015

Теплым и солнечным летом 2015 года начался активный демонтаж. Дом был уже полностью готов, и сильно не сопротивлялся.
Июль 2015

Видно, что дом был доведен до ужасного состояния, не только по мещанским меркам, но и объективно

А вот и полуторатонные блоки, которые в двлеком 32-м году открыли стоителям новые перспективы. И куски перекрытий пожалуйста

Всё решилось очень быстро. В августе 2015 дом по Благодатной, 57, он же 19-й корпус 21 квартала в Генплане Ленинграда, окончательно исчез с лица земли. Сейчас из победителей конкурса остался всего один дом (по сути аналогичный)- Юрия Гагарина, 11 (4-й корпус 21 квартала). Вы точно видели этот дом, потому что торцом он смотрит на Парк Победы.

Юрия Гагарина, 11. Дворовый фасад

Юрия Гагарина, 11. Интересное сочленение с домом по Кузнецовской, 48

Юрия Гагарина, дом 11, он же корпус №4 21-ого квартала Ленинграда. Последний.

Я надеюсь, его не будут сносить. Иначе у нас совсем ничего не останется.

74й квартал, крупноблочные дома 1-527-С

С выходом знаменитого постановления 1955 года «Об устранении излишеств…», завершился первый период индустриализации, оставив после себя немногочисленные и абсолютно прекрасные блочные дома, по стилистике успевшие пройти долгий извилистый путь от функционализма 30 годов, до строгого минималистичного ампира конца 50х. Устранение излишеств не в меньшей степени затронуло и кирпичные здания, как жилые, так и инфраструктурные. Трёхметровые потолки, лепнина, сквозные парадные, пилястры и барельефы плавно, но неуклонно уходили в прошлое. Как же дальше развивалось типовое индустриальное строительство, спросит читатель. В очень поверхностном приближении можно сказать, в Ленинграде конца 1950-х годов типовое жилищное строительство пошло по двум разным направлениям.

Дома первого направления можно условно назвать «панельными сталинками». То есть, это дома с высоким потолками и хорошими планировками, выполненные из панелей. Первым из них стал дом по Полярников, 10 (о нём мы уже упоминали в статье о первенцах). Затем, также на Щемиловке, из похожих материалов было построено ещё два огромных квартала.

122 квартал, Щемиловка (современное м. Ломоновская)

Ещё один похожий массив есть недалеко от современного метро Елизаровская. Кстати именно эти дома на Елизаровской стали прототипом самой удачной серии хрущевок Ленинграда — 507 серии.

Это «сталинские» панельные дома — с большими кухнями и так далее. Благодаря отделке из тёмной гранитной мозаики выглядят достаточно мрачно, однако думаю в лучшие годы они смотрелись просто великолепно

Другая серия домов (именно серия, все дома которой — идентичны) получила номенклатуру 506. Эти дома представлены на Новочеркасской, также есть небольшая группа на Лесной и даже один на ул Даля (рядом с ЛДМ).

Замечательные дома 506 серии на Малой Охте — современная метро Новочеркасская.

Второе направление, это кирпичные дома из силикатного кирпича на основе 528 типовой серии (многоликость этой серии- тема отдельной беседы) для посемейного заселения. Разработка этих проектов не остановилась на знаменитых пятиэтажках с эркерами (1-528 кп). В номенклатуру попали и длинные 9-этажки, и «точечные» одноподъездные 9-12-этажные дома, но это совсем другая история.

Третье направление, которое и стало основным, это строительство крупноэлементных домов с так называемыми экономичными квартирами. Да, пятиэтажки, знаменитые хрущёвочные Хрущёвки с хрущеватыми квартирами, без лифтов, с потолком 2.40 (высота этажа порядка 2.70), смежными санузлами и так далее. Надо сказать, что это огромный класс зданий, который включает как печальных пасынков природы, так и очень даже добротных представителей. В их строительстве применялись самые разные материалы: силикаты, различные виды бетона (вспененный, или газобетон, и так далее). На строительство панельных пятиэтажек в Ленинграде уже в 1960 году работало 5 (!) домостроительных комбинатов: Кузнецовский (Московский район), производивший панели из керамзитобетона, Автовский (панели из газобетона), Обуховский (железобетон с легкобетонным утеплителем), Полюстровский (железобетон с пенобетоном) и Колпинский (железобетон с минераловатным утеплителем). Кроме того, на стадии проектирования находился Северный ДСК. Все комбинаты, за исключением Серевного, были созданы на базе действовавших или стоившихся заводов сборных конструкций. Так, Полюстровский ДСК (ДСК-1), был создан посредством реконструкции завода железобетонных изделий и товарного бетона строительного треста №19. Он первым вступил и в игру в 1959 году.

Сегодня мы поговорим о квартале, возведенном из материалов Павловского завода силикатных строительных материалов. На заводе производили известково-песчаные блоки автоклавного твердения, являющиеся дешевым бесцементным стеновым материалом, полностью удовлетворяющим требования индустриального строительства. К моменту нашего повествования (1960 г.) из материалов Павловского завода уже был построен одноэтажный поселок из крупных полнотелых силикатных блоков, а также несколько промышленных зданий. Однако начало широкого применения силикатных материалов несколько оттягивало то, что не было единого определенного проекта типовых жилых домов. Именно к концу 50х годов типы жилых домов определились на значительный период времени, причем планировочные и конструктивные решения позволяли взаимозаменять материал стен, что и позволило силикатным блокам стать одним из перспективных стройматериалов. Теперь, в 2016 году, мы знаем, что силикатные блоки не получили широкого применения, массовый характер приняло панельное домостроение. Но тогда, в результате рабочего содружества Бюро типового проектирования института Ленпроект, Павловского силикатного извода и стройтреста №16, появился типовой проект, который и начали реализовывать в квартале №74 на Московском проспекте (ограничен современными улицами Алтайской, Ленсовета, Орджоникидзе и пр. Ю. Гагарина). Проект разработали архитекторы М. Е. Русаков, А.П. Щербенок, Н.И. Яккер и инженеры Н.И. Вайнюньский, В.И. Сергеев (Пасловский завод силикатных изделий), Н.А. Герасимов и Г. Н. Каменский (стройтрест №16). Дома проекта получили название серии 1-527-С.
На площади 15,5 га были запроектированы 22 жилых дома общей площадью 56400 кв. метров. В 1959 году были сданы первые 6 домов. Стоимость квадратного метра составила 1100 руб.



Наружные стены имеют 4-рядную разрезку по блокам, их толщина составляет 50 см (сравнимо с толщиной стен сталинских домов, и вы наверняка обращали внимание, что более поздние панельне дома имеют намного более тонкие стены). Я просто оставлю здесь страницу из книги Верижникова, так как вряд ли смогу более доходчиво рассказать вам про эти блоки

А вот, судя по всему, и первая группа домов 1-527-С

Во дворе. 74-й квартал

Квартал расположен довольно-таки сильно на юге, думаю что в начале 60-х это была настоящая жопа мира. Даже по современным представлениям, расположение между м. Московская и Звездная нельзя назвать слишком близким к центру. Ну а тогда плотность застройки тех мест была очень и очень низкой. На средней рогатке была небольшая группа домов (объединение Лето и несколько жилых домов рядом с ним, недалеко от современного угла Дунайского и Пулковского шоссе), квартал послевоенных коттеджей был (и пока еще есть) рядом с ЦНИИ Крылова. В основном же, территория была покрыта яблоневыми садами, остатки которых можно видеть на юге Московского района и в наше время.

Визуально дома решены очень просто. Блоки поступали на стройплощадку оштукатуренными, оставалась лишь декоративная покраска. Дома по задумке были раскрашены в разные цвета, что является крайне удачной и не потерявшей актуальности находкой в оформлении типового жилья. Давайте заглянем в 74й квартал в 21-м веке и посмотрим, как проходит его жизнь на седьмом десятке.

Мы заходим с угла Ленсовета и Алтайской (через Алтайскую находится уже знакомый нам 67 квартал). Обратите внимание, невооруженным взглядом видны блоки, и многие принимают их очертания за декоративную рустовку. Это заблуждение, но заблуждение достаточно обоснованное. Во-первых, блочные дома «хрущевских» серий встречаются очень и очень редко (не скажу за все города, но в Ленинграде-Петербурге и области их буквально считанные кварталы), поэтому достаточно просвещённый наблюдатель думает: это хрущевка, следовательно панелька, следовательно, это декоративные «блоки». Во-вторых, у сталинских домов вдоль Московского проспекта очень часто можно видеть отделку первых этажей в виде несколько похожих «блоков» (но у тех домов это как раз-таки декоративный руст). Итак, расставим точки над i: в 74 квартале верьте своим глазам. То, что вы видите, это дейстивтельно очертания блоков. Это силикатные блоки, то есть по сути- большие силикатные кирпичи. Толщина внешних стен здесь достигает полуметра. Ни в одном панельном доме вы не встретите столь внушительных толстых стен. Просто загляните в окошки первого этажа, чтобы убедиться в этом.

Заходя в квартал с угла, посмотрим на торец дома номер 27 по Алтайской улице. В отличие от домов по Ленсовета, он и другие дома внутри квартала имеют симпатичную двухцветную раскраску.

Парадные, как мы уже видела на чертеже, решены с помощью стеклоблоков. Это достаточно хорошая придумка, стеклоблоки не настолько прозрачны, чтобы нарушить интим подъезда, но они пропускают довольно много света, оживляют внутренний фасад здания, имеют хорошия теплоизоляционные свойства.

Сейчас дома в квартале выглядят очень неуоженно, хотя если вдуматься, силикатный оштукатуренный блок непрхотлив и может долго служить, сохраняя приятную внушность. Достаточно было бы чистить и красить такие кварталы раз в 5-10 лет, следить за подтёками и проветриваемостью помещений. У меня нет данных о состоянии внутенних инженерных коммуникаций (к слову сказать, дома газифицированы, имеются только трубы холодного водоснабжения, газовые колонки располагаются на кухнях, уменьшая и без того невеликий их объём. В более поздних хрущевках это учли, расположив колонки в санузлах). Но что касается внешнего убранства домов, на мой взгляд довести их до такого состояния можно было только злонамеренно. Я не сторонник теории заговоров, но иногда мне кажется, что старые и не очень дома, находящиеся в инвестиционно привлекательных кварталах, намеренно доводят до такого состояния, чтобы потом смело навесить ярлыки «трущобы», «гетто» и прочее, подкрепив эти слова жутковатыми фотографиями в высоком разрешении. Помните: дома, как я любая вещь, нуждаются в уходе. Даже самый лучший дом за 10-15 лет прийдёт в полную негодность и внешне скатится в жутковатое убожество, если за ним не следить!

 

Кое-где в квартале встречаются киоски, будки, есть парочка детских садов и школа, но в основном это чисто жилой «спальный» квартал. Также здесь находятся несколько объектов уплотнительной застройки, куда без них.

Ах да, про однородную социальную среду. Конечно же, 74 квартал — это гетто! Как же вы ыдумали? Даже в солнечный весенний день он создает гнетущее впечатление заброшенности, затаённой жизни, чувство, что «тебе здесь не рады». Человек с фотоаппаратом вызывает подозрение: даже футболисты на поле (мужчины разных национальностей от 25 и старше) снизили темп игры, и инстинктивно продолжали меня взглядами. Впрочем сам факт, что они играют в футбол, а не квасят у подъезда, немножко радует. Бабули в окнах раздраженно задергивают шторы в ответ на взгляд, но от окон не отходят. В целом это стандартный удел кварталов, запроектированных в концепции «укрупнения». Много жилых домов, нет магазинов и культурно-общественных зданий, поэтому «чужому» человеку тут по большому счету делать дейтсвительно нечего.

Любопытная будка, построенная из тех же блоков, что и дома к вартале.

Такое вот стренное место. Но может быть, ранней весной в Петербурге просто нет уютных мест?

Даже мой любимый проспект Юрия Гагарина с его замечательной аллей нечетной стороны здесь выглядит как-то не так. Мы покидаем 74й квартал на противоположном углу (Гагарина-Орджонникидзе), оставляя его напряженным жителям их личный квартальные тайны. Грустное впечателние, которое оставил квартал лично мне, надеюсь, не является систематическим свойством этого места.

А теперь о небольшой лужайке на Алтайской улице. Еще недавно здесь, по адресу Алтайска, 39, находился типовой гараж 60-х годов. Построенный из серого силикатного кирпича, ставшего со временем тёмным, имеющий интересные как бы готические очертания, он выглядел здесь чуждо, мрачно и великолепно. Во время оно он был снесен. Небольшая освободившаяся территория, конечно же, является местом постройки очередного будущего муравейника. Клик по картинке приведёт вас на смешной и грустный сайт, на котором все рассказано более или менее по существу. Будущих покупателей «элитного» жилья прошу обратить внимание на окружающий — весьма элитный, можно сказать, регальный квартал, и подумать еще раз и своих желаниях и своих возможностях.

Постановление 1955 года об устранении излишеств и кое-кого ещё

Завершен цикл статей о крупноблочных сталинских домах. Что же было дальше, спросите вы? Началась новая глава сказки, которую можно было бы назвать, да простят мне грусный каламбур, «вернёмся к нашим баракам».

ЦК КПСС
совместно с
Советом Министров СССР

Представляют вашему вниманию

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 4 ноября 1955 года № 1871

ОБ УСТРАНЕНИИ ИЗЛИШЕСТВ В ПРОЕКТИРОВАНИИ И СТРОИТЕЛЬСТВЕ

Слегка дополненное картинками из интернета в 2016 году вашим покорным слугой Slumspy

В нашей стране проводятся огромные работы по строительству и реконструкции городов, поселков и промышленных предприятий. В больших масштабах осуществляется сельскохозяйственное строительство, особенно в районах освоения целинных и залежных земель. Построено много хороших экономичных жилых домов и общественных зданий с удобной планировкой.
В последние годы получают развитие индустриальные методы строительства с применением сборных конструкций, деталей и эффективных строительных материалов, все шире внедряется передовая технология строительного производства. Многие проектные и строительные организации применяют в строительстве типовые проекты, что способствует ускорению строительства и снижению его стоимости.
За последнее время Партия в Правительство провели ряд мероприятий, направленных на коренное улучшение строительного дела. Подготовлены квалифицированные кадры рабочих, инженеров и архитекторов, правильно понимающих свои задачи строительства экономичных зданий и сооружений, отвечающих современным требованиям, и внедрения в строительство, индустриальных конструкций и прогрессивных методов работы.
Наши успехи в этом деле были бы 6олее значительны, если бы этому не мешали имеющиеся крупные недостатки и ошибки в проектировании и строительстве.
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР отмечают, что в работах многих архитекторов и проектных организаций получила широкое распространение внешне показная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами, что не соответствует линии Партии и Правительства в архитектурно-строительном деле.
Увлекаясь показной стороной, многие архитекторы занимаются главным образом украшением фасадов зданий, не работают над улучшением внутренней планировки и оборудования жилых домов и квартир, пренебрегают необходимостью создания удобств для населения, требованиями экономики и нормальной эксплуатации зданий.
Ничем не оправданные башенные надстройки, многочисленные декоративные колоннады и портики и другие архитектурные излишества, заимствованные из прошлого, стали массовым явлением при строительстве жилых и общественных зданий, в результате чего за последние годы на жилищное строительство перерасходовано много государственных средств, на которые можно было бы построить не один миллион квадратных метров жилой площади для трудящихся.
Так, например, в г. Москве в жилых домах по улице Горького (архитектор Жуков),

Имеется в виду дом №9 по Тверской (ранее ул. Горького)

по Можайскому шоссе (архитектор Чечулин),

Возможно, имеется в виду дом с современным адресом Кутузовский пр. 18

по Ленинградскому шоссе (архитекторы Готлиб и Хилькевич)

C некоторой вероятностью, отсылка к дому по совр. Ленинградскому проспекту, 1.

и в ряде других домов в угоду показному украшательству, применены многочисленные колонны, портики, сложные карнизы в другие дорогостоящие детали, придающие домам архаический вид. В то же время не было уделено должного внимания удобной планировке квартир в этих домах и благоустройству территорий.
Особенно большие излишества были допущены архитектором Рыбицким в построенном доме по улице Чкалова, для отделки которого применены дорогостоящие материалы, сложные архитектурные украшения и декоративные аркады; при планировке квартир недопустимо завышены площади передних, коридоров и других вспомогательных помещений.

Современный адрес Земляной Вал 46-48.

Стоимость одного квадратного метра жилой площади в этом доме составляет 3400 рублей, что в два — три раза превышает, стоимость жилой площади в экономично запроектированных домах.

Крупные излишества были допущены при проектировании и строительстве высотных зданий. Так, например, на строительство гостиницы «Ленинградская» на 354 номера на Каланчевской площади в г. Москве (архитекторы Поляков и Борецкий) затрачено столько же средств, сколько понадобилось бы на строительство экономично запроектированной гостиницы на 1000 номеров.

Площадь номеров в этой гостинице составляет всего лишь 22 проц. общей площади. Во внутренней отделке помещений допущена чрезмерная, ничем не оправданная роскошь (позолота и роспись потолков, карнизов, дорогостоящие панели из ценных пород дерева, декоративные позолоченные решетки и т. д.). Эксплуатационные расходы на содержание одного места в этой гостинице в полтора раза превышают аналогичные расходы по гостинице «Москва».
Бывшие главные архитекторы г. Москвы тт. Чечулин и Власов не только не вели должной борьбы с расточительством государственных средств при проектирования и строительстве, но и сами допускали в разрабатываемых ими проектах излишества.
Значительные излишества допущены также при проектировании и строительстве жилых и общественных зданий в гг. Ленинграде, Тбилиси, Киеве, Харькове, Минске, Воронеже, Баку, Ростове-на-Дону и в других городах.
В проекте строящегося па проспекте им. И. В. Сталина в г. Ленинграде крупноблочного жилого дома, разработанном архитектором Журавлёвым, предусмотрена приставная колоннада высотой в два этажа.

13-й квартал, дом, получивший в народе прозвище «Столбы», С-Пб, Благодатная, 34

На этом же проспекте при въезде в город запроектирована площадь размером 7,3 га, что почти в 1,5 раза больше Красной площади в г. Москве. По проектам архитектора Каменского на проспекте Стачек в г. Ленинграде за последние годы построены дома с архаичным оформлением фасадов, с тяжёлой рустовкой пилястрами и сложными карнизами.

Речь, безусловно, об ансамбле жилых домов на Комсомольской площади. Мне кажется, зря они так — Комсомольская площадь и в наши дни является одним из красивейших и уютнейших мест Кировского района. Ничего особенно архаичного на момент 55 года я этих в домах не вижу. А если вы зайдете во двор, то увидите вообще абсолютно гладкий штукатуренный фасад- скромнее уже некуда.

При строительстве административного здания комбината «Грузуголь» в г. Тбилиси (архитекторы Чхиквадзе и Чхеидзе) сооружена декоративная, практически не используемая башня высотой 55 метров стоимостью 3 млн рублей; затраты на облицовку фасадов этого здания составили 8,1 млн рублей или 33 проц. общей стоимости строительства.

Стоимость отделки фасадов строящегося здания Министерства сельского хозяйства Грузинской ССР (архитекторы Парпхалаишвили и Тавдгиридзе) составляет 3,9 млн рублей или 32 проц. общей стоимости здания.
В результате крупных излишеств, допущенных при проектировании, стоимость строительства одного квадратного метра жилой площади в ряде домов г. Харькова превышает 2 тыс. рублей, а по отдельным домам доходит до 3 тыс. рублей. Например, стоимость одного квадратного метра жилой площади 5-этажного дома Котельно-радиаторного завода составляет 2826 рублей (архитектор Рябченко), 7-этажного жилого дома на Плехановской улице — 2811 рублей (архитекторы Крыкин и Бондаренко).
В г. Воронеже на улице Кольцова строится 5-этажный жилой дом Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности (архитектор Скулачев) с башней высотой более 70 метров, стоимость которой составляет около 2 млн рублей.

Построенное на проспекте Революции по проекту архитектора Троицкого 5-этажное здание Управления Юго-Восточной железной дороги имеет 11-этажную башню высотой 70 метров, стоимостью также около 2 млн рублей. В здании запроектированы 3 декоративные арки и колоннада высотой в 3 этажа.

В г. Баку по проектам архитектора Усейнова построены многие жилые дома и общественные здания с большими излишествами. Архитектор Усейнов некротически переносит в архитектуру современных зданий формы средневековой восточной архитектуры. Фасады жилых домов треста «Бузовнынефть», объединения «Азнефть» и Академии наук Азербайджанской ССР перенасыщены сложными эркерами, лоджиями и башенными надстройками.

Жилой дом треста «Бузовнынефть». Фото отсюда

Некоторые архитекторы, несмотря на резкую критику, данную на Всесоюзном совещании по строительству, до последнего времени продолжают отстаивать проекты зданий с архитектурными излишествами.
Так, главный архитектор г. Горького т. Гречихин в июне 1955 года, несмотря на предложение Министерства речного флота исключить декоративную башню из проекта жилого дома по Октябрьской улице, требовал обязательного её сохранения.

Возможно, речь идет об этом «доме капитанов«, или «доме речников»

При строительстве санаториев, особенно в южных районах, широкое распространение получил дворцово-показной стиль, совершенно не свойственный назначению и содержанию санаторных зданий и приводящий к неудобствам их эксплуатации и излишествам, которые выражаются в завышении объемов зданий, увеличении состава и размера вспомогательных помещений, в неэкономичных приёмах планировки и в широком применении неоправданных декоративных украшений. Устраиваются не вызываемые необходимостью аркады, колоннады и башни, применяются дорогостоящие отделочные материалы, искусственный мрамор, ценные породы дерева, бронза и лепные украшения.
Стоимость строительства санаториев в г. Сочи, а также в других южных районах чрезмерно высока и составляет до 200 тыс. рублей на одно место.
В проекте санатория Министерства лесной промышленности СССР в Мисхоре (архитектор Ефимович) допущены крупные излишества в архитектурном оформлении, отделке и оборудовании здания.

Достаточно сложно сказать, о каком именно санатории идёт речь. Дело в том, что в Сочи и его окрестностях примерно миллиард санаториев. На иллюстрации санаторий «Украина» (современное название может отличаться), точно построенный Ефимовичем (источник фото). Интересно, что Ефимович отхватил за всех. Чтобы оценить масштабы пафоса в Сочи, Крыму и окрестностях, достаточно поискать картинки по запросу «санаторий Сочи». В частности, замечательный архитектор Тамара Давыдовна Каценеленбоген (а мы знаем о ней, поскольку работала она в основном в Ленинграде, и подобно Каменскому, прошла долгий путь от конструктивизма до хрущёвок) вышла абсолютно сухой из воды: её работа — санаторий Новые Сочи, построенный ничуть не скромнее, чем у Ефимовича, в постановлении вообще не упоминается.

Безответственное отношение автора проекта к стоимости сооружения привело к тому, что в процессе строительства ранее утвержденная сметная стоимость возросла на 6 млн рублей. Тем же автором с излишествами запроектирован построенный Министерством лесной промышленности СССР санаторий в г. Сочи.
При проектировании и строительстве вокзалов также имеет место неправильное направление в архитектуре, выражающееся в создании вокзалов-дворцов. Несмотря на высокую стоимость этих вокзалов, в них не созданы необходимые удобства для пассажиров.
Наибольшие излишества допущены в зданиях вокзалов, построенных по проектам архитектора Душкина. В запроектированных им вокзалах в гг. Днепропетровске, Симферополе и Сочи объем зданий завышен по сравнению с действующими нормами на 180—190 проц., а стоимость строительства увеличена в два-три раза.

Вокзал Днепропетровска. Вы видите что-то вычурное? Я что-то не особо.

Намного завышена стоимость вокзалов в гг. Краснодаре, Армавире, Брянске, Витебске, Смоленске, Бахмаче и на ст. Всполье, построенных по проектам мастерской, руководимой архитектором Душкиным.

На мой взгляд, вокзал в Сочи полностью стоит того. Выглядит дорого и изысканно, сочетая в себе мотиви древней Греции, Византии и Турции.

Таинственная станция Всполье на деле оказалась ничем иным, как станцией Ярославль-главная. То есть центральный вокзал небольшого, но старинного и известного города. Хорошая подборка фотографий

Архитектурно-строительные излишества допускаются также при проектировании и строительстве промышленных предприятий и сельскохозяйственных зданий и сооружений. Так, например, здание щита управления Ногинской подстанции Министерства электростанций облицовано на высоту двух метров полированным гранитом (фото здания Щита найти не удалось, но, думаю, оно весьма эпично, прим. Slumspy). Входы в это здание выполнены также в полированном граните с установкой больших гранитных шаров у входа. Несмотря на то, что в этом здании должны работать лишь несколько человек в смену, вестибюль отделан искусственным мрамором, устроены мраморные лестницы, лепные потолки, стены отделаны мрамором и дубом, здание снаружи украшено пилястрами с лепными капителями. На металлическую ограду вокруг подстанция израсходовано 360 тонн металла. Подобные факты в промышленном строительстве не единичны.
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР отмечают, что значительная часть жилых, гражданских зданий и большая часть промышленных зданий строятся все еще по индивидуальным проектам, что является одной из главных причин, порождающих излишества.
Несмотря на бесспорную технико-экономическую целесообразность строительства по типовым проектам многие министерства в ведомства считают разработку типовых проектов второстепенным делом и не выполняют планов типового проектирования.
План типового проектирования в 1955 году выполняется неудовлетворительно. Особенно плохо обстоит дело в проектных организациях Министерства черной металлургии СССР, Министерства химической промышленности, Министерству строительного и дорожного машиностроения, Министерства промышленности продовольственных товаров СССР.
Крайне недостаточно применяются типовые проекты в строительстве предприятий машиностроительной, пищевой и легкой промышленности, где типовые проекты должны были найти наиболее широкое применение.
Мосгорисполком неудовлетворительно занимается вопросами; типового проектирования жилищно-гражданского строительства в г. Москве. До сих пор Мосгорисполком не утвердил типовые проекты больниц, домов с крупнопанельными стенами и ряд других проектов. В 1954 году объем строительства по типовым проектам в г. Москве составил всего лишь 18 проц. объема жилищного и культурно-бытового строительства.
В г. Ленинграде из 353 строящихся жилых домов строится по типовым проектам только 14 домов. В гг. Харькове, Ростове-на-Дону, Воронеже, Горьком, Тбилиси и других городах строительство 4-5-этажных жилых домов осуществляется главным образом по индивидуальным проектам.
Серьёзным недостатком в деле типового проектирования является распыление проектных работ по многочисленным организациям. Типовое проектирование жилых и общественных зданий осуществляется в настоящее время более, чем 40 проектными организациями различных министерств и ведомств, что не позволяет обеспечить единое методологическое руководство типовым проектированием, унификацию планировочных и конструктивных решений, а также высокое качество разработки типовых проектов.
Наличие крупных недостатков и извращений в архитектуре в значительной мере объясняется тем, что быв. Академия архитектуры СССР (президент т. Мордвинов) ориентировал архитекторов на решение главным образом внешних сторон архитектуры, в ущерб удобствам планировка, технической целесообразности, экономичности строительства и эксплуатации зданий. Эта ошибочная направленность нашла отражение в работе многих архитекторов и проектных организаций и способствовала развитию эстетских вкусов и архаизма в архитектуре. Быв. Академия архитектуры СССР и ее научно-исследовательские институты не дали своевременно критической оценки проявлению формализма и другим крупным недостаткам в архитектуре, оторвалась от жизни. Во многих своих работах эта Академия была носителем одностороннего, эстетского понимания архитектуры, преувеличивала и искажала роль классического наследия, прививала некритическое отношение к нему.
Государственный комитет Совета Министров СССР по делам строительства не проводил должной работы по ликвидации излишеств в проектирования и строительстве.
Архитектурная секция Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства представляла предложения о присуждения Сталинских премий за работы, содержащие крупные излишества и неправильные архитектурно-планировочные решения.
Большая ответственность за отрыв архитектуры от насущных задач строительства ложится на Союз советских архитекторов СССР, бывшие руководители которого (тт. Чернышев, Рзянин, Захаров) не поняли необходимости устранения излишеств в строительстве и под флагом борьбы с конструктивизмом содействовали распространению этих излишеств. Союз советских архитекторов СССР не уделял должного внимания вопросам массового строительства и не направлял архитекторов — членов Союза на активное участие в разработке типовых проектов.
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР отвечают, что ошибки в архитектурно-строительной практике во многом определяются также существенными недостатками в подготовке архитектурных кадров. В Московском архитектурном институте и в некоторых других учебных заведениях студентам прививается односторонний, эстетский подход к проектированию жилых, промышленных и общественных зданий. В подготовке, молодых архитекторов имеет место игнорирование насущных задач массового строительства и типового проектирования, а также вопросов экономики, современной строительной техники и рациональной эксплуатации зданий и сооружений. Значительная часть профессорско-преподавательского состава культивирует некритическое отношение студентов к использованию архитектурных приемов и форм прошлого, ориентирует студентов на разработку только художественных задач, чем по существу прививает им пренебрежительное отношение к удобствам планировки и к вопросам экономики.
* * *
Центральный Комитет КПСС в Совет Министров СССР решительно осуждают допущенные ошибки в архитектуре, проектирования и строительстве, как противоречащие линии, Партии и Правительства в этом деле, наносящие значительный ущерб народному хозяйству и тормозящие улучшение жилищных и культурно-бытовых условий трудящихся.
При проектировании в строительстве зданий и сооружений архитекторы и инженеры должны уделять главное внимание вопросам экономики, строительства, создании наибольших удобств для населения, благоустройству, квартир, школ, больниц и других зданий и сооружений, а также озеленению жилых районов и кварталов.
Чтобы избежать излишеств и кустарщины, наши архитекторы и инженеры должны стать проводниками всего нового прогрессивного в проектировании и строительстве. Строительство должно осуществляться по наиболее экономичным типовым проектам, разработанным с учетом лучших достижений отечественного и зарубежного строительства, на основе индустриальных методов производства.
Советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений. Привлекательный вид здания и сооружения должен создаваться не путем применения надуманных, дорогостоящих декоративных украшений, а за счет органической связи архитектурных форм с назначением зданий и сооружений, хороших их пропорций, также правильного использования материалов, конструкций и деталей и высокого качества работ.
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР считают, что решительное преодоление недостатков в проектировании и строительстве, быстрое и полное устранение излишеств в архитектуре позволят сэкономить значительные средства и направить их на дальнейшее расширение жилищного, культурно-бытового, промышленного и сельскохозяйственного строительства, а также на расширение работ по благоустройству в озеленению городов и поселков.
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР постановляют:
1. Обязать Государственный комитет Совета Министров СССР по делам строительства, Академию строительства и архитектуры СССР, Союз советских архитекторов СССР, министров и руководителей ведомств, Советы Министров республик, обл(край)исполкомы и горисполкомы, республиканские и местные органы по строительству и архитектуре, руководителей предприятий, строек и проектных организаций, а также архитекторов, инженерно-технических работников строек и проектных организаций в кратчайший срок коренным образом перестроить свою работу по проектированию и строительству, широко внедрять в строительство типовые проекты, смелее осваивать передовые достижения отечественного и зарубежного строительства, вести повседневную непримиримую борьбу с проявлениями формализма в архитектуре и с излишествами в проектировании и строительстве.
2. Обязать руководителей министерств и ведомств СССР, Советы Министров республик, обл(край)исполкомы и горисполкомы в 3-месячный срок пересмотреть проектно-сметную документацию на строящиеся объекты с целью решительного устранения в проектах излишеств в архитектурной отделке, планировочных и конструктивных решениях.
Государственному комитету Совета Министров СССР по делам строительства произвести проверку пересматриваемой министерствами и ведомствами СССР и Советами Министров союзных республик проектно-сметной документации и о результатах проверки доложить Совету Министров СССР.
3. Обязать министров и руководителей ведомств, Советы Министров союзных республик и руководителей проектных организаций обеспечивать безусловное выполнение установленных планов типового проектирования в принять необходимые меры к ликвидации имеющегося отставания в этом деле.
Считать главной задачей проектных организаций, архитекторов и инженеров разработку экономичных типовых проектов и типовых конструкций и применение их в строительстве.
4. В целях осуществления жилищно-гражданского строительства по высококачественным типовым проектам, обеспечивающим резкое удешевление строительства и улучшение бытовых условий населения, считать необходимым разработать к 1 сентября 1956 года новые типовые проекты жилых донов в 2, 3, 4 и 5 этажей, школ на 280, 400 и 880 учеников, больниц на 100, 200, 300 и 400 мест, детских учреждений, магазинов и предприятий общественного питания, кинотеатров, санаториев, гостиниц и домов отдыха, используя при этом лучший отечественный и зарубежный опыт проектирования и строительства.
Наряду с выполнением установленных планов типового проектирования, в целях выявления лучших проектных решений, организовать конкурсы с широким привлечением архитекторов, инженеров и других специалистов, а также коллективов проектных организаций.
Возложить на Государственный комитет Совета Министров СССР по делам строительства проведение конкурсов на разработку лучших типовых проектов зданий, сооружений и предприятий, наиболее экономичных индустриальных конструкций; и деталей, а также на лучшее строительство объектов по типовым проектам.
При разработке условий на проведение конкурсов предусмотреть премирование за лучшие проекты, представленные на конкурсы, установив по каждому виду зданий и сооружений премии в следующих размерах:
первая премия — 30-50 тыс. рублей, вторая премия — 15-30 тыс. рублей;, третья премия — 10-15 тыс. рублей поощрительные премии по 5 тыс. рублей.
5. В целях концентрации разработки типовых проектов; массового применения их в жилищно-гражданском строительстве, обеспечения унификации и планировочных и конструктивных решений, а также улучшения качества типовых проектов признать необходимым организовать Государственный центральный институт по разработке типовых проектов жилых и общественных знаний.
Поручить Государственному комитету Совета Министров СССР по делам строительства в двухмесячный срок представить в Совет Министров СССР предложения, связанные с организацией Государственного центрального института по разработке типовых проектов жилых и общественных зданий в созданием для него необходимой производственно-экспериментальной базы.
6. В целях устранения крупных недостатков в подготовке архитектурных кадров обязать Министерство высшего образования СССР и Государственный комитет Совета Министров СССР по делам строительства разработать и представить 1 марта 1956 года в ЦК КПСС в Совет Министров СССР предложения о коренном улучшении дела подготовки архитекторов.
7. Учитывая, что авторы проекта гостиницы «Ленинградская» после присуждения, им Сталинской премии за эскизный проект допустило при последующей разработке проекта крупные излишества в объемно-планировочных решениях и архитектурной отделке здания, лишить архитекторов Полякова и Борецкого звания лауреата Сталинской премии, присужденного им за проект этого здания.
Лишить архитектора Рыбицкого звания лауреата Сталинской премии, присужденного ему за жилой дом на улице Чкалова в г. Москве, в проекте которого допущены крупные излишества и недостатки в архитектурном и планировочном решениях.
8. Обязать Министерство транспортного строительства освободить от должности главного архитектора Мосгипротранса т. Душкина, а Мосгорисполком — освободить от должности руководителя Архитектурной мастерской института «Моспроект» т. Полякова за допущение ими излишеств и расточительства государственных средств при проектировании и строительстве и за неправильное руководство проектными организациями.
9. Обязать Министерство лесной промышленности СССР снять с работы руководителя проектной мастерской Министерства архитектора Ефимовича за допущение им крупных излишеств при проектировании и строительстве санаториев в Мисхоре и Сочи.
10. Предложить Совету Министров РСФСР и Совету Министров Украинской ССР освободить соответственно от работы главного архитектора г. Горького т. Гречихина и главного архитектора г. Харькова т. Крыкина за допущенные ими излишеств в планировке и застройке городов и игнорирование применения типовых проектов в строительстве.
11. Указать президенту быв. Академии архитектуры СССР т. Мордвинову на то, что он проводил неправильную линию в руководстве работой Академии архитектуры СССР и Архитектурной секции Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства, что в значительной мере способствовало допущению крупных излишеств в архитектуре и строительстве.
12. Обратить внимания Председателя Мосгорисполкома т. Яснова и заместителя Председателя Мосгорисполкома т. Кулакова на невыполнение планов типового проектирования, задержку рассмотрения проектов и неудовлетворительное применение типовых проектов в строительстве и предупредить их, что они несут личную ответственность за положение дел с типовым проектированием и за применение типовых проектов в строительстве в г. Москве.
13. Обратить внимание руководителей министерств и ведомств, руководителей строительных, проектных и научно-исследовательских организаций, главных архитекторов городов, начальников и главных инженеров главных управлений и управлений капитального строительства, главных инженеров проектов и архитекторов — авторов проектов — на необходимость устранения излишеств во всех видах строительства, широкого внедрения типовых проектов и улучшения качества строительства.
14. Обязать ПК компартией Советы Министров республик, крайкомы, обкомы, горкомы партии, крайисполкомы, облисполкомы и горисполкомы рассмотреть в соответствен с настоящим Постановлением вопрос об устранении излишеств в проектировании и строительстве и принять необходимые меры.
* * *
Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР выражают твердую уверенность в том, что партийные, советские, профсоюзные организации, рабочие и инженерно-технические работники, архитекторы и работники науки направят свои усилия, знания и опыт на устранение в кратчайший срок имеющихся недостатков в проектировании и строительстве, что будет способствовать значительному повышению жизненного уровня нашего народа и укреплению экономики Советского Союза.

Секретарь
Центрального Комитета КПСС
Н. Хрущев

Председатель
Совета Министров Союза ССР
Н. Булганин

***

Такие вот дела. Очень точечное получилось постановление. Каменский и Журавлёв, например, отделались лёгким испугом, а Душкину и Ефимовичу досталось по полной. Оль, главный певец послевоенного романтизма, вообще не упоминается. Странную линию выбрали тт. Хрущев и Булганин. Каковы мотивы увольнения, лишения Сталинской премии и так далее нескольких архитекторов при том, что в начале 50х годов все проектировали примерно в одном ключе, и нельзя сказать, насколько вокзал в Ярославле расточителен по сравнению например со рядовой пригородной застройкой того же периода. Слово «несправедливость» приходит на ум — не так ли?

Все до некоторой степени знают, кто такой Хрущев. А вот Булганин — интересный человек, происходивший из скромной семьи приказчика (грамотный папа был у него, ага), бывший и чекистом, и приближенным к усатому, и маршалом СССР (лишен звания в 57 году), очень зажигательно танцевавший на кремлевском новогоднем корпоративе после расстрела Берии. Интересный человек, никакого отношения не имевший к архитектуре.

Мне кажется, это в целом очень показательно, и очень грустно, что такие решения принимал (по крайней мере, подписал) какой-то хрен с горы. Учитывая это, все разумные доводы об устранении излишеств выглядят как-то неубидительно. Я думаю, вы понимаете, что за этим не очень грамотным посланием- сломанные судьбы, интриги и так далее. И мы уже ничем не можем повлиять на эту ситуацию. Впрочем, возможно, мы можем кое-что сделать: извлечь уроки. Чётко понимать, что архитектура должна оставаться вне политики. Чётко понимать, что архитектура- это не только ремесло, это, прежде всего, искусство, и борьба с «излишествами» в архитектуре выглядит примерно так, как выглядела бы борьба с «излишними» нотами в музыке, или с «неуместными» музыкантами в симфонической оркестре. Действительно, зачем из 40 человек, когда хватило бы барабанщика и пианиста? Или например давайте бороться со специями в кулинарии?..

Старопарголовский жилмассив. Бизнес по-русски

В мои планы изначально не входило писать остросоциальные статьи. Поэтому я постараюсь сохранить тон максимально наблюдательским, не использовать нехорошие слова и так далее. Что входило в мои планы — так это сохранить память о некоторых дома или жилмассивах Ленинграда-Петербурга и окрестностей, которые через какое-то время могут исчезнуть с лица земли. А сейчас как раз на проспекте Тореза 71-77 и происходит нечто такое: некий застройщик решил, что послевоенные сталинки рядом с парком Сосновка — это плохо. А вот 23-этажная пирамида Хеопса — это хорошо. И стал, увы, при безмолвной поддержке правительства города, всячески развивать план по превращению уютного городка с низкой плотностью населения в каменные джунгли.

0_1185fd_46b029f9_-1-xl

Проспект Тореза, дом 71 корпус 3. 2 апреля 2016

Да, речь пойдет про Старопарголовский жилмассив. Чтобы сэкономить время тем, кто хочет разобраться в ситуации и помочь жителям, я предлагаю сразу пройти на полезные ресурсы. Дочитать или не дочитать мою статью вы можете уже после этого. Ситуация вкратце: дома не аварийные, после капремонта. Но девелоперу нужна земля.А городу нужны инвестиции.

Достаточно подробная статья в хипстерской газете, с хорошими фотографиями и опросом жителей
Группа в контакте, организованная жителями жилмассива. Документы и прочее
Статья в про-административной газете про то, какие жильцы козлы (не хотят, засранцы, ехать из сталинки на краю парка в муравейник в *опе мира), а какие инвесторы несчастные
Взгляд с другой стороны: «общественный контроль» написал более реалистичную статью
Если вы разобрались и приняли решение, вы можете подписать петицию для обращения к жлобу Г. Полтавченко — нынешнему распорядителю скачек в Эскоте.

Если эта подборка материалов кажется вам однобокой, я предлагаю читателю самому потратить немного времени, и запустить в поисковую систему слова «Старопарголовский жилмассив». Только учтите, что после прочтения некоторых материалов придется хорошенько помыться с мылом и постирать веру в светлое будущее.

(далее…)

38-й квартал. Котельная и последние дома 415 серии

Этой не очень серьёзной статьёй я завершаю цикл, посвященный «сталинским» крупноблочным домам Ленинграда. Начальный период индустриализации завершался, и крупноблочные технологии мало-помалу начали уступать крупнопанельным. Так как после газификации 1955 года в городе стало очень мало шлака, шлакобетон уступил место силикатному кирпичу, керамзиту и другим, более легким по весу и простым в обработке материалам. К тому же, набирало силу влияние постановления 1955 года об устранении излишеств в Архитектуре.

Вероятно, отчасти из-за этого, замечательная 415 серия (Проект разработан в институте Ленпроект группой архитекторов: И. И. Фоминым, Б.Н. Журавлевым, С. Б. Сперанским, Л. С. Косвеном и В. Э. Струзман) так и не стала общегородской. Всё-таки она, с высотой потолков 2.90-3м, просторными помещениями, лепниной и продуманным строгим оштукатуренным фасадом, не тянула на дешевое народное жильё. Количество однокомнатных квартир там также не соответствовало ориентированности на молодые семьи. Однако, помимо 58 и 67 квартала на проспекте Сталина, дома этой серии есть ещё в одном месте Московского района. Везучим оказался 38-й квартал: территория, ограниченная улицей Бассейной, проспектом Ю. Гагарина (тогда Нарымский проспект), и площадью перед КБ Малахит (створ улицы Ленсовета, в то время Первая Параллельная).

В 38-м квартале представлены различные модификации 415 серии, некоторые из которых существуют в нашем городе в единственном экземпляре, в частности, они отсутствуют в кварталах 58 и 67. Это тоже может навести на мысль, что именно 38-й квартал был экспериментальным, по данным ЕИСТ он был застроен раньше на год (в 1958). Но в литературе про этот квартал очень мало данных, поэтому с уверенность сказать, где именно началась и завершилась застройка 415 серией, пока не представляется возможным.

Начнем осмотри с улицы Бассейной. 7-этажный дом по адресу Бассейная ул. 59, недавно был отремонтирован: некапитально (я думаю, капремонт этим домам пока не нужен), но очень со вкусом, были покрашены уличный и дворовый фасад: нижние этажи выделили темным цветом, придав дому дополнительный авторитет, и, в то же время, облегчив верхние этажи. Дом выходит фасадом на Парк Победы, построен он по проекту 1-415-55, имеет в первом этаже 2 магазина. Этот дом идентичен домам по Ленсовета 20, Типанова 7 и т.д. (полный список см. в статье про кварталы 58-67).

Дом по адресу Бассейная улица, 59. Северный фасад

Центральная часть дома выделена цветом до третьего этажа. Чередование эркеров и балконов — простой и элегантный способ оживить фасад без лишних навесных декоративных деталей.

Бассейная улица, 59. Оформление фасада. Весна 2015 г.

На углу проспекта Юрия Гагарина и улицы Бассейной, по адресу Бассейная 61/Гагарина 15, располагается угловой пятиэтажный корпус 1-415-5б. Он похож на угловые дома 67-го квартала: Алтайская 20/26, Алтайская, 22, Алтайская 26, Алтайская 28/41, построенные по проекту 1-451-5, отличается только наличием магазина в длинной части.

Бассейная улица, 61 (слева). Вид с северо-востока

Между этими двумя домами отчетливо просматривается труба котельной №1 Московского района.

Вид на 38-й квартал из парка Победы

Труба котельной

По адресу Гагарина, 17, чуть в глубине, находится удлинненный (на 5 парадных) линейный корпус 1-415-6 с библиотекой на первом этаже. Практически любая попытка сфотографировать этот дом с уличного, восточного, фасада, заканчивается снимками из серии «я побывал в джунглях». Дело в том, что аллея на проспекте Ю. Гагарина практически не оставляет вам шансов:

Дом по Гагарина, 17, весной

Стоит отметить, что в кварталах 58-67 нет домов этого проекта, поэтому дом Гагарина 17 является единственным в Петебрубге (и, увы, во вселенной) домом проекта 1-415-6.
Пятиэтажный дом на углу Фрунзе и Гагарина (Гагарина, 19/Фрунзе 24) не получается идентифицировать по имеющейся у меня номенклатуре 415 серии. Дело в том, что угловые корпуса этой серии имеют всего пять парадных: одну угловую, три в «ножке» буквы «Г» и одну в «перекладине». То есть, одна часть дома от угла в три раза длиннее чем другая. Например, именно таков дом по Бассейной 61. Однако у Гагарина 19 дело обстоит совершенно иначе. Всего у него 7 парадных, одна угловая и по три в каждом крыле. В одной части (которая идет вдоль Гагарина) на первом этаже имеется магазин. Таким образом, это единственной дом неизвестной модификации 415 проекта. По совместительству, это единственный дом 38 квартала, который попался мне в литературе, из чего и можно точно идентифицировать все дома этой группы:

Дом по Гагарина, 19, иллюстрация из книги «Индустриальное жилищное строительство» Верижникова

Сейчас этот дом свежеоштукатурен, и выглядит ничуть не хуже:

Дом по Гагарина, 19, современная фотография

.
Ещё один домик 415 серии находится во дворе. Это пятиэтажный корпус на три парадные с учреждением на первом этаже 1-415-1 (вернее строго говоря, это одна из модификций 1-415-1а или 1-415-1б, проект без литеры — это просто квартирный дом). Этот дом имеет приятный персиковый оттенок стен, и когда я его вижу, уменя на уме всего одно слово: уют.

Дом по Бассейной, 57, на закате

Во дворе 38-го квартала

Во дворе, безусловно, доминирует котельная. Это кирпичное здание середины 60-х годов с высокой красной трубой прекрасно видно и с проспекта Гагарина и из парка Победы, особенно с колеса обозрения. Вокруг котельной — скучный бетонный забор.

Вид на котельную с севера

Вид на котельную с востока

Ещё один ракурс

Главные ворота

Общий вид со стороны улицы Фрунзе

Двор выглядит слегка диковато внутри, не очень ухоженный. В самый раз для казаков-разбойников, или чего-то в этом духе:

Проход между «Малахитом» и котельной

Бассейная 57, фасад

Дорожка на странном лугу

Угловой дом по Гагарина, 19. Двор

Гагарина, 17. Подъезд

Козырек над входом

Тротуар вдоль улицы Фрунзе

На первом этаже

Лето в 38-м квартале

Решетки балконов

Вид с проспекта Космонавтов

КБ Малахит. Вдали- дом в 44-м квартале

Так завершилась эпоха крупноблочных сталинских домов. Жаль, что 415 серия не стала общегородской. Однако, проект был использован ещё раз, в 36-м квартале г. Новосибирска. Дома внутри комфортные для проживания, квартиры с большими кухнями, просторными планировками. В пятиэтажных домах имеются однокомнатные квартиры. Тайна 38-ого квартала, его аутентичность и уют, его соседство с промышленными зданиями и парком, делают этот квартал поистине уникальным. Простота и элегантность внешнего декора 415 серии в сочетании с некоторой дикостью двора, оставляют ощущение призаброшенного европейского городка. То есть, всё живет и действует, но есть место и для плюща, и для поросшего травой холмика во дворе. Котельная, кстати, работает до сих пор.

Уходящая традиция сквозных парадных. К концу 60-х годов они практически полностью выйдут из обихода

«Из наших труб идёт необычный дым»

Ульянка-6. Ария мистера Икс

Эта публикация будет особенной. Сегодня я расскажу о месте, которое бессмысленно называть уникальным, атмосферным, удивительным… все места, о которых я пишу, такие. Но сейчас будет по-настоящему сложно, потому что я попытаюсь рассказать о домах, о которых во-первых, очень мало известно, и во-вторых, которые находятся под совершенно реальной угрозой сноса. Другие беды, забвение и неблагодарность людская, им уже не срашны, для них это уже пройденный и привычный этап. К тому же, мы впервые выйдем за границы любимого Московского района, и переместимся чуть западнее, в Кировский район, а именно, в Дачное.

Квартал, ограниченный Дачным проспектом, проспектом Народного ополчения, улицей танкиста Хрустицкого и продолжением бульвара Новаторов (вот он на Яндекс-картах), с трёх сторон выглядит совершенно обычно. Тем более, что после появления заезда с Дачного на КАД, и соответствующего защитного экрана, с этой стороны квартал теперь не выглядит никак. Но это для нас с вами- простых смертных. Для города и для девелоперов он выглдятит совершенно по-другому, ведь в 5 минутах от метро, с въездом на КАД, с несколькими парками и водными пространствами неподалёку, он фактически состоит на 146% из радуги, а единороги там такие белые, что можно ослепнуть, глядя, как они резвятся в лучах солнечного света. Вне всякого сомнения, будь эта территория застроена домами Автовского ДСК (серии Г), мы бы дружно сказали: тут нужна реновация, из этого рассадника ссор на парковке нужно сделать приют спокойствия, трудов и вдохновения. Но есть маленькая загвоздка. Со стороны Хрустицкого вдоль улицы и вглубь, здесь располагается удивительный послевоенный жилмассив, собранный из не слишком крупных шлакоблоков. Более точно, с точки зрения стилистики, и простренственно-временной группировки, тут три жилых массива, объединенных материалом стен и совершенно разных во всех других отношениях. С помощью нано-технологий и суперкомпьютера мы преобразовали яндекс-карту, изысканно выделив эти группы домов.

Дома из мелких шлакоблоков в Дачном. Старейшая группа домов располагается в глубине квартала (Дачный проспект, 23, корпуса 2-7).

Первая группа (отмечена фиолетовой нано-ручкой), это 7 домов с адресами Танкиста Хрустицкого 92, 96, 98, 100, 102, 104 и 110. Это 4-этажные дома на 3 подъезда, по 4 квартары на этаже, и того 4*4*3=48 квартар в каждом доме. Поскольку дома пронумерованы не подряд, можно предположить, что они возводились примерно в одно время с соседними 106-м и 108-м, то есть в начале 60-х годов. В пользу этой теории есть данные на сайте реформы ЖКХ. Вот как они выглядят:

ул. Танкиста Хрустицкого, 110, общий план с улицы.

Хрустицкого 110. Уличный фасад. Хорошо видно, как штукатурка легла на блоки. Также видно, что состояние дома оставляет желать лучшего.

Танкиста Хрустицкого 100, уличный фасад. Видна интересная расстекловка балконного блока.

Хрустицкого, 96. Вид с торца. Хорошо видна симпатичная четырехскатная крыша со слуховым окошком. Дальше по улице- трехэтажные дома, тоже блочные.

Вод со двора.

В подъезде достаточно узкая дверь с одной створкой, интересные вертикальные окошки. Вообще эти дома не создают впечатления, что туда легко будет занести рояль. Номера квартир над дверью выписаны в одну строчку без указания этажа- что вполне нормально для домов без лифта.

Дом по Хрустицкого, 98, стоит во дворе- перпендикулярну улице.

Тот же дом. Видна 4-рядная разрезка по блокам, что по меркам 60-х годов было уже достаточно устаревшим вариантом.

Следующая группа домов более многочисленна. Она организованна в виде нескольких ансамблей. Это дома с адресами ул. Танкиста Хрустицкого 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50, 52, 56, 58, 60, 64, 66, 68, 70, 72, 74, 76, 78, 80, 82, 84, 86, 88, 90. На схеме они отмечены красным и зеленым цветами. При этом красные домики (12, 14, , 18, 24, 28, 32, 36, 38, 40, 42, 44, 48, 50, 58, 60, 64, 70, 72, 80, 82, 90) — это «скобочки» на два подъезда, а зелёные (16, 20, 22,26, 30, 34, 46,52, 56, 66, 68,74, 76, 78,84, 86, 88) — это одноподъездные «кубики». Все эти дома имеют три этажа.

Наружный фасад «скобки». На схеме видно, что все такие дома обращены «нохками» внутрь квартала.

У этих домов, как видно, более поэтичные окна, к тому же окон два вида, балконный блок- трёхстворчатый.

Дом по Танкиста Хрустицкого, 40, находится чуть в глубине, за деревьями, он смотрит ножками наружу.

Интересная деталь. В этом массиве все крыши по периметру имеют красивые деревянные консоли, и вообще подбиты деревом.

Элемент крыши снизу. Железные листы сверху прибиты просто на гвозди.

Если предыдущая группа домов производила впечатление этакого рабочего поселения, то эта выглдядит как романтичный дачно-пригородный ансамбль. Объяснить это несложно. Дачное было включено в состав ленинграда как раз примерно во время постройки этих домов. До этого считалась областью. Улица Хрустицкого называлась Припарковой. Дачный поселок сохранился до наших дней в соседнем квартале- на улице Лёни Голикова.

Общий вид «скобки» со стороны улицы:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 70.

Мне нравится, что дома покрашены в разные тёплые оттенки. Обычно блочным домам терракотовые цвета идут особенно на пользу, в то время, как решенные в серо-бурых тонах, они выглядят уж очень мрачно.

Хрустицкого 60. Тоже скобочка, вид сбоку.

Общий план скобки со стороны ножек.

Скобка со стороны ножек в фас.

Эти дома в три этажа, на два подъезда, по три квартиры на площадку. Таким образом в таком доме 18 квартир.

Но перейдем ко второй составляющей этого массива — к домам, отмеченным зелёным нано-цветом на нашей схеме.Эти дома расположены в глубине, с улицы их не видно. Вот как они выглядят:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 20. Домик- кубик.

В доме 1 парадная, 3 этажа, по 4 квартиры на этаже. Таким образом, в домике 12 квартир. Если вы ещё раз посмотрите на карту, вы увидите, что дома стоят не бессистемно. Можно условно выделить три массива. Когда гуляешь по кварталу, эта задумка в общем-то чувствуется. Озеленение, продуманная сеть дорожек, симметрия, планировка двора продумана с точки зрения освещения и вентиляции. Мне кажется, что квартал просто замечательный. Дома согласно всё тому же сайту, построены около 1959 года.

Участок двора между домом 22 (слева) и 20 по ул. Танкиста Хрустицкого. Поскольку парадные не сквозные, между домами оставлен проход.

Квартал со стороны дворового проезда. Широкий тротуар располагает к прогулкам и другим видам культурного и активного отдыха.

Дом 56 несколько отбился от коллектива и затесался в современный уныловатый видок.

Прогулявшись теперь в сторону Дачного, мы обнаружим совсем маленькую — из 6 домов — группу. Адреса этих домиков — Дачный 23 корпус 2, 3, 4, 5, 6 и 7. Эта группа домов, как видно, самая старая. Во-первых, это видно по стилю:

Дом по адресу Дачный проспект 23, к. 3.

Во-вторых, там написано

Рельефная надпись «1948» под крышей на торце дома 23 корпус 7 по Дачному проспекту.

С другого торца дом корпус 5 имеет достаточно богатую рельефную отделку. Обратите внимание, как сквозь штукатурку угадываются очертания блоков.

Отделка торца дома по Дачному проспекту 23 к 5

Ещё одна особенность этого дома — он единственный из шести имеет входы с торцов и форму в виде скобки (флигели правда выдаются очень слабо). Остальные пять домов в плане прямоугольные.

Дачный проспект 23, корпус 5. На снимке видно вход на торце, и фасад со неглубокой нишей по центру.

Другие дома ансамбля решены проще: две парадные рядом, причем не сквозные. В плане, как уже отмечалось, никаких ниш и флигелей:

Дома по Дачному проспекту 23 корпус 7 (левее) и корпус 6 (правее) со стороны подъездов.

Дачный проспект, 23 корпус 2. Обратите внимание на изящную форму балконной решетки.

Дачный пр. 23 корпус 4, вид с торца.

Ну а теперь о грустном. График расселения квартала Ульянка-6. В книге для внутреннего пользования «Схемы застройки жилых кварталов … по состоянию на 1967» хорошо видно, что этот квартал как раз и есть Ульянка — 6 (на схеме указаны номера корпусов, которые никак не коррелируют с номерами домов):

Страница из книги со схемами застройки кварталов по состоянию на 67-й год. Видно, что за небольшими исключениями квартал к тому моменту был уже полностью сформирован.

Как видно, сроки реализации наполеоновского плана по расселению слегка сорваны, хотя в рамках такой масштабной задачи, мне кажется, плюс-минус пара лет ничего не решают. Главное, что дома эти «в списках значатся». Про них известно очень и очень мало — я намеренно здесь не копирую народное название, которое носят эти дома, вы легко найдете его на том же citywalls. Шлакоблочные здания как-то по жизни считаются менее культурно ценными, чем кирпичные — не знаю, почему. Лично мне кажется, что материал стен вполне годный, но, возможно, эксперты смогли бы обосновать, чем он плох. Беглый осмотр в будний день не выявил признаков какого-то сильного социального разложения, по сравнению с другими районами города. То есть, район в принципе благополучный и развитый, алкашей и гопников не больше, чем везде. К тому же, тут есть редкое сочетание большого количества зелени и хорошей транспортной доступности. Если присовокупить к этому то, что многие дома в Ульянке-6 вообще не подлежат реновации (в центре квартала есть новый многоэтажный кирпичный дом, также присутствуют добротные кирпичные дома советского периода), то мне кажется более разумной перспектива капитального (если он вообще нужен) ремонта этих мест. Вообще идея из каждого мало-мальски подходящего пятачка сделать муравейник на 200 000 свиноперсон представляется мне немного гниловатой. Но факты таковы: таинственные блочные дома отсутствуют в хрониках. Квартал остался за пределами канонических учений о крупноэлементном строительстве. А это значит, что доказать его культурную значимость было бы очень и очень тяжело…

Читайте продолжение: Сенсация! Котинские дома оказались серийными! Узнать серию дома можно на сайте РеформаЖКХ, кубические одноподъездные корпуса имеют серия В-3, а про скобки и линейные корпуса вы можете прочитать в статье.

1930-1960. К вопросу о выборе периода наибольшего интереса

Меня достаточно часто спрашивают, почему из всей архитектуры Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Петербурга столь живой интерес вызывает именно послереволюционный период — ведь это город великих мастеров, выработавший свой неповторимый (это не я так думаю, это так говорят) архитектурный стиль. Причин тут несколько. Во-первых, про Растрелли да Трезини уже и очень-очень много всего понаписано. Во-вторых, бессмертные творения Захарова и Штакеншнейдера охраняются государством и ближайшие лет 500 точно никуда не денутся. В то же время, современная архитектура на то и современная, что каждый может позвонить в офис застройщика и что угодно узнать про новый жилой комплекс. А вот период послереволюционный — период идейного жилищного строительства, огромного творческого и функционального поиска, когда за 30 лет вспыхнули и сгорели модерн, авангард, конструктивизм и ампир, — очень скоро, благодаря расторопности инвесторов и городских властей, может остаться только в журнальных публикациях и памяти людей, которых все меньше. Ну и ещё немного мотивации.

Петербург не даром зовется северной Венецией. Как и Венеция, наш город грязен, мокр и гондольеров тут хватает. Петербург вообще живет «не для радости, а для совести»: созданный как военно-морской оплот чахотки на болоте, он вскоре стал столицей некой безумной империи, от коей был и есть надежно отделен теми же непролазными болотами… Город трёх революций, ставший на два века законодателем всех мод, мощным промышленным и оборонным центром, принявший на себя страшные удары 20 столетия, и сейчас несущий непосильное (из-за количества гондольеров) бремя культурной столицы, он действительно является окном в Европу: тут жарко от батареи, дует из форточки, да и спать на подоконнике не особо удобно.

Это я к чему клоню? Питер- это не какой- то там пряничный городишка, это город огромных контрастов, тысяч секретов, город, где каждый квартал является как бы независимым кантоном, со своей историей и мечтами. Как это часто бывает, центр города отделен от спальных районов трехслойной буферной зоной, внутренний слой которой- старинные предместья и дачи, элегантно переходящие в трущобы имени Достоевского, затем идет т.н. «индустриальное кольцо» — наследие золотого века промышленности, подбитое снаружи рабочими окраинами (потому как логично, что людям, работавшим на заводах, надо было где-то жить). Эти рабочие окраины стали краем города и краем жизни к 1917 году. Подробнее о том, почему именно рабочие были недовольны своей жизнью в целом и жилищем в частности, можно прочитать много где — например в «Ленинградской утопии».

Последовавший за революцией, гражданской войной и зализыванием ран период жилищного домостроения удивителен именно тем, что те самые рабочие окраины за относительно небольшой период, какие-то 30-40 лет, претерпели на себе огромные метаморфозы: электрификация, появление заводских жилмассивов нового типа, благоустройство и поиски стиля (а это несколько циклов «новаторство-воплощение-критика-переосмысление»), появление индустриальных методов домостроения, типизация жилища на основе статистических социальных исследований… озеленение, удешевление, блоки и панели, газификация… Вот сколько всего случилось, и в середине 60х годов имелась готовая концепция, которая продолжает быть путеводной до сих пор — концепция жилищного строительства в спальных районах.

Вот какой вихрь событий. Что такое 40 лет? Человек только успел повзрослеть, а город изменился до полной неузнаваемости. Удивительная вещь город — он стареет и молодеет одновременно. Вечные ценности а-ля Растрелли — они уже вечные, они стали классикой. А вот тот период бурного роста — станет ли он тоже заслуженной классикой, займет ли достойное место в истории, или будет забыт навсегда — это решать нам.

О первенцах-самозванцах, или как важно быть серьёзным

Сейчас я снова стану критиковать эти ваши интернеты. Очень часто можно встретить в целом хорошие и правильные статьи на тему «первый крупноблочный дом в СССР», «первый панельный дом в Москве», «первая хрущёвка на Луне» и так далее. Что я поддерживаю в этих постах, так это восторженный тон. Что я категорически не поддерживаю, так это вот такие непроверенные ярлыки: первый такой-то дом там-то. Особенно если в масштабе СССР, Москвы, Ленинграда и так далее.

Для искоренения этой проблемы нужно не так много. Во-первых, чётко себе представлять, что фактически, когда и по какой технологии было построено. Во-вторых, правильно технологически классифицировать индустриальные методы. Существует также универсальная формула точности: стараться избегать определений типа «блочный», «панельный», «хрущевский» и так далее, если вы не очень четко себе представляете в чём разница. Есть удобный термин, который мне очень нравится: крупноэлементный дом. Этот термин во-первых самоописательный, во-вторых крайне ёмкий, в третьих абсолютно точный. Если не хотите вызвать прений, просто пользуйтесь этим словом, а в качестве уточнения берите не эпохи (хрущи, сталинский ампир и т.д., что является размытым и спорным вопросом), а примерную дату постройки дома. И наконец, вместо «первый» зачастую точнее сказать «экспериментальный», подразумевая что он первый в своем роде, но не претендуя на что-то глобальное. И тогда наш липовый «первый в СССР крупнопанельный дом» с легкостью прекращается в элегантный «экспериментальный крупноэлементный дом, построенный там-то тогда-то.»

Ну а для тех, кто хочет больше подробностей, продолжим разбирательство с терминами. Во-первых, есть выражение индустриальное домостроение. Индустриальное в противовес какому? По техноголиям домостроение на самом высоком уровне можно разделить на индустриальное и хозяйственое. Индустриальным называется высокомеханизированное домостроение. Хозяйственный метод возведения домов предполагает, наоборот, по большей части, ручной труд. В частности, подъем конструкций и стройматериалов на высоту, полностью ручной монтаж. Хозяйственные методы очень часто идут рука об руку с деревянными постройками, где возведение перекрытий, несущих конструкций и так далее требует ручного, и мало того, очень и очень квалифицированного труда. Понятно, таким образом, что в пределе хозяйственный метод домостроение либо очень дорог, либо ведет к снижению качества работ. Строительство кирпичных домов находится где-то по середине между этими понятиями, так как даже при полностью механизированной доставке стройматериалов, инженерных элементов и т.д. механизировать кладку кирпичей даже концептуально не представляется возможным.

Индустриальное домостроение, таким образом, по своему определению тяготеет к крупным элементам. Однако есть и другой путь. Ранее мы писали про истоки индустриального домостроения в Ленинграде, и помним, что помимо выигравшей в итоге концепции крупноблочного домостроения, впервые была опробована технология монолитного возведения стен. Не секрет что эта технология, забытая на многие годы, сейчас живет и здравствует, полочив вторую жизнь в виде сверх-популярной кирпично-монолитной технологии.

Итак, индустриальное домостроение технологически можно разбить на монолитную (каковой бывает несколько видов), и (ура! наконец!) крупноэлементную. По данным книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде» (1957) хронологически более ранней является крупноблочная технология. Первые блочные дома в 1927-28 гг. появились в Москве — на 5-й Советской улице и на Большой Полянке (проекты инж. Г.Б. Красина и Е.В. Костырко). Очень часто в интеренете можно прочитать, что в Москве первые блочные дома появились в конце 30х годов. Это очень сомнительно, если учесть что в Ленинграде конкурс на индустриальное домостроение был объяслен уже в 31м году, и конкурс этот был объяслен именно из стремления поддержать столичные тенденции. Поэтому когда вы в следующий раз увидите «превый блочный дом в Москве, построенный в 193*** году», или тем более в сороковых — отнеситесь критически к этому заявлению.

Тем не менее, доля истины есть и в этих заявлениях, потому что первые блочные дома в Москве были, да простят мне неловкий, но точный термин, мелкоблочными. Мелкий блок это такой блок, который может поднять и положить на раствор один человек без посторонней помощи. Об этом пишет С. Хан-Магомедов в книге «Архитектура советского авангарда» (т.2 гл. 3, р.17). Небольшая выдержка из этой книги:

Идеи сборного домостроения с использованием стандартных элементов) и мобильности жилища в той или иной форме встречались уже в некоторых проектах первых лет советской власти. Так, А. Лавинский в своем проекте «Города на рессорах» (1921) предусматривал, что строительство будет осуществляться из заводских стандартных элементов с использованием таких материалов, как сталь, алюминий, стекло, асбест.

В 1924-1925 гг. акционерное общество «Стандарт», в проектбюро которого работала группа архитекторов, имевших опыт применения новых деревянных конструкций на строительстве павильонов сельскохозяйственной выставки в Москве 1923 г., наладило заводское изготовление на базе деревообделочного комбината) стандартных малоэтажных жилых домов, которыми застраивались рабочие поселки (например, в 1924-1926 гг. сборные дома строились в Иваново-Вознесенске).

В конце 20-х годов острый дефицит строительных материалов (отпускавшихся в первую очередь для промышленного строительства) и стремление перевести сам процесс строительства на поточное производство стандартных элементов с их последующим монтажом повлияли на развертывание научных и проектных экспериментальных работ в области сборного домостроения с использованием местных материалов и отходов промышленного производства.

В 1927 г. в Москве был сооружен первый жилой дом из небольших шлакоблоков по проекту инженеров Г. Красина и А. Лолейта. В конце 20-х годов начинают свою многолетнюю работу по проектированию жилых домов из блоков архитекторы А. Буров и Б. Блохин. В 1929 г. исследования в области крупноблочного строительства разворачиваются в Харьковском институте сооружений (руководитель инж. А. Ваценко). Результатом этой работы были экспериментальные кварталы трехэтажных домов из крупных шлакобетонных блоков (1929), опытный шестиэтажный крупноблочный дом в Харькове (1930), поселок крупноблочных домов в Краматорске (1931-1933).

Чтобы читатель немного отдохнул и представил себе, что это за мелкие блоки такие, приведу здание, принадлежащее малоэтажному жилмассиву в петербургском Волково. На фотографии хорошо видно, что тогдашние мелкие шлакоблоки представляли собой нечто напоминающее современные пеноблоки (коими заботливо заложены окна в этой предположительно школе).

Дом из мелких шлакоблоков по адресу С-Пб, Задворная 10, в районе Волковой деревни.

Таким образом, сама по себе блочная технология, как  мы и предполагали, изучалась в Москве, там же появился и первый дом из маленьких блоков. Однако коллектив авторов «Крупноблочного строительства» по каким-то причинам умолчал о том, что первый дом из крупных блоков был построен вообще в Харькове в 1930!

Дома из блоков со временем шли по пути укрупнения блоков, пока в один прекрасный день блоки не стали высотой практически с комнату, или, говоря более профессиональным языком, с двухрядной и однорядной разрезкой фасадов. В Москве в 1940 году было завершено строительство дома по Ленинградскому проспекту, 27:

«Ажурный дом», Москва, Ленинский проспект 27, архитекторы Бурова и Блохина, инженеры Кучеров и Карманов (1940)

Этот замечательный дом — тоже очень частый фигурант различного рода путаницы. Как его только ни называют! И первый крупноблочный, и первый панельный. Одно можно сказать наверняка — это первый кружевной. Наверное именно сейчас будет уместнее всего сказать, в чем собственно разница между блочными и панельными домами. Вернее было бы уместнее всего, если бы существовало какое-то четкое представление об этом. Но фактически разница весьма интуитивна. Кружевной дом называют иногда панельным потому, что блоки, по высоте равные высоте этажа, чисто геометрически похожи на панели, то есть нечто плоское, а не просто увеличенный кирпич. В этом мнении нас поддержит Большая Советская Энциклопедия

Крупнопанельные конструкции

Крупнопанельные конструкции, сборные конструкции зданий и сооружений из крупноразмерных, монтируемых на строительной площадке, плоскостных элементов (панелей) заводского изготовления. К. к. — один из наиболее прогрессивных, индустриальных типов строительных конструкций. В современном строительстве они применяются для возведения жилых домов, общественных и промышленных зданий, дорог, аэродромов, плотин, каналов и др. сооружений. Наибольшее распространение К. к. получили в массовом жилищно-гражданском строительстве, где сооружение зданий из крупных панелей, изготовленных на домостроительных комбинатах и заводах, позволяет в 1,5—2 раза сократить сроки строительства (по сравнению с возведением домов из кирпича или др. традиционных материалов) и снизить затраты труда на строительной площадке на 30—40%. При этом сметная стоимость одного м2 жилой площади на 12—15% ниже, чем в кирпичных домах.

Идея крупнопанельного домостроения, т. е. применения для стен и перекрытий зданий крупноразмерных элементов типа панелей, выдвигалась рядом инженеров ещё в 1920—30-х гг. Однако в тот период, вследствие недостаточно высокого уровня развития строительной техники, эти предложения носили лишь проектный характер. Комплексная научная разработка крупнопанельного заводского метода домостроения и строительство первых опытных крупнопанельных домов были осуществлены в СССР в 40—50-х гг. коллективом сотрудников Института строительной техники бывшей Академии архитектуры СССР: Г. Ф. Кузнецовым (руководитель), Б. Н. Смирновым, Н. В. Морозовым, Т. П. Антиповым, А. К. Мкртумяном, Ю. Б. Монфредом, Н. Я. Спиваком и др. Были разработаны основы теории конструирования, системы крупнопанельных зданий и конструкции панелей, созданы методы стендовой и кассетной технологии их изготовления, способы монтажа, основные нормативные документы и т. п. В 1947—1948 под руководством этого института построен в Москве (на 5-й улице Соколиной горы) первый 4-этажный жилой дом каркасно-панельной конструкции, в 1949—52 — первые 3- и 4-этажные бескаркасные крупнопанельные дома в Магнитогорске и в 1954 — 7-этажный бескаркасный дом в Москве (6-я улица Октябрьского поля). Сооружение этих домов практически доказало техническую целесообразность и большую экономическую эффективность крупнопанельного метода. Развернувшееся экспериментальное строительство в последующие годы в Москве, Ленинграде, Киеве, Череповце и др. городах содействовало быстрому освоению и распространению К. к.

С 1953 крупнопанельное домостроение в СССР осуществляется высокомеханизированными домостроительными заводами и комбинатами по типовым проектам с учётом многообразных природно-климатических и технических условий районов страны. В 1960 крупнопанельное строительство в общем объёме жилищного строительства в СССР составляло 1,5—2%. в 1972 около 40%, к 1975 достигнет 50%. Значительное распространение крупнопанельное строительство получило также в странах социалистического содружества (Чехословакия, ГДР, Болгария, Венгрия) и во многих капиталистических странах (Дания, Франция, Швеция, Великобритания и др.).

Поскольку в БСЭ абы чего то не напишут, можно было бы принять за рабочую версию, что первый каркасно-панельный дом был построен в Москве в 1948 году (современный адрес — проспект Буденного 43, дом расположен на углу 5-й улицы соколиной горы):

Дом по проспекту Буденного, 43. Кликните по фото, чтобы перейти на оригинальную публикацию, из которой оно взято.

Чуть позже первый бескаркасный крупнопанельный был построен в Магнитогорске. Согласно мемориальной доске (доску можно посмотреть в оригинале статьи), дом был сдан в 1951 году

Бескаркасный крупнопанельный дом в Магнитогорске. Фотография взята из другой публикации. Чтобы перейти к ней — кликните на дом.

Вроде как справедливость восстановлена? Увы, у меня для вас маленький сюрприз. Маленький одноэтажный такой сюрпризик. Цитирую:

Активная научная разработка проблем индустриализации жилищного строительства началась в 1940 году, в НИИ Строительной техники Академии архитектуры СССР коллективом под руководством Г. Кузнецова. Однако война прервала эти работы. В результате эпоха крупнопанельного домостроения в нашей стране наступила только в 1945-м и не в Москве, а в далеком уральском городе Берёзовске. Именно там в конце 1945 года, на базе построенного за год до этого Березовского завода строительных конструкций был собран первый в СССР крупнопанельный одноэтажный дом с неполным каркасом по проекту архитекторов Г. Потапова и Г. Ростовской.

 

2-х этажный крупнопанельный дом в Березовске. Перейти на оригинальную статью можно, кликнув по фотографии.

К сожалению, в статье-источнике нет указаний на документы, однако, достаточно легко ищется очень плотная по содержанию, с любовью написанная публикация, в которой можно полюбоваться Березовскими домами. Статья годится как отправная точка для тех, кто захочет углубиться в тему, поскольку содержит достаточно много дат, фамилий и фактов. Смешно, но во время поиска информации об этих домах, можно наткнуться на публикации, где их называют первыми в мире (!) панельными домами. Конечно же, это неправда. Первые панельные дома появились не в СССР. Но не будем отклоняться от темы.

Как видете, очень зыбок путь поиска первенцев. Чтобы вернуть почву под ноги моему многострадальному читателю, в заключение напишу, что с первым крупнопанельным домом в Ленинграде все довольно-таки понятно. Коллектив авторов «Крупноблочного строительства в Ленинграде», а также С.М. Верижников в книге «Индустриальное жилищное строительство в Ленинграде. Домостроительные комбинаты» (Л. 1960) сходятся во мнении, что первый бескаркасный крупнопанельный дом в Ленинграде был построен на Щемиловке (современный район метро Ломоносовская) в 1955 году трестом №3 Главленинград строя по проекту арзитектора А. В. Васильева и инженера З. В. Каплунова. Вот этот проект:

Бескаркасный панельный двухсекционный дом на 30 квартир

 

В плане мифов и легенд этот дом, естественно, тоже подобен Гераклу. Какие только «подвиги» ему не приписывают: и «первый в СССР панельный», и «первая хрущёвка Ленинграда», и страшно подумать что ещё. По поводу первого панельного в Ленинграде, очень похоже на правду. По поводу остального — судите сами, но если это Хрущевка — то это определенно хрущёвка здорового человека, а не курильщика (потолки 3 метра, 9-метровые кухни, изолированная планировка, короче говоря, чтоб все так жили!). Сейчас этот дом стоит по адресу Санкт-Петербург, Полярников 10. По тому же проекту было построено ещё несколько домов в Ленинграде, но это уже совсем другая история…

Дом по Полярников 10. Сейчас он покрашен однотонно, так как в какой-то момент осыпался. По ссылке под картинкой как раз замечательные рассуждения любителей ярлыков на тему того, что это первая во вселенной хрущёвка.