Реклама

Серия Г-3. Идентификация Борна

В недавней публикации про Котинские дома  мой уважаемый читатель может прочитать, что в районе МО Дачное находится удивительный жилмассив из средних по размеру шлакоблоков, дома которого датированы концом 40х, и также концом 50х годов. Напомню кратко, что в жилмассие всего  4 вида домов.

Первый вид — это старые корпуса во дворах ближе к дачному проспекту. Легкий романтизм в декоре, сочетающийся кое-где с символикой Победы, делает эти дома совершенно неожиданным зрелищем среди спальной романтики 60-х, характерной для тех мест. Мне очень интересно, кто поселился в этих 6 домиках в конце 40-х, когда эта территория находилась в Ленобласти, а рядом не было предприятий и больших дорог. Можно предположить, что задумывался некий пансионат или небольшая база отдыха.

Дом по адресу Дачный проспект, 23 корп. 2. Конец 40-х годов.

Остальные три типа домов выполнены в одной стилистике и подчинены единому композиционному замыслу, поэтому легко предположить, что они были построены в одно время по общему проекту. Самым распространенным среди них является «скобочка» — тоже трёхэтажный корпус на два подъезда (видимо, прямой стилевый наследник первого поколения), но намного более приземистый (была урезана высота этажа, предположительно до значения ~260-270 см) и лишенный как такового декора. Здесь швы между блоками уже не затирались.

Дом по адресу Хрустицкого, 82. Запомните эту «скобочку», она станет героем публикации.

Приз зрительских симпатий и высший балл по милоте получили одноподъездные трёхэтажные «кубики»:

Кубики, одноподъездные корпуса. В каждом домике 12 квартир. Все эти корпуса стоят во дворе, с улицы их почти не видно.

И наконец, в массиве имеются линейные 4-х этажные корпуса, собранные из тех же блоков, и также подчиненные стилистике квартала.

Вид четной стороны улицы Танкиста Хрустицкого в сторону проспекта Ветеранов.

 Дома очень сильно запали мне в душу. Во-первых, тайна, окутавшая его, по истине удивительна. Не известен в точности ни автор, ни года постройки, ни цели постройки большого квартала пригородных (судя по этажности) домиков так близко к тогдашней черте города. Во вторых, меня очень сильно притягивают «переходные» домики — постройки того периода, когда типовое строительство вошло в штопор и стремительно снижало качественные и эстетические показатели, когда в одночасье от лепнины, высоких окон сложной расстекловки, продуманных планировок и трехметровых потолков всё перешло к этажу 2.48, смежно-изолированной планировке и трехстворчатым окнам с видом непосрдественно на светлое будущее. Чтобы вы представили себе быстроту, с которой менялась концепция, приведу простой пример. В 1958 году широкое распространее получила 405 серия — знаменитая Ленинградская классическая пятиэтажная сталинка, которую можно встретить во всех фишенебельных районах и по сей день. В то же время, ещё в 1955 году был построен первый в Ленинграде крупнопанельный дом на Щемиловке. Одновременно со всем этим идет застройка 44-го квартала на проспекте Сталина, разрабатывается 415 серия для кварталов 58, 67… В то же самое время, в книге Верижникова «Индустриальное жилищное строительство в Ленинграде» 1960 года мы видимо уже фотографии пятиэтажек из силикатных блоков в квартале 74, запроектированные на прототипе серии 1-528К, которая является ни чем иным, как классической кирпичной хрущевкой с эркером. То есть эта самая хрущевка с эркером на тот момент была уже ходовой.

 Из-за стремительности перехода, представители этого периода разбросаны по городу в достаточно неожиданных местах, порой они являются единственными в своем роде, и к тому же все радостно потенциально попадают под программу реновации. Мне вообще казалось, что нет никакого переходного звена, если бы не одна прогулка в районе Волкова поля… Но это уже совсем другая история. Суть в том, что квартал на Хрустицкого почему-то не давал мне покоя. И вот, при очередном изучении бессмертной книги «Схемы застройки жилых кварталов города и пригородв Ленинграда» ’67 взгляд неожиданно зацепился за знакомый силуэт.

Схема застройки квартала в Колпино

В голове блеснула мысль: неужели это мои скобочки из Дачного? Беглый осмотр яндекс-панорам показал, что да, безусловно это они. В Колпино квартал, ограниченный Красной, Крымской (сейчас Ремизова), Тверской и Новгородской улицей (идет вдоль набережной, на плане её нет) застроен такими же домиками, как на Хрустицкого! Ещё 60 скобочек в самом центре Колпино! Но также ценно и то, что фолиант имеет расшифровку схемы:

Расшифровка схемы застройки квартала с указанием проектов

Оказалось, что наша скобочка является серийным домом, серия имеет название Г-3 и Г-3П (чаще всего П означает парадная), в чем тонкая разница- предстоит ещё выяснить. Но достоверно установлен факт — Котинские дома являются серийными.

Осмотр на месте показал, что скобочки в Колпино находятся в намного лучшем состоянии, чем Котинские. Лучше продумана планировка кварталов. Дома объединены в группы, образующие уютный просторный двор. Во дворах имеются детские площадки и зоны отдыха, оборудованы современные открытые парковки. Между группами домов проходят асфальтированные подъездные дорожки, которые обеспечивают удобный проезд в нужный двор.

Парковка во дворе.

блоки

Психоделические белые медведи

Вид с улицы. Карасная ул. 6.

Организация двора. По-моему, здорово.

В общем, квартал в Колпино производит намного более благополученое впечатление. К тому же, он расположен в непосредственной близи от великолепного пляжа. Почему я говорю великолепного? Да просто это первый чистый пляж без стекол, с работающим и тоже очень чистым общественным туалетом, который мне довелось увидеть на родине.

Но это не последний сюрприз, который приготовил нам город Колпино. Через Новгородскую улицу от скобочек, в квартале, зажатом между Новгородской, Красной, Тверской улицей и Комсомольской набережной, обнаружились 4-этажные линейные корпуса, также уже виденные нами в Дачном:

Колпино. Новгородская улица 5. Линейный «Котинский» корпус

Поскольку эти корпуса имеются на нашей схеме, мы можем заключить, что это ни что иное, как серия I-240С-4! Всего в квартале 6 таких домов. Причем на схеме 1 из домов помечен пунктиром, то есть в 1967 году он был запроектирован, но ещё не построен. Так же открыт вопрос, почему скобочки и линейные корпуса, при оцень явном сходстве материалов и проектов, имеют разную номенклатуру серий.

Мы применили нано-технологии, и попросили супер копмьютер отметить на схеме нежно-розовыв скобочки, зеленым — линейные корпуса из таких же блоков. Спешите видеть:

Колпинский филиал Котинских домов. Схема 2015 года.

Всего было обнаружено 60 корпусов серии Г-3: Красная улица 6,8, 16, 18, 20, 22, ул. Тазаева 4, 6, 8, 10, 12, 14, 16, 18/21, Тосненский переулок 3, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 20, 21, 24, 26, 27, 28, 30, 32, 36, 38, 40, Тверская ул. 9, 11, 15, 17, 19 и 18/21 (угол Тарзаева), и Новгородская 4 к. 1, 4 к. 2, 6 к. 1, 6 к. 2, 8, 10 к. 1, 10 к. 2, 12 к. 1, 12 к. 2, 14, 16 к. 1, 16 к. 2, 18 к. 1, 18 к. 2, 20.

Линейные корпуса серии I-240С-4 находятся по адресам Новгородская улица 3, 5, 7, 9, 11, 13.

В заключение хочется сказать, что после обновления сайта Реформа ЖКХ (например для линейного корпуса по Хрустицкого 100), для Котинских домов можно найти серию, хоть и без подробностей. На сайте она называется просто 1-240. Судя по материалам того же сайта, квартал в Дачном построен чуть раньше, чем квартал в Колпино. Интересно, что, несмотря на наличие серии, данных об этих домах всё равно очень мало. И всё-таки они чуть-чуть приоткрыли нам завесу своей тайны. Квартал в Колпино очень ярко показывает, насколько важна планировка квартала, грамотная организвация пространства и уход за дворовой территорией. Но лично для меня главное в этих домах, помимо удивительных блоков, из которых они сложены — странный уют, напоминающий уют бабушкиной квартиры, которых исходит от них, и создает ощущение какого-то безвременья, в которое вы попадаете, когда гуляете среди этих домов.

Реклама

44-й квартал. Официальный панегирик

Почти одновременно с застройкой 13-го квартала, к югу от Парка Победы начинается комплексная застройка крупноблочными домами территории, ограниченной улицами Фрунзе, Ленсовета (в то время- 1-ая параллельная), Гастелло и проспектом имени Юрия Гагарина (до 1961 года проспект назывался Нарымским). Территория эта в Генплане, а с его подачи, и во всей литературе, имеет маркировку «квартал 44» Московского района. В проект вошли 9 домов: 4 идентичных 7-этажных угловых корпуса (Современные адреса Фрунзе 23, Гастелло 26, Гагарина 21 и Гагарина 27), 4 идентичных 7-этажных линейных корпуса (Ленсовета 4 и 8, Фрунзе 25 и 27, ) и один корпус в виде сложной «скобки» повышенной этажности (Гагарина 25).

С точки зрения дизайна, планировочных решений, рационализации процесса строительства и так далее, 44-й квартал прорывом не стал. Крупноблочная технология уже шла уверенным шагом по пути упрощения, умеренности и гармонии, и можно сказать, что 44-й квартал даже несколько замедлил эту поступь, поскольку было известно, что, например, строительство домов с закрытыми дворами не является оптимальным при поточном строительстве. И всё-таки лично для меня именно этот квартал с детства задал планку того, каким должны быть дома, дворы, квартиры, каким должно быть озеленение, общий вид застройки изнутри и снаружи, детские площадки… короче говоря, как должен выглядеть квартал, в котором хочется жить.

Вид квартала со стороны проспекта Гагарина, поздняя осень.

Проект квартала был разработан архитекторами И. М. Чайко, П. А. Арешевым и инженером Н. И. Дюбовым.

В основе проекта заложена идея формирования квартала четярьмя крупнцми однотипными полузамкнулыми жилыми корпусами, в сочетании со сравнительно небольшими домами простой конфигурации.

Помимо жилых домов, в квартале запроектированы две школы и гараж легковых машин.

Жилые здания решены на основе повторяемости секций и фрагментов. В композициии фасадов значительную роль играют сетка швов, балконы … , и эркеры. В архитектуру фасадов введен также цвет, с выделением более интенсивным тоном и фактурой первых двух этажей.

«Крупноблочное строительство в Ленинграде», ’57

Макет к проекту застройки 44-го квартала

Схема планировки 44-го квартала. Нарымский проспект сейчас называется проспектом Юрия Гагарина

Основные показатели квартала: Площадь — 10,97 га, жилая территория — 8,83 га, Средняя этажность жилых домов — 7,2; плотность жилого фонда — 7300 м2/га; плотность населения — 811 человек/га.

Баланс территории: плотность застройки — 27,7%; площадь замощённой территории — 22,5 %; площадь озеленённой территории — 49,8%.

Процесс разработки и совершенствования проекта хорошо отражен в периодике того времени. Во втором номере АИСЛ 1955 говорится, что изначально первые два этажа должны были иметь отделку под бриллиантовый руст:

Очередные фронтальные рисунки по проекту 44-го квартала. Сверху вниз вид со стороны Нарымского, внутридворовый корпус, вид со сторны улицы Гастелло и вид со стороны 1-й Параллельной улицы (ныне Ленсовета)

В этом проекте, как и на приведенном плане, видны «пакгаузы» у основания дома повышенной этажности, центральный корпус на 1-й Параллельной (корпус №9) имеет другие пропорции, чем остальные дома, также у корпусов имеются соединительные арки, обелиски и прочий декор на крышах, и т.п.

Перспектива и фронтальный рисунок. Центральный корпус, имевший в проекте какое-то подобие придаточных корпусов по бокам, был в итоге реализован несколько по-другому, однако остался высотной доминантой квартала

Позже от рустовой отделки и прочих излишеств отказались, и появился дошедший до нас образ домов 44-ого квартала.

Рабочие чертежи 44-го квартала

В альбом «Ленинград. Планировка и застройка» вошел уже фактический план 44-го квартала:

Осуществленный план застройки 44-го квартала.

В книге «Индустриальное строительство …» имеется вариант плана с пристройкой к высотному корпусу. Зато, на нем хорошо видно, что угловые корпуса имеют членение вдоль главных улиц (о природе этого членения вы далее в этой статье):

Обратите внимание на разрезку корпусов 1-2, 3-4, 5-6 и 7-8 (маленькие линии вдоль арок).

В то же время, в этой книге есть макет окончательного проекта, уже без всяких пристроек, рустов и кудрявых загогулин на крыше:

Макет застройки 44-го квартала, созданный на основе окончательного проекта

Проект был утверждён, и закипела работа.

Строительство 44-го квартала. Вид, скорее всего, с угла современных Ленсовета и Гастелло

Завод крупных блоков, при заказе на производство деталей для всего комплекса сооружений в квартале, получил возможность в течение почти двух лет изготовлять одни и те же изделия, и, таким образом, работать рационально и ритмично, без обычных частых изменений сортамента. Все это должно существенно повлиять на снижение себестоимости изделий заводского изготовления и общей стоимости строительства.

Для организации поточной застройки комплекса был разработан план работ, определивший основные параметры потока, сроки, потребность в рабочих, механизмах и сборных деталях.

С точки зрения организации поточного строительства, планировка … квартала имеет недостаток, заключающийся в усложненной конфигурации угловых зданий. Однако соблюдение створа в расположении корпусов и оборудование строительства поворотными кругамидля перевода кранов значительно скорректировали этот недостаток.

«Крупноблочное строительство в Ленинграде», ’57

Монтаж корпуса 1-2 на переднем плане. Судя по всему, это ракурс с угла 1-й Параллельной (Ленсовета) и Фрунзе. Дома на заднем плане (внутридворовые и угловые на Нарымском) уже находятся в высокой степени готовности. Высотного корпуса пока не видно

Журнал «Архитектура и строительство Ленинграда» 1955/2 дает достаточно интересные технические, данные, а также комплексный критический отзыв:

Застройка состоит ищ четырех замкнутых дворовых жилых корпусов, расположенных по углам квартала. Каждый из них расчленен таким образом, что корпуса делятся на лицевой и дворовой. Это позволяет, проводя типизацию системе квартала, все его жилые дома свести к двум основным типам. Кроме этих основных корпусов, в квартале запроектирован дом повышенной этажности, два внутриквартальных жтлых дома, две школы, техникум, многоэтажный гараж и гараж для индивидуальных машин.

Авторы расположили детские учреждения в корпусах, выходящих на юг (четыре детских сада и трое детских яслей)… Торговые точки запроектированы в корпусах, выходящих на главные улицы — Нарымский проспект и 1-ю Параллельную. Архитекторы убедили отдел торговли Исполкома Ленгорсовета сконцентрировать промтоварные магазины в один универмаг, запроектировав его в доме повышенной этажности. Продуктовые магазины, а также обслуживающие помещения (отделение Комбанка, сберкасса, ателье и т.п.) размещены в первых этажах лицевых корпусов. С целью унификации в проектировании и стоительстве первых этажей аворы добились одинакового расположения стен и основных конструкций независимо от назначения помещений, допуская лишь различное положение перегородок. Размещение трансформаторных подстанций также типизировано.

Все здания кварталов имеют единый шаг — разбивку простенков и единый сортамент блоков, включая и дом повышенной этажности. Общее количество типоразмеров блоков- 150-160, не считая лепных деталей и мелких профилей. Из этого числа наружные блоки составляют 85-90, блоки внутренних стен примерно 65-70 типов. В среднем каждый блок повторяется 400-420 раз, а массовые типы (стеновой блок-простенок, блок-перемычка, подоконный блок) — до 6000 раз. Для строительства будут применены прогруссивные конструкции перекрытий, крупноразмерные перегородки и т.д.

В архитектурном облике этого большого комплекса учтены требования индустриельных методов строительства и планировочная структура жилого дома. Архитектурная выразительность достигается четким, ритмичным чередованием эркеров, магазинных витрин, балконов, а также выделением отдельных зданий по этажности. В первоначальном варианте первые этажи были решены в блоках, обработынных в виде алмазного руста. В последющих вариантах авторы отказались от этого декоративного приема, …, и выделили блоки первых этажей по цвету.

Статья В. Матвеева «Проектирование зданий из крупных блоков»

Автор статьи отмечает, что авторам удалось правильно учесть накопленный опыт, в частности, опыт возведения 13-ого квартала, когда благодаря правильно построенному поточному процессу, стоимость одного квадратного метра жилплощади снизилась до 1497,86 рублей, в то время как в 13-м квратале она составила 1588,64 р. Отмечена рециональность типов и повторяемости блоков, архитектурная строгость и полнота корпусов, инженерные инновации. Наряду с этим, автор отмечает ряд минусов. Например, здания двух школ и техникума выбились из общего поточного плана застройки, также автор считает, что две школы в принципе много для этого квартала, а школьным игровым площадкам в принципе не место вблизи жилых корпусов. Отмечается, что и гараж общественного назначения не полезен для обстановки в квартале. В статье указано, что вместо озеленения регулярными газонами, квартал следовало бы просто оживить большим количеством свободно растущих деревьев и кустов (именно такой вариант, насколько можно судить, был реализован). Мне кажется, что все эти замечания, хоть и звучат разумно, несколько натянуты, поскольку сам формат тех лет не позволял просто расточать похвалы в неограниченном количестве. Конечно, в строительстве всегда есть что улучшать. Тем не менее, 44-й квартал в своей простоте и изысканности, утопающий в зелени и цветах, выглядит как настоящее государство в государстве. Планировки квартир там также отличные. Большие (~10 м2) квадратные кухни, раздельные санузлы, большие, хорошо освещенные комнаты. Подъезды и лестничные клетки также весьма гармоничны. Имеются комнаты для колясок, тамбуры и т.д. Короче давайте просто понаблюдаем:

Вид вдоль улицы Гастелло

Во дворе. Вид с улицы Гастелло на север

Вид с балкона квартиры

Двор заселенного корпуса. На заднем плане продолжается строительство

Двор: вид с улицы Фрунзе на юг

На этой иллюстрации видно, как здорово графически подчеткнуты эркеры, а также уместное выделение нижних этажей цветом, и строгую двухрядную разрезку стены.

Нужно отметить, что большое количество упоминаний в публикациях того времени можно назвать косвенным свидетельством того, что, несмотря на все недостатки, 44-й квартал всё-таки занял очень почетное, если не сказать, лидирующее место среди крупноблочных кварталов на проспекте имени Сталина. Его монументальность, простота и уют, достигнутый огромным количеством зелени и тёплыми оттенками стен, просто восхищают. И после стольких ностальгических журнальных фото читателю наверное не терпится посмотреть, на что сейчас похож 44-й квартал. Конечно-конечно. Вот только, что из-за моря зелени, наползающего со всех сторон и прорвавшегося внутрь, на панорамные архитектурные карточки можете не рассчитывать… Самым перспективным для съемки временем в этом случае является осень или весна, поэтому немного тлена подразумевается.

Корпус № 12, Современный адрес — проспект Юрия Гагарина 25.

Корпус после долгих метаний оказался 9 — этажным. Все остальные жилые здания в квартале имеют 7 этажей. Что касается промтоварного универмага всея СССР на первом этаже этого дома, задумка архитекторов исполнилась не вполне. Сейчас там социальный центр реабилитации наркоманов, или что-то в этом духе. То есть в каком-то смысле про клей и марки там можно спросить, конечно.

Проспект Гагарина в этом месте настолько зарос, что даже когда листьев нет, сфотографировать ансамбль очень сложно.

Восточная часть ансамбля. На переднем плане — аллея вдоль проспекта Гагарина. Поздняя осень.

Вид на корпус 7-8 (современный адрес — Фрунзе 29/ Гагарина 21). Виден дворовой презд в сторону ул. Гастелло

Тот же корпус 7-8, вид с угла Гагарина и Фрунзе

Эркеры сгруппированы по 9, по цвету они перекликаются с нижними этажами дома

Вид вдоль бокового проезда вдоль проспекта Юрия Гагарина, виден высотный корпус 12 и угловой корпус 7-8

Высотный корпус (Гагарина 25), вид со двора.

Вообще характерно для крупноэлементного строительства то, что дворовая отделка часто ничем не уступает отделке уличных фасадов. Блока офактуриваются и красятся на заводе, швы уплотняются на местах, поэтому такая особенность вполне естественна, и дом выглядит со двора очень нарядно. Мне такая практика нравится намного больше, чем штукатурка и рококо с внешней стороны, и голый силикатный кирпич без намека на декор внутри. Однако есть у внутреннего фасада недостатки: это плохое качество штукатурки, и достаточно нелепые закутки, в которых находятся подъезды:

Окна парадной корпуса № 12. Обратите внимание на подоконные элементы

Заглянем теперь внутрь двора:

Прямоугольный корпус 11 (Ленсовета, 8) и угловой корпус 3-4 (Гастелло 26/Ленсовета 10)

Внутри квартала, между двумя школьными зданиями, располагается рекреационная зона. Раньше там росли тополя, которые не так давно были заменены на другие молодые деревья. Слева в кадре — батарея частных гаражей. Прямоугольный корпус (всего в квартале их 4- корпус 9, 10, 11 и 13), имеет три парадных. Балконы сгруппированы по два. Эти дома не имеют эркеров. Планировка же квартир в них во многом аналогична планировкам в угловых корпусах.

Вид из двора на восток. На переднем плане гаражи, за ними-здание школы, за ним виден высотный корпус. По бокам от этого ступенчатого ансамбля угловые корпуса (слева 7-8 и справа 5-6), на левом краю кадра — линейный корпус №10.

Линейный корпуса 13, 11 и 10 расположены параллельно, все они обращены входами в парадные на запад, восточные фасады, таким образом, не имеют входов, поэтому решены максимально простым и строгим декором.

Корпус 10 (Ленсовета, 6), восточный фасад. Из декора тут только затемненные первые этажи, сдвоенные балконы и небольшие карнизы

Сдвоенные балконы есть и в торцах линейных корпусов. На снимке- корпус 13 (Гастелло 28)

Угловые корпуса имеют по паре сквозных арок, позволяющих пройти квартал насквозь с севера на юг прямо через эти дворы

Арки углового корпуса имеют монументальную и простую отделку того же цвета, что и нижние этажи

По центру в этих дворах располагаются фонтаны, короче появились в 1958 году после благоустройства квартала. По свидетельству местных жителей, воды там не было никогда.

Такой фонтан во дворе корпуса 7-8. Может и хорошо, что нет воды, в этих дворах выросло и стало хулиганами не одно поколение детей.

Фонтан в корпусе 1-2. Морские гады сгруппированы в виде конуса

Двор углового корпуса летом

Уличный фасад углового корпуса 5-6. Видна помпезная отделка балкона третьего этажа.

Корпус 3-4, вид со стороны улицы Ленсовета.

Торговые помещения на первом этаже заняты непонятными фикусами

Двор между корпусами 11 и 13

На мой взгляд, сами по себе дома производят циклопическое впечатление. В то же время, за счет просторных внутренних территорий, огромного количества деревьев и другой зелени, удобной системы дорожек и проходных арок, квартал по сей день остается удобным для жизни и уютным местом. Именно основываясь на опыте этот квартала, в 1955 году группа архитекторов Ленпроекта начала разработку серии крупноблочных домов, ставшую наиболее удачной и, к сожалению, последней практикой постройки «сталинских» крупноблочных домов. Но это ужэ совсем другая история.

Первая очередь 13-ого квартала. Курятник имени Журавлёва

Настало время очередного обзора о крупноблочном строительстве в Московском районе. Речь пойдёт о 13-м квартале, ограниченном улицами Севастьянова, Решетникова, Благодатной и Московским проспектом. Обычно эти слова, впрочем, ничего не говорят начинающим краеведам, в отличие от словосочетаний «квартал с птичками», «дома с курицами» и тому подобных.

В Книге «Крупноблочное строительство в Ленинграде» ’57 достаточно много внимания уделено этим домам:

«В 13-м квартале, за исключением кирпичной застройки … проспекта, все жилые дома возведены из крупных блоков. Застройка этого квартала производилась в две очереди и осуществлялась исходя из имевшегося проекта, но со значительными отступлениями.

Особенностью застройки первой очереди, осуществленной в 1951-53 гг. в западной части квартала, явилось сооружение внутри него отдельно стоящих повторяющихся корпусов (№ 7, 9, 11, 12, 14 и 26), одинаковых по конфигурации, объему и примененным жилым секциям. Различными являются лишь детские учреждения и другие помещения, встроенные в первые этажи.»

Схема крупноблочных корпусов в 13-м квартале

Таким образом, практически одинаковыми являются дома, расположенные по адресам Московский пр. 172 к. 2, 172 к. 3, 172 к. 6, 172 к. 7, 174 к. 8, и Севастьянова 11. Почему корпус 9 стоит в отдалении от других — не очень понятно. Помимо этих шести корпусов, первая очередь включает корпус 5 (Благодатная, 28) и корпус 1 (Решетникова, 3). Первый корпус является самым простым по отделке, он единственный не украшен бетонными птицами. Но вернёмся к «крупноблочному строительству»:

«Применение повторяющихся зданий простой формы, рациональной для сборного строительства, создание открытых, удобных для пользования внутриквартальных пространств, при малой их затененности — всё это несомненные достоинства застройки первой  очереди (рис. 6)…»

Иллюстрация из книги «крупноблочное стрительство». Первая очередь застройки 13-го квартала.

«В настоящее время можно считать, что, несмотря на ряд недостатков, застройка первой очереди 13-го квартала с применением повторяющихся зданий простой и рациональной для сборного строительства конфигурации, с открытыми удобными мало затененными внутриквартальными пространствами, является наиболее прогрессивной. Этот опыт может быть использован при определении дальнейших путей массового строительства крупноблочных жилых домов по типовым проектам.»

По поводу разрезки фасада по блокам:

«В 1952 году при строительстве … зданий первой очереди в 13-м квартале применена двухрядная разрезка наружных стен при трех основных видах блоков на этаж: вертикального простеночного, горизонтального блока-перемычки и подоконного (рис. 25, 26).

Разрезка фасадов по блокам. Слева- принципиальная схема, справа — реализация в 13-м квартале.

Такая схемы была впервые осуществлена в 1940 году на строительстве жилого дома на Ленинградском шоссе в Москве (архитекторы Н. Б. Блохин и А. К. Буров); в 1951 году она была разработана Ленинградским филиалом Академии архитектуры СССР совместно с институтом «Ленпроект» для массового строительства крупноблочных зданий.

Система предусматривает устройство перекрытий типа настилов, что обеспечило свободу в планировке… Стеновые блоки стало возможно изготовлять с гладкой внутренней поверхностью, не требующей оштукатуривания на месте…

Стена, решенная в двухрядной разрезке, получила новую архитектурную выразительность. Горизонтальные блоки над окнами выявляют мотив перемычек, а вертикальные образуют поле стены. Фасады, в которых главную роль играют объемно-пространственные решения дома, окна и рисунок швов разрезки стен на блоки, при наличии балконов, цветочниц и т.п., получил новую характеристику, отвечающую как индустриальным методам строительства, там и правдивому облику жилых домов. Это можно видеть на примере внешней архитектуры ряда зданий в 13-м квартале — корпуса № 1, 5, 7, 11, 12, 26…

К сожалению, излишнее увлечение дополнительными атрибутами в виде ненужных портиков, усложненных тяг и карнизов, колонн, пилястр, бетонных птиц и т.п. помешало найти более правильный образ современного жилого дома индустриального строительства.

Необходимо также отметить, что на торцах и на участках стен, не имеющих окон,исчезает основной мотив перемычек над окнами и выявляется кладка из вертикально поставленных крупных блоков, перемежающихся узкими блоками горизонтальных рядов (рис. 29). Если на продольных фасадах горизонтальные блоки действительно являются перемычками над окнами и опорами перекрытий, то в торцах они этих функций не несут. Кроме того, средние вертикальные блоки, наиболее удалённые от продольных наружных стен, должны изготовляться более узкими для снижения веса, так как их монтаж производится на большом вылете стрелы…

Разрезка по блокам в торце. Видны более узкие блоки, примыкающие к окошкам, которые тоже заужены.

Шестиэтажные дома первой очереди строительства в 13-м квартале, одинаковые по планировке жилых этажей, скомпонованы из трех секций: одной фронтальной (средней) и двух торцовых (рис. 33г.).

Типовые планировки секций, характерные для домов периода индустриализации жилищного строительства в Ленинграде.

Фронтальныя секция аналогична такой же секции для пятиэтажных зданий (на рисунке- схева В, прим. slumspy), с той лишь разницей, что комната, расположенная против лестничной клетки, соответственно расширена, и освещается более широким окном.»

Спасибо авторам книги — эта очень сухо изложенная информация является выжимкой из строительной периодики 51-57 гг., когда инновационный квартал активно варился на страницах журналов, получая некоторую критику, но чаще — похвалу. Но информация была бы не полной без сведений об авторах проектов. Итак, корпус № 5 (Благодатная 28.) был построен по проекту Б. Н. Журавлева и А. Н. Сибирякова в 1952 г.

Корпус №5 в 13-м квартале. Фото 50-х годов.

Современный вод дома:

Дом по благодатной, 28. Фото 2015 г.

Корпус № 1 (Решетникова, 3) построен по проекту Б. Н. Журавлева и Б. Н. Мерещакова в 1953-54 гг. Это самый поздний дом «серии», он имеет наиболее умеренный декор из всех. Здесь мы не видим никаких животных, красный кант под крышей тоже отсутствует, его место занял рельефный орнамент. Фасад оживлён балконами разных видов, в торце присутсвуют большие балконы, поддерживаемые простыми колоннами.

Корпус № 1 в 13-м квартале (слева). Вид со двора.

Корпуса № 7, 9, 11, 12, 14, 26 были построены по проекту  Б. Н. Журавлева и А. Д. Каца. Все эти дома расположены во дворе. В отличие от двух предыдущих корпусов, эти шесть домов выдержаны в мрачной и торжественной цветовой гамме — бурые блоки с красными элементами отделки:

На переднем планне корпуса (слева направо) 7, 11 и 26. На заднем плане (по стороным от цетрального дома) видны корпуса 12 и 14.

На торцах домов видны колонны, увенчанные знаменитыми курочками, ещё несколько птиц распласталось на боковых фасадах, с другого торца у домов полукруглые балконы, поддерживаемые птичьей силой. На пятом и шестом этажах умеются различные балконы. Красивый бордюр опоясывает дома под крышей.

Птица, работающая атлантом уже более 60 лет, выглядит достаточно бодро, потому что много времени проводит на воздухе, и занимается физическим трудом.

Орнамент под крышей также имеет орнитологическую направленность. Терракотовый фон бордюра выглядит благородно и уместно.

Центральная секция у таких домов также выделена декором. В квартале есть несколько вариаций на тему колонн и оформления средней парадной.

Вариант группировки колонн центральной секции

Вариант с детским садом на первом этаже- корпус №14

Отметим, что курочки в торце 7-ого корпуса вмурованы с особым цинизмом. Это были лихие девяностые, мы застекляли балконы как могли.

Более общий план наглядно повествует о том, что бывает, когда в хороших домах живут так себе люди:

Гениальная, достойная Гауди или даже Давинчи, доработка балконов высококачественными современными материалами по исполненным изящества чертежам.

Колхозный креатив не обошел стороной и торцевые парные балконы.

Угловые балконы верхних этажей, как это ни удивительно, по большей части избежали остекления. Обратите внимание на сложные металлические консоли.

Угловые балконы верхних этажей

Некоторое количество птичек, по 4 на дом, прилеплены на уровне второго этажа

Детали отделки

Можно сказать, что в пасмурную погоду дома внутри квартала выглядят мрачновато. Также в журналах встречается мнение, что застройка выглядит хаотично. Но это, на мой взгляд, субъективная оценка и субъективный недостаток. На мой взгляд, застройка выглядит разумно, имеются удобные проходы между домами, проезды для автомобилей, хорошо озеленённые скверы и т.д.

Простарнство между корпусами 7, 11 и 14

Пространство между корпусами 11, 26 (в кадре) и 12. На заднем плане виден корпус 7.

Корпус 12 со стороны улицы Решетникова, блистает в своей мрачной красоте, когда солнце скрылось за тучу.

Я не могу полностью согласиться с разумной, но несколько бескрылой критикой, щедро выданной этому кварталу. Оформление фасадов, возможно, несколько тяжеловесно, если брать элементы по отдельности, но баланс количества крумных и мелких элементов, хорошо выверенные сгущения и разрежения декора ласкают взгляд, одновременно не давая ни устать, ни заскучать. Как и всё, к чему приложил руку архитетор Журавлёв, этот квартал проникнут духом мифа, романтизма и тайных мечтаний. Поэтому лично я очень люблю квартал знаменитых куропаток.

Корпус № 7. Отделка птицами центральной секции дома.

Ульянка-6. Ария мистера Икс

Эта публикация будет особенной. Сегодня я расскажу о месте, которое бессмысленно называть уникальным, атмосферным, удивительным… все места, о которых я пишу, такие. Но сейчас будет по-настоящему сложно, потому что я попытаюсь рассказать о домах, о которых во-первых, очень мало известно, и во-вторых, которые находятся под совершенно реальной угрозой сноса. Другие беды, забвение и неблагодарность людская, им уже не срашны, для них это уже пройденный и привычный этап. К тому же, мы впервые выйдем за границы любимого Московского района, и переместимся чуть западнее, в Кировский район, а именно, в Дачное.

Квартал, ограниченный Дачным проспектом, проспектом Народного ополчения, улицей танкиста Хрустицкого и продолжением бульвара Новаторов (вот он на Яндекс-картах), с трёх сторон выглядит совершенно обычно. Тем более, что после появления заезда с Дачного на КАД, и соответствующего защитного экрана, с этой стороны квартал теперь не выглядит никак. Но это для нас с вами- простых смертных. Для города и для девелоперов он выглдятит совершенно по-другому, ведь в 5 минутах от метро, с въездом на КАД, с несколькими парками и водными пространствами неподалёку, он фактически состоит на 146% из радуги, а единороги там такие белые, что можно ослепнуть, глядя, как они резвятся в лучах солнечного света. Вне всякого сомнения, будь эта территория застроена домами Автовского ДСК (серии Г), мы бы дружно сказали: тут нужна реновация, из этого рассадника ссор на парковке нужно сделать приют спокойствия, трудов и вдохновения. Но есть маленькая загвоздка. Со стороны Хрустицкого вдоль улицы и вглубь, здесь располагается удивительный послевоенный жилмассив, собранный из не слишком крупных шлакоблоков. Более точно, с точки зрения стилистики, и простренственно-временной группировки, тут три жилых массива, объединенных материалом стен и совершенно разных во всех других отношениях. С помощью нано-технологий и суперкомпьютера мы преобразовали яндекс-карту, изысканно выделив эти группы домов.

Дома из мелких шлакоблоков в Дачном. Старейшая группа домов располагается в глубине квартала (Дачный проспект, 23, корпуса 2-7).

Первая группа (отмечена фиолетовой нано-ручкой), это 7 домов с адресами Танкиста Хрустицкого 92, 96, 98, 100, 102, 104 и 110. Это 4-этажные дома на 3 подъезда, по 4 квартары на этаже, и того 4*4*3=48 квартар в каждом доме. Поскольку дома пронумерованы не подряд, можно предположить, что они возводились примерно в одно время с соседними 106-м и 108-м, то есть в начале 60-х годов. В пользу этой теории есть данные на сайте реформы ЖКХ. Вот как они выглядят:

ул. Танкиста Хрустицкого, 110, общий план с улицы.

Хрустицкого 110. Уличный фасад. Хорошо видно, как штукатурка легла на блоки. Также видно, что состояние дома оставляет желать лучшего.

Танкиста Хрустицкого 100, уличный фасад. Видна интересная расстекловка балконного блока.

Хрустицкого, 96. Вид с торца. Хорошо видна симпатичная четырехскатная крыша со слуховым окошком. Дальше по улице- трехэтажные дома, тоже блочные.

Вод со двора.

В подъезде достаточно узкая дверь с одной створкой, интересные вертикальные окошки. Вообще эти дома не создают впечатления, что туда легко будет занести рояль. Номера квартир над дверью выписаны в одну строчку без указания этажа- что вполне нормально для домов без лифта.

Дом по Хрустицкого, 98, стоит во дворе- перпендикулярну улице.

Тот же дом. Видна 4-рядная разрезка по блокам, что по меркам 60-х годов было уже достаточно устаревшим вариантом.

Следующая группа домов более многочисленна. Она организованна в виде нескольких ансамблей. Это дома с адресами ул. Танкиста Хрустицкого 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50, 52, 56, 58, 60, 64, 66, 68, 70, 72, 74, 76, 78, 80, 82, 84, 86, 88, 90. На схеме они отмечены красным и зеленым цветами. При этом красные домики (12, 14, , 18, 24, 28, 32, 36, 38, 40, 42, 44, 48, 50, 58, 60, 64, 70, 72, 80, 82, 90) — это «скобочки» на два подъезда, а зелёные (16, 20, 22,26, 30, 34, 46,52, 56, 66, 68,74, 76, 78,84, 86, 88) — это одноподъездные «кубики». Все эти дома имеют три этажа.

Наружный фасад «скобки». На схеме видно, что все такие дома обращены «нохками» внутрь квартала.

У этих домов, как видно, более поэтичные окна, к тому же окон два вида, балконный блок- трёхстворчатый.

Дом по Танкиста Хрустицкого, 40, находится чуть в глубине, за деревьями, он смотрит ножками наружу.

Интересная деталь. В этом массиве все крыши по периметру имеют красивые деревянные консоли, и вообще подбиты деревом.

Элемент крыши снизу. Железные листы сверху прибиты просто на гвозди.

Если предыдущая группа домов производила впечатление этакого рабочего поселения, то эта выглдядит как романтичный дачно-пригородный ансамбль. Объяснить это несложно. Дачное было включено в состав ленинграда как раз примерно во время постройки этих домов. До этого считалась областью. Улица Хрустицкого называлась Припарковой. Дачный поселок сохранился до наших дней в соседнем квартале- на улице Лёни Голикова.

Общий вид «скобки» со стороны улицы:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 70.

Мне нравится, что дома покрашены в разные тёплые оттенки. Обычно блочным домам терракотовые цвета идут особенно на пользу, в то время, как решенные в серо-бурых тонах, они выглядят уж очень мрачно.

Хрустицкого 60. Тоже скобочка, вид сбоку.

Общий план скобки со стороны ножек.

Скобка со стороны ножек в фас.

Эти дома в три этажа, на два подъезда, по три квартиры на площадку. Таким образом в таком доме 18 квартир.

Но перейдем ко второй составляющей этого массива — к домам, отмеченным зелёным нано-цветом на нашей схеме.Эти дома расположены в глубине, с улицы их не видно. Вот как они выглядят:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 20. Домик- кубик.

В доме 1 парадная, 3 этажа, по 4 квартиры на этаже. Таким образом, в домике 12 квартир. Если вы ещё раз посмотрите на карту, вы увидите, что дома стоят не бессистемно. Можно условно выделить три массива. Когда гуляешь по кварталу, эта задумка в общем-то чувствуется. Озеленение, продуманная сеть дорожек, симметрия, планировка двора продумана с точки зрения освещения и вентиляции. Мне кажется, что квартал просто замечательный. Дома согласно всё тому же сайту, построены около 1959 года.

Участок двора между домом 22 (слева) и 20 по ул. Танкиста Хрустицкого. Поскольку парадные не сквозные, между домами оставлен проход.

Квартал со стороны дворового проезда. Широкий тротуар располагает к прогулкам и другим видам культурного и активного отдыха.

Дом 56 несколько отбился от коллектива и затесался в современный уныловатый видок.

Прогулявшись теперь в сторону Дачного, мы обнаружим совсем маленькую — из 6 домов — группу. Адреса этих домиков — Дачный 23 корпус 2, 3, 4, 5, 6 и 7. Эта группа домов, как видно, самая старая. Во-первых, это видно по стилю:

Дом по адресу Дачный проспект 23, к. 3.

Во-вторых, там написано

Рельефная надпись «1948» под крышей на торце дома 23 корпус 7 по Дачному проспекту.

С другого торца дом корпус 5 имеет достаточно богатую рельефную отделку. Обратите внимание, как сквозь штукатурку угадываются очертания блоков.

Отделка торца дома по Дачному проспекту 23 к 5

Ещё одна особенность этого дома — он единственный из шести имеет входы с торцов и форму в виде скобки (флигели правда выдаются очень слабо). Остальные пять домов в плане прямоугольные.

Дачный проспект 23, корпус 5. На снимке видно вход на торце, и фасад со неглубокой нишей по центру.

Другие дома ансамбля решены проще: две парадные рядом, причем не сквозные. В плане, как уже отмечалось, никаких ниш и флигелей:

Дома по Дачному проспекту 23 корпус 7 (левее) и корпус 6 (правее) со стороны подъездов.

Дачный проспект, 23 корпус 2. Обратите внимание на изящную форму балконной решетки.

Дачный пр. 23 корпус 4, вид с торца.

Ну а теперь о грустном. График расселения квартала Ульянка-6. В книге для внутреннего пользования «Схемы застройки жилых кварталов … по состоянию на 1967» хорошо видно, что этот квартал как раз и есть Ульянка — 6 (на схеме указаны номера корпусов, которые никак не коррелируют с номерами домов):

Страница из книги со схемами застройки кварталов по состоянию на 67-й год. Видно, что за небольшими исключениями квартал к тому моменту был уже полностью сформирован.

Как видно, сроки реализации наполеоновского плана по расселению слегка сорваны, хотя в рамках такой масштабной задачи, мне кажется, плюс-минус пара лет ничего не решают. Главное, что дома эти «в списках значатся». Про них известно очень и очень мало — я намеренно здесь не копирую народное название, которое носят эти дома, вы легко найдете его на том же citywalls. Шлакоблочные здания как-то по жизни считаются менее культурно ценными, чем кирпичные — не знаю, почему. Лично мне кажется, что материал стен вполне годный, но, возможно, эксперты смогли бы обосновать, чем он плох. Беглый осмотр в будний день не выявил признаков какого-то сильного социального разложения, по сравнению с другими районами города. То есть, район в принципе благополучный и развитый, алкашей и гопников не больше, чем везде. К тому же, тут есть редкое сочетание большого количества зелени и хорошей транспортной доступности. Если присовокупить к этому то, что многие дома в Ульянке-6 вообще не подлежат реновации (в центре квартала есть новый многоэтажный кирпичный дом, также присутствуют добротные кирпичные дома советского периода), то мне кажется более разумной перспектива капитального (если он вообще нужен) ремонта этих мест. Вообще идея из каждого мало-мальски подходящего пятачка сделать муравейник на 200 000 свиноперсон представляется мне немного гниловатой. Но факты таковы: таинственные блочные дома отсутствуют в хрониках. Квартал остался за пределами канонических учений о крупноэлементном строительстве. А это значит, что доказать его культурную значимость было бы очень и очень тяжело…

Читайте продолжение: Сенсация! Котинские дома оказались серийными! Узнать серию дома можно на сайте РеформаЖКХ, кубические одноподъездные корпуса имеют серия В-3, а про скобки и линейные корпуса вы можете прочитать в статье.

Suomi, Vaasa, Suvilahti. Солнечная бухта

Даже не знаю, с чего начать. Наверное, с разоблачений, как обычно. Профессор Каменский часто (в частности, в книге «Город смотрит в завтра» и т.п.) пишет, что такая замечательная штука, как Генплан, была возможна только в социалистической стране, поскольку у капиталистов земля порезана на хаотичные куски, и на каждом дома строят кто во что горазд. Как всегда, это и правда и неправда.

(далее…)

Реновация. Inception.

Опять передо мной стоит сложная задача- написать о проблеме жилищного строительства, не затрагивая по возможности остросоциальные вопросы, политику, и прочие хорошие вещи, на которых я не специализируюсь. Во-первых, об этих хороших вещах можно писать бесконечно. Во-вторых, это абсолютно бессмысленно. Поэтому я хочу открыть статью цитатами великих людей.

Мне Маркса жаль: его наследство
Свалилось в русскую купель;
Здесь цель оправдывала средство
И средства обосрали цель.
И. Губерман, сатирик
Можно избрать хоть десять президентов сразу, но пока из Вашингтона не выгонят лоббистов с чемоданами денег, которые платят всем и за все, ничего не изменится.
Брюс Уиллис, замечательный актёр
Итак, к проблеме. Сдеётся мне, что под благовидным предлогом сноса типовых панельных пятиэтажек, которые якобы рассчитаны на весьма ограниченный срок службы (хотя ни в одном техпаспорте вы не найдёте, к слову сказать, указания на то, что эти дома имеют какой-то низкий класс капитальности), у нас собираются сносить уникальные, весьма красивые и весьма кирпичные и блочные сталинские дома.
В Петербурге, по данным интернета, реновацией занимаются две компании: «Воин-В» и «С-Пб Реновация«. На сайте Воина есть интерактивная карта, которая повествует о частичной реорганизации кварталов 2А и 2Г Ульянки. Реорганизация, в частности, предполагает снос пяти существыющих домов серии Г-И. Хорошая новость: дома серии Г-И действительно являются проклятьем рода человеческого. На сайте указан контактный телефон для консультирования жителей квартала, и так далее. Пытливый читатель может перейти на  сайт компании и узнать некоторые подробности. Поскольку потенциальный снос Г-шек — дело хорошее, и переселение жителей планируется в пределах своего квартала, деятельность этой конторы не вызывает в первом приближении чувства тревоги, так что оставим её.
Что касается СПБ Реновации, она вызывает чувство тревоги. На данном этапе компания занимается тремя кварталами: на Ульянке, на Ржевке и в Колпино. Вот какие дома в Колпино (квартал ограничен ул. Танкистов, ул. Павловская, ул. Губина и пр. Ленина) попали под «реновацию пятиэтажек»:

Колпино, Павловская ул., 57. Дом находится в квартале, отданном доп реновацию. Кликните по фото, чтобы перейти на Citywalls и посмотреть другие дома в этом квартале.

«Ой, да это же не хрущёвка»,- воскликнул удивлённый читатель! «Это же довоенный малоэтажный жилой массив!». Да-да-да. Именно так. Ну, аварийный, допустим, ну, расселен частично. Конечно, такой квартал намного проще прибрать к рукам, поскольку он уже практически необитаем, поэтому не будет этих проблем с надоедливыми жителями, которым надо куда-то переезжать, но посмотрите на саму архитектуру зданий. Если это «ветхая типовая пятиэтажка», не представляющая никакого культурного интереса, то я — трамвай на повороте, тот самый, которому 15 в кривой.

От Колпино переходим к другому району — Ржевка. Там реновации подлежит квартал, ограниченный Рябовским шоссе, Ржевской пл., Камышинской ул. и Беломорской ул. Вот такие примерно дома предполагается расселять и сносить:

Ковалёвская улица, 15. Подлежит сносу и реновации. Кликабельно. По ссылке дом по Рябовскому шоссу, также подлежащий сносу.

Ух ты! Вот так ветхая пятиэтажка! В середине 60-х годов это было прорывом: кухни по 8 метров, потолок по 3 метра, два невидимых этажа!

Ну а чтобы наши сердца окончательно наполнились радостью, предлагаю читателю перейти по сылке на сервис, определяющий, подлежит ли дом реновации. Там мы по запросу 2-я Комсомольская обнаруживаем, например, что планируется снести все такие дома:

Дом на улице 2-й Комсомольской. Весь жилмассив, по данным застройщика, подлежит сносу. Дома построены из кирпича в конце 40-х годов.

Не отделается лёкгим испугом и север города. Там подлежит уничтожению, например, остаток старинной части проспекта Непокорённых.

Комплекс домов по проспекту Непокоренных 13 к. 3, 4, 5

Полностью попадают под реновацию и Котинские дома, о уже выходила статья.

Дома жилмассива в Дачном, идущие под снос по программе реновации.

По идее, «расстрельные списки» должны быть предоставлены правительством СПБ, публиковаться в интернете и быть легко доступными. Однако на деле, официальный сайт вообще умалчивает о проблеме реновации, отдельные СМИ публикуют списки, которые мягко говоря слегка отличаются. Параллельно с этим КГИОП, который по идее должен защищать культурное наследие, постоянно оказывается в эпицентре коррупционных скандалов, замгубернатора по архитектуре и строительству меняются, лишь успев слегка разобраться в делах.

В заключение хочу сказать, что дело реновации очень благородное и сложное. Очевидно, что задуманное осуществится не сразу, и не совсем в том виде, в котором предполагалось. Поэтому я не хочу напрямую критиковать. Моя цель — привлечь внимание к тому, что под предлогом реновации хрущевок может произойти снос намного более интересного и малочисленного архитектурного пласта. Конечно, малонаселенные полуаварийные малоэтажки расселить и переселить существенно проще, но при таком раскладе проблема пятиэтажек останется. Особенно это касается домов серий Г-И (Автовский ДСК) и ОД-6 (Обуховский ДСК), которые являются постапокалиптическим кошмаром, летящим на крыльях ночи.

19-й квартал Московского района. Перевязь господина Портоса

Многоуважаемый читатель, конечно, прекрасно помнит, по какой именно причине мушкетер Портос собирался убить на дуэли д’Артаньяна. Убегая от Атоса, гасконец задел плащ Портоса, и все окрущающим открылось, что перевязь мушкетера, столь роскошная спереди, под плащом была простой и даже бедной. У нас в городе полно таких перевязей, как и во всех больших городах. В центре сплошь и рядом вы видите прекрасные фасады, выложенные мелкой плиткой, крыши, унизанные шпилями, упитанных кариатид, готические узкие окна, балясины, пилястры и мозаики в византийском, прибалтийском, готическом, постапокалиптическом и бог ещё знает каком стиле. Но зайдите во двор. Штукатурка цвета детской охры, козырьки из тонкого железа, вот тебе и весь декор.

Мушкетерскую традицию, конечно, переняли и советские архитекторы. Даже сталинские дома «премиум-класса» со двора выглядят значительно скромнее. Контраст примерно как между вечерним платьем и шпильками вечером, и бигуди и махровым халатом наутро. Однако красивая девушка от этого несильно проигрывает. То же и с домами советского ампира. Более лаконичный декор дворовых фасадов — лишь пикантная деталь — этакий backstage советского пафоса. Однако 19-й квартал Московского района — это нечто особенное. Ограниченный с одной стороны Московским проспектом (а с других — Кузнецовской, Севастьянова и Благодатной улицами), этот квартал просто не мог ударить в грязь лицом. Поэтому дома по Московскому номер 182, 184 и 186 — это именно то, что мы ожидаем от этих мест.

Московский проспект 184, фото из сборника «ежегодник ЛОССА» 1955 г.

Московский 182. Ежегодник ЛОССА, 1955

А вот оба дома рядом:

Справа налево, современные Московский 184 и 182. Левее на снимке — 13-й квартал.

Часть квартала со стороны Благодатной — тоже достаточно представительная.

19й квартал Московского района, на фото слево направо: дом 43 по Благодатной, на углу — тот же Московский 182.

Со стороны Кузнецовской улицу квартал прилегает к парку Победы, и тоже выглядит замечательно и совершенно традиционно:

Справа налево видны дома 42, 38 и 36 по Кузнецовской улице.

В общем, пока ничего подозрительного. Заглянем во двор дома 186 по Московскому. Я специально не хочу выкладывать много фотографий — только передать настроение:

Окно в доме на Московском 186, вид со двора. Осень 2012 г.

Вообще как и во многих сталинских кварталах, здесь царит умиротворение и ощущение что жизнь в целом удалась. Но остались и тревожные знаки войны. Многие дома по Московскому, как 186й, были начаты до Великой Отечественной, а закончены после — проклятая война прервала многие жизни и в корне изменила многие планы…

Московский 184 — смотровая надстройка на крыше

Пройдемся по двору вдоль Московского. Мы попадаем во двор дома 184. Когда-то в нём находился кинотеатр «Мир». Пристройка, в которой он находился, сохранилась до наших дней.

Московский проспект 184, вид со двора. Пристройка, в которой находился кинозал «Мир».

Повернувшись в другую сторону, мы увидим интересный дом. Когда я смотрю на этот дом, я невольно вспоминаю рекламу 90-х годов: «одно яйцо мы почистим зубной пастой, а другое поместим в соляную кислоту…» (может быть не вполне точная цитата).

Дом по Яковлевскому переулку 6-8. Одну половину дома мы почистим зубной пастой…

Немного приподнялся плащ мушкетера Портоса — не правда ли? Что это за желтый дом с горизонтальными окнами? Где стеклопакеты? Почему дома старомодно пристроены вполтную? Странное дело. Но мы пока оставим эти вопросы без ответа — мы идем дальше вдоль Московского, во двор дома 182.

В отличие от 184 и 186-го домов, дом 182 со двора имеет более «строгий, стройный вид», оштукатурены только первые два этажа и стены вдоль лестниц, в остальном оставлен благородный красный кирпич. Уютный двор этого прекрасного дома влечёт гостей и жителей города в любое время дня и ночи (вероятно, из-за многофункционального центра документов, находящегося тут, хотя автор уверен, что изящество архитектуры лишь добавляет привлекательности МФЦ).

Московский 182, вид двора пасмурным вечером.

Этот дом тоже имеет сложную судьбу постройки — война разделила его жизнь на две части, и эти две части отличаются даже высотой:

Московский 182. Слева в кадре видно сочленение довоенной — более низкой, и послевоенной части дома.

Хороший квартал, хорошие дворы, думает прохожий. Этот прохожий улыбается и не понимает, что находится практически в эпицентре борьбы противоположностей. Здесь в борьбе сошлись не только технологии. Здесь сошлись не только стили и эпохи. Здесь сходятся в борьбе эмоции, устремления, мечты тех, кто строил этот квартал, кто думал о будущем, проектируя его наполнение… Во дворе 182 дома мы видим детскую площадку, МФЦ, футбольное поле, контейнерную площадку, брус для выгула собак, спортплощадку, и… вот такой дом

Яковлевский переулок, дом 2. Архитектор И. М. Чайко, 1947 г.

Такой разнобой в оформлении окон, такая разрезка стен, обваленные балясины балкона — не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять: перед нами крупноблочная коридорная общага. В кадр слева вверху попал житель, мужчина в синей футболке, который галантно уединился для переговоров в санузле — общем на этаже.

Яковлевский переулок, 2. Дворовый фасад.

4-рядная разрезка по фасаду, скупой декор, 5 этажей без лифта — здравствуй послевоенное общежитие. Дом смотрится в целом строго и сдержанно, однако лично мне не кажется, что 50 оттенков серого — удачный выбор цветовой гаммы для подобных домов. Откуда здесь это чудо? Неожиданно, не правда ли? Потемкин-таврический почил, но дело его живет, поэтому вдоль Московского у нас пафосные кирпичные дома, а шаг в сторону — и вот уже «я вырос на окраине рабочей городской». С одной стороны, в этом есть что-то лицемерное. С другой стороны, жители общежития, делящие двор с лимитированной прослойкой — это ли не верх равенства и братства? Ведь их дети неминуемо будут играть вместе на площадке, их жены будут обсуждать воротнички… Короче говоря есть что-то трогательное в том, что вот эта серая туша заботливо прикрыта со стороны главной магистрали своим классическим кирпичным другом. Чтобы окончательно не расплакаться это этакой заботы, давайте вернемся к схеме. Серый дом обозначен на ней цифрой 7.

Схема застройки 19 квартала из книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде», ’57. Схема немного переработана, чтобы на фрагмент влезли все надписи. Пунктиром отмечена линия, на которой в дальнейшем появится Яковлевский переулок.

Вот так выглядел этот дом во времена своей молодости.

Восточный (сейчас-уличный) фасад 7-ого корпуса 19-ого квартала

7-й корпус находится на западной стороне квартала. Нетрудно заметить, что на восточной половине находятся ещё 9 крупноблочных корпусов. И нас ждет приятное известие: все эти корпуса дошли до наших дней. Они все обитаемы, хоть и находятся в разном состоянии. Изначально квартал был запроектирован кирпичными домами, однако затем на основании этих проектов часть домов была реализована уже в крупных блоках.

Следующая группа крупноблочных зданий возводилась с 1937 по 1951 гг. а 19-м квартале, уже по единому планировочному замыслу, который был разработан для предполагавшейся застройки участка кирпичными домами и отражал градостроительные принципы 1935-36 гг. Проектирование крупноблочных корпусов осуществлялось по мере отвода места под застройку на основе конфигурации и планировки намечавшихся ранее кирпичных домов.

Рядом находится тот странный розовый дом, который мы уже зацепили взглядом чуть раньше.

Яковлевский переулок, 6. Современный вид

Только этот дом с другой стороны выглядел по-другому, не так ли? Про него мне мало известно, но одно можно сказать со всей определенностью: этот дом со всех сторон выглядит по-разному. Вот со стороны Яковлевского — типичная 5-этажная сталинка, совершенно типичные и характерные двустворчатые окна, штукатурная отделка подкамень… Немного неканоническими выглядят изящные витые консоли.

Яковлевский переулок, 6. Фрагменты оформления восточного фасада.

А вот мы завернули за угол, и обернулись по пути во двор:

Торец дома 6. Напротив — дом № 7 по Яковлевскому переулку.

Во дворе мы окончательно понимаем, что тут все сложно. Во-первых, у дома есть старомодная северная сторона. Модерновая расстекловка окон как бы намекает, что дом несколько, кхм, старше, чем кажется:

Дворовый фасад северной стороны дома № 6 по Яковлевскому переулку.

Во-вторых, к западной стороне дома, кажется, что-то прилипло…

Сочленение домов №6 (справа) и №8 слева по Яковлевскому переулку.

А прилипло что-то такое, в стиле тридцатых годов. Не будем отпираться: этоhttp:// нынешнее действующее общежитие Технологического института. Не в обиду будь сказано этому замечательному ВУЗу, главный и неиссякаемый источник гопоты на районе…

Яковлевский переулок 8 — вид со двора.

Также двор оборудован загоном, в котором пасутся тренируют богатырскую силу достопочтенные жители этого по-своему уютного и незаслуженно доведенного до такой степени обшарпанности дома:

Яковлевский переулок, 8. Вид со двора.

Нехарактерно смотрятся балконы. Вообще, несмотря на очевидную принадлежность к семье конструктивистских жилмассивов, этот дом местами удивляет некоторым романтизмом в деталях.

Яковлевский переулок, 8. Вид со стороны Московского проспекта. Обратите внимание на эркер, перепад высот, кованые балконы, и вытянутый по высоте второй этаж

В общем, этот сдвоенный дом и его история — тема отдельной публикации. Рядом находится ещё массив гаражей, и дом №10 по Яковлевскому. Этот дом был построен в 30-е годы, поэтому он достаточно сдержанно декорирован. Это тоже редкая птица — дом периода возвращения к идеям классицизма, периода поиска истоков красоты:

На переднем плане гаражный массив. За ним дом 10 по Яковлевскому переулку

Так мы заканчиваем обзор западной части 19-ого квартала, и переходим на другую сторону переулка. Прямо напротив дома «сиамских близнецов» находится ещё один удивительный дом — восьмиэтажный, высокий и крайне монументальный жилой дом со сдержанным штукатурным оформлением и массивным козырьком крыши.

Яковлевский переулок, дом 7

8 этажей — странный, нехарактерный для нашего города выбор высоты. По-видимому, дом был надстроен из 5-6 этажного. Также, воображение поражают внушительные угловые балконы:

Южный торец дома с самыми дерзкими балконами в квартале. Вообще дом достаточно сильно выделяется в окружении, свежая штукатурка и изрядное количество этажей делают свое дело.

В тени этого дома, ориентированные поперек его, стоят два крупноблочных дома — корпуса №23 и 24, которые сейчас имеют адреса Яковлевский переулок 9 и 5 соответственно. Они были построены по проекту Д. Л. Кричесвкого в 1940-1946 гг. Изначально эти дома были идентичными, однако позже дому №9 повезло — он был перестроен, и стал из общежития квартирным. Поэтому дом выглядит благополучно и имеет приятный темно-кремовый цвет.

Яковлевский переулок, 9. Северный фасад.

А вот так выглядит такой же дом, за которым не ухаживали 70 лет:

Яковлевский переулок, 5. Северный фасад. Этот дом по сей день имеет структуру коридорного общежития.

Эти дома имеют сдержанный декор, у старого над подъездом сохранились «конфетки», центральный вход украшает небольшой античный портик с 4 пилястрами, орнамент тянется между вторым и третьим этажом и под крышей. Дом чисто по-человечески жалко

Яковлевский переулок, 5. Фрагмент.

А вот так выглядели эти дома после постройки. Снимок с южного фасада- там также имеется торжественное оформление центрального входа.

Корпус № 23 в 19-м квартале, современный адрес — Яковлевский, 9.

Сейчас колонны с крыши демонтированы, сами крыши стали четырехскатными. Параллельно этим домам, ближе к Кузнецовской, стоит дом корпус № 22 — арх. И. М. Чайко, 1949 г., современный адрес- Яковлевский переулок 11. Он тоже находится в плачевном состоянии.

Слева на переднем плане дом 5, за ним дом 9, справа — дом 7 по яковлевскому переулку. На снимке в центра — дом 11.

Можно подойти поближе — дом производит тяжелое впечатление. Не устану повторять — серый цвет — не лучший выбор для таких построек.

Яковлевский переулок, 11. Северный фасад.

Если посмотреть в другую сторону, группу домов дополняет приземистый кирпичный дом 30-х годов.

Яковлевский переулок, 3.

Дом имеет вертикальные окна, штукатурное оформление, но при этом тоже носит яркую черту конструктивизма — угловые балконы.

Южный фасад дома вблизи.

Мы плавно смещаемся к улице Севастьянова. Как видно на схеме, водоль улицы стоят пять домов. Цетральные три из них являются связным ансамблем. Вот что сказано об этом ансамбле домов всё в том же «крупноблочном строительстве».

Эта группа зданий из крупных блоков с соединительными декоративными стенками и арками показала широкие возможности, которыми обладает крупноблочное строительство (рис.5). Однако возведение крупноблочных зданий на основе проектов, разработанных для кирпичных домов, вызвало необходимость изготовления большого количества типов блоков, что отрицательно сказалось на сроках и уронило сроки строительства

Вид улицы Севастьянова с юга на север.

Вот так это место выглядит сейчас:

Вид улицы Севастьянова в сторону севера, 2014 год

Подросли не только деревья. 7-этажный дом в глубине (Севастьянова 14, или «дом у фонтана») обзавелся надстройкой:

Дома по улице Севастьянова 12 (справа, Корпус № 15 — И. М. Чайко, Ф. З. Мазель, 1950 г.) и 14 (арх. Б. М. Серебровский, 1951 г.).

С другой стороны нахрдится дом №16 по Севастьянова — корпус № 16 — арх. И. М. Чайко, Ф. З. Мазель, 1937 г. (согласно книге «крупнобочное строительство»). Лично у меня есть небольшие сомнения по поводу 37 года, но это тема отдельной истории.

Крупноблочный квартирный дои % 16 по улице Севастьява

Дом интересен обилием балконов на последних этажах. Со двора видно, что балконы окончательно пошли вразнос:

Севастьянова 16. Дворовый фасад

Если мы прогуляемся отсюда в сторону парка, то увидим, что на углу Севастьянова и Кузнецовской стоит совершенно особенный дом, построенный по проекту архитекторов Б. Н. Журавлева и В. А. Зотовав  1951 г. Современный адрес — Кузнецовская 42/ Севастьянова 18. Вообще вам стоит знать, что Б.Н. Журавлев — это такой Гофман от архитектуры. Романтизм — иначе я этот стиль не могу охарактеризовать. Этот дом, пожалуй, единственный, которому идут  тёмные тона.

Корпус № 17 с 19-м квартале. Южный фасад. Современный вид.

Видимо, раньше это был номер 20 по Кузнецовской улице. На иллюстрации вид тоже из парка Победы.

Почему-то мне кажется, что это безумно красивый, гармоничный дом. Несмотря на мрачность, строгость фасадов, на то, что он блочный, дом спроектирован с явной неугасимой любовью. Романтичный, загадочный, таинственный — вот какие эпитеты приходят на ум, когда смотришь на него. Дом стоит на углу улиц, и закрывает двор с южной и восточный стороны, от есть солнце — редкий гость в этом дворе.

Двор дома 42 по Кузнецовской улице. Адрес дома изменился, вероятно, потому, что улицу пробили до Кубинской.

Вот так решен торец дома.

Торец дома 42 по Кузнецовской. Справа в кадре — дом по Кузнецовской, 40.

Рядом стоит ещё один блочный дом, которому уготована была хорошая судьба — стать благополучным и дорогим — Корпус № 14, арх. И. М. Чайко, Ф. З. Мазель, 1937 г., современный адрес — Кузнецовская 40.

Дом по Кузнецовской, 40, обзавелся мансардой.

Остальсь рассказать буквально про два дома в этом квартале — ближе к Благодатной улице. Один из них, Севастьянова 10, старый (30-х годов) кирпичный дом, стоит в глубине.

Слева дом 10 по улице Севастьянова, слева дом по Яковслевскому переулку, 3, по центру — Яковлевский переулок, 5.

Эти вот кирпичные дома 30-х годов- таинственные. Они, опять же, достойны отдельной страницы в истории архитекруты Ленинграда. В данном квартале, например, некоторые из них имеют лифты, несмотря на малую этажность. Другая особенность — деревянные перекрытия на лагах (позже сами лаги были заменены на железные балки). Эти дома имеют 2-3 квартиры на этаже, достаточно шикарные планировки. Они составляют с блочными домами очень большой контраст. Так, вот этот шикарный, и одновременно, печальный дом, находится в дворе углового дома (№ 47 по Благодатной и № 8 по Севастьянова). Этот угловой дом — общежитие Метростроя, имеет достаточно скупой декор, однако своей монументальностью и строгостью он заслужил звание архитектурной доминанты, как минимум, этого угла.

Корпус № 12 в 19-м квартале. Вид с улицы Севастьянова.

Я не вижу особенного смысла комментировать этот дом. Двухрядная разрезка фасада по блокам, представительный, но умеренный декор, не ухудшающий инсоляцию помещений, строгость и красота — вот как кратко можно описать работу архитекторов Б. Н. Журавлева, В. А. Зотов и инженера Н. И. Дюбова, 1955 г.

Дом этот является «противовесом» дома по Благодатной 34 (расположенном в 13-м квартале), прозванном за очень характерное оформление белетажа и второго этажа «Столбами»:

Слева на снимке дом по Благодатной, 47. Правее виден дом № 34, «Столбы», прозванный так в честь массивных колонн, обрамляющих первый и второй этажи здания.

Благодатная, 47. Вид со стороны Благодатной улицы. Зима 2014.

Высокие окна магазинов на северном фасаде охраняют вот такие львы (по крайней мере мне кажетс, что это львы, но может быть и тигры, наверное)

Элемент декора 17-ого корпуса 19-ого квартала. Современный адрес — Благодатная 47

На этом я звершая обзорную статью про 19-й квартал. Статья получилась ужасно длинная, так что скорее всего эти строки уже никто не читает. Несколько слов в оправдание: квартал очень большой, все дома в нём уникальны, хотелось создать у читателя полное впечатление, показав все противоречия и неожиданности этого квартала. О нескольких зданиях пришлось умолчать — школа, детский садик и МФЦ и некоторые другие административные постройки, не попали в обзор, поскольку он посвящен жилым домам.

Ну и ещё приятная (или нет — как посмотреть) новость напоследок: 19-й, 20-й и 21-й кварталы Московского района — это единственные места в городе, имеющие нетиповую итносительно бессистемную застройку. Именно поэтому так сложно писать о них: кварталы формировались на протяжении нескольких десятилетий.

И да, по количеству противоречий, по тем впечатлениям, которые производяи дома — близнецы с разной судьбой, 19-й квартал, конечно, дает фору остальным. Мы с вами заглянули под плащ Портоса, но дуэль всё-таки не состоится, потому что в сущности кварталу нечего стесняться. Небогатые дома с общежитиями — это просто часть истории, причем немалая и достаточно славная часть. В том, что некоторые из этих домов выглядят очень уставшими, виноваты, прежде всего, мы, люди. Как и любая вещь во вселенной, дом требует ухода, заботы и просто-напросто любви, а не только потребительского к себе отношения. Но это уже совсем другая история.

1930-1960. К вопросу о выборе периода наибольшего интереса

Меня достаточно часто спрашивают, почему из всей архитектуры Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Петербурга столь живой интерес вызывает именно послереволюционный период — ведь это город великих мастеров, выработавший свой неповторимый (это не я так думаю, это так говорят) архитектурный стиль. Причин тут несколько. Во-первых, про Растрелли да Трезини уже и очень-очень много всего понаписано. Во-вторых, бессмертные творения Захарова и Штакеншнейдера охраняются государством и ближайшие лет 500 точно никуда не денутся. В то же время, современная архитектура на то и современная, что каждый может позвонить в офис застройщика и что угодно узнать про новый жилой комплекс. А вот период послереволюционный — период идейного жилищного строительства, огромного творческого и функционального поиска, когда за 30 лет вспыхнули и сгорели модерн, авангард, конструктивизм и ампир, — очень скоро, благодаря расторопности инвесторов и городских властей, может остаться только в журнальных публикациях и памяти людей, которых все меньше. Ну и ещё немного мотивации.

Петербург не даром зовется северной Венецией. Как и Венеция, наш город грязен, мокр и гондольеров тут хватает. Петербург вообще живет «не для радости, а для совести»: созданный как военно-морской оплот чахотки на болоте, он вскоре стал столицей некой безумной империи, от коей был и есть надежно отделен теми же непролазными болотами… Город трёх революций, ставший на два века законодателем всех мод, мощным промышленным и оборонным центром, принявший на себя страшные удары 20 столетия, и сейчас несущий непосильное (из-за количества гондольеров) бремя культурной столицы, он действительно является окном в Европу: тут жарко от батареи, дует из форточки, да и спать на подоконнике не особо удобно.

Это я к чему клоню? Питер- это не какой- то там пряничный городишка, это город огромных контрастов, тысяч секретов, город, где каждый квартал является как бы независимым кантоном, со своей историей и мечтами. Как это часто бывает, центр города отделен от спальных районов трехслойной буферной зоной, внутренний слой которой- старинные предместья и дачи, элегантно переходящие в трущобы имени Достоевского, затем идет т.н. «индустриальное кольцо» — наследие золотого века промышленности, подбитое снаружи рабочими окраинами (потому как логично, что людям, работавшим на заводах, надо было где-то жить). Эти рабочие окраины стали краем города и краем жизни к 1917 году. Подробнее о том, почему именно рабочие были недовольны своей жизнью в целом и жилищем в частности, можно прочитать много где — например в «Ленинградской утопии».

Последовавший за революцией, гражданской войной и зализыванием ран период жилищного домостроения удивителен именно тем, что те самые рабочие окраины за относительно небольшой период, какие-то 30-40 лет, претерпели на себе огромные метаморфозы: электрификация, появление заводских жилмассивов нового типа, благоустройство и поиски стиля (а это несколько циклов «новаторство-воплощение-критика-переосмысление»), появление индустриальных методов домостроения, типизация жилища на основе статистических социальных исследований… озеленение, удешевление, блоки и панели, газификация… Вот сколько всего случилось, и в середине 60х годов имелась готовая концепция, которая продолжает быть путеводной до сих пор — концепция жилищного строительства в спальных районах.

Вот какой вихрь событий. Что такое 40 лет? Человек только успел повзрослеть, а город изменился до полной неузнаваемости. Удивительная вещь город — он стареет и молодеет одновременно. Вечные ценности а-ля Растрелли — они уже вечные, они стали классикой. А вот тот период бурного роста — станет ли он тоже заслуженной классикой, займет ли достойное место в истории, или будет забыт навсегда — это решать нам.

О первенцах-самозванцах, или как важно быть серьёзным

Сейчас я снова стану критиковать эти ваши интернеты. Очень часто можно встретить в целом хорошие и правильные статьи на тему «первый крупноблочный дом в СССР», «первый панельный дом в Москве», «первая хрущёвка на Луне» и так далее. Что я поддерживаю в этих постах, так это восторженный тон. Что я категорически не поддерживаю, так это вот такие непроверенные ярлыки: первый такой-то дом там-то. Особенно если в масштабе СССР, Москвы, Ленинграда и так далее.

Для искоренения этой проблемы нужно не так много. Во-первых, чётко себе представлять, что фактически, когда и по какой технологии было построено. Во-вторых, правильно технологически классифицировать индустриальные методы. Существует также универсальная формула точности: стараться избегать определений типа «блочный», «панельный», «хрущевский» и так далее, если вы не очень четко себе представляете в чём разница. Есть удобный термин, который мне очень нравится: крупноэлементный дом. Этот термин во-первых самоописательный, во-вторых крайне ёмкий, в третьих абсолютно точный. Если не хотите вызвать прений, просто пользуйтесь этим словом, а в качестве уточнения берите не эпохи (хрущи, сталинский ампир и т.д., что является размытым и спорным вопросом), а примерную дату постройки дома. И наконец, вместо «первый» зачастую точнее сказать «экспериментальный», подразумевая что он первый в своем роде, но не претендуя на что-то глобальное. И тогда наш липовый «первый в СССР крупнопанельный дом» с легкостью прекращается в элегантный «экспериментальный крупноэлементный дом, построенный там-то тогда-то.»

Ну а для тех, кто хочет больше подробностей, продолжим разбирательство с терминами. Во-первых, есть выражение индустриальное домостроение. Индустриальное в противовес какому? По техноголиям домостроение на самом высоком уровне можно разделить на индустриальное и хозяйственое. Индустриальным называется высокомеханизированное домостроение. Хозяйственный метод возведения домов предполагает, наоборот, по большей части, ручной труд. В частности, подъем конструкций и стройматериалов на высоту, полностью ручной монтаж. Хозяйственные методы очень часто идут рука об руку с деревянными постройками, где возведение перекрытий, несущих конструкций и так далее требует ручного, и мало того, очень и очень квалифицированного труда. Понятно, таким образом, что в пределе хозяйственный метод домостроение либо очень дорог, либо ведет к снижению качества работ. Строительство кирпичных домов находится где-то по середине между этими понятиями, так как даже при полностью механизированной доставке стройматериалов, инженерных элементов и т.д. механизировать кладку кирпичей даже концептуально не представляется возможным.

Индустриальное домостроение, таким образом, по своему определению тяготеет к крупным элементам. Однако есть и другой путь. Ранее мы писали про истоки индустриального домостроения в Ленинграде, и помним, что помимо выигравшей в итоге концепции крупноблочного домостроения, впервые была опробована технология монолитного возведения стен. Не секрет что эта технология, забытая на многие годы, сейчас живет и здравствует, полочив вторую жизнь в виде сверх-популярной кирпично-монолитной технологии.

Итак, индустриальное домостроение технологически можно разбить на монолитную (каковой бывает несколько видов), и (ура! наконец!) крупноэлементную. По данным книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде» (1957) хронологически более ранней является крупноблочная технология. Первые блочные дома в 1927-28 гг. появились в Москве — на 5-й Советской улице и на Большой Полянке (проекты инж. Г.Б. Красина и Е.В. Костырко). Очень часто в интеренете можно прочитать, что в Москве первые блочные дома появились в конце 30х годов. Это очень сомнительно, если учесть что в Ленинграде конкурс на индустриальное домостроение был объяслен уже в 31м году, и конкурс этот был объяслен именно из стремления поддержать столичные тенденции. Поэтому когда вы в следующий раз увидите «превый блочный дом в Москве, построенный в 193*** году», или тем более в сороковых — отнеситесь критически к этому заявлению.

Тем не менее, доля истины есть и в этих заявлениях, потому что первые блочные дома в Москве были, да простят мне неловкий, но точный термин, мелкоблочными. Мелкий блок это такой блок, который может поднять и положить на раствор один человек без посторонней помощи. Об этом пишет С. Хан-Магомедов в книге «Архитектура советского авангарда» (т.2 гл. 3, р.17). Небольшая выдержка из этой книги:

Идеи сборного домостроения с использованием стандартных элементов) и мобильности жилища в той или иной форме встречались уже в некоторых проектах первых лет советской власти. Так, А. Лавинский в своем проекте «Города на рессорах» (1921) предусматривал, что строительство будет осуществляться из заводских стандартных элементов с использованием таких материалов, как сталь, алюминий, стекло, асбест.

В 1924-1925 гг. акционерное общество «Стандарт», в проектбюро которого работала группа архитекторов, имевших опыт применения новых деревянных конструкций на строительстве павильонов сельскохозяйственной выставки в Москве 1923 г., наладило заводское изготовление на базе деревообделочного комбината) стандартных малоэтажных жилых домов, которыми застраивались рабочие поселки (например, в 1924-1926 гг. сборные дома строились в Иваново-Вознесенске).

В конце 20-х годов острый дефицит строительных материалов (отпускавшихся в первую очередь для промышленного строительства) и стремление перевести сам процесс строительства на поточное производство стандартных элементов с их последующим монтажом повлияли на развертывание научных и проектных экспериментальных работ в области сборного домостроения с использованием местных материалов и отходов промышленного производства.

В 1927 г. в Москве был сооружен первый жилой дом из небольших шлакоблоков по проекту инженеров Г. Красина и А. Лолейта. В конце 20-х годов начинают свою многолетнюю работу по проектированию жилых домов из блоков архитекторы А. Буров и Б. Блохин. В 1929 г. исследования в области крупноблочного строительства разворачиваются в Харьковском институте сооружений (руководитель инж. А. Ваценко). Результатом этой работы были экспериментальные кварталы трехэтажных домов из крупных шлакобетонных блоков (1929), опытный шестиэтажный крупноблочный дом в Харькове (1930), поселок крупноблочных домов в Краматорске (1931-1933).

Чтобы читатель немного отдохнул и представил себе, что это за мелкие блоки такие, приведу здание, принадлежащее малоэтажному жилмассиву в петербургском Волково. На фотографии хорошо видно, что тогдашние мелкие шлакоблоки представляли собой нечто напоминающее современные пеноблоки (коими заботливо заложены окна в этой предположительно школе).

Дом из мелких шлакоблоков по адресу С-Пб, Задворная 10, в районе Волковой деревни.

Таким образом, сама по себе блочная технология, как  мы и предполагали, изучалась в Москве, там же появился и первый дом из маленьких блоков. Однако коллектив авторов «Крупноблочного строительства» по каким-то причинам умолчал о том, что первый дом из крупных блоков был построен вообще в Харькове в 1930!

Дома из блоков со временем шли по пути укрупнения блоков, пока в один прекрасный день блоки не стали высотой практически с комнату, или, говоря более профессиональным языком, с двухрядной и однорядной разрезкой фасадов. В Москве в 1940 году было завершено строительство дома по Ленинградскому проспекту, 27:

«Ажурный дом», Москва, Ленинский проспект 27, архитекторы Бурова и Блохина, инженеры Кучеров и Карманов (1940)

Этот замечательный дом — тоже очень частый фигурант различного рода путаницы. Как его только ни называют! И первый крупноблочный, и первый панельный. Одно можно сказать наверняка — это первый кружевной. Наверное именно сейчас будет уместнее всего сказать, в чем собственно разница между блочными и панельными домами. Вернее было бы уместнее всего, если бы существовало какое-то четкое представление об этом. Но фактически разница весьма интуитивна. Кружевной дом называют иногда панельным потому, что блоки, по высоте равные высоте этажа, чисто геометрически похожи на панели, то есть нечто плоское, а не просто увеличенный кирпич. В этом мнении нас поддержит Большая Советская Энциклопедия

Крупнопанельные конструкции

Крупнопанельные конструкции, сборные конструкции зданий и сооружений из крупноразмерных, монтируемых на строительной площадке, плоскостных элементов (панелей) заводского изготовления. К. к. — один из наиболее прогрессивных, индустриальных типов строительных конструкций. В современном строительстве они применяются для возведения жилых домов, общественных и промышленных зданий, дорог, аэродромов, плотин, каналов и др. сооружений. Наибольшее распространение К. к. получили в массовом жилищно-гражданском строительстве, где сооружение зданий из крупных панелей, изготовленных на домостроительных комбинатах и заводах, позволяет в 1,5—2 раза сократить сроки строительства (по сравнению с возведением домов из кирпича или др. традиционных материалов) и снизить затраты труда на строительной площадке на 30—40%. При этом сметная стоимость одного м2 жилой площади на 12—15% ниже, чем в кирпичных домах.

Идея крупнопанельного домостроения, т. е. применения для стен и перекрытий зданий крупноразмерных элементов типа панелей, выдвигалась рядом инженеров ещё в 1920—30-х гг. Однако в тот период, вследствие недостаточно высокого уровня развития строительной техники, эти предложения носили лишь проектный характер. Комплексная научная разработка крупнопанельного заводского метода домостроения и строительство первых опытных крупнопанельных домов были осуществлены в СССР в 40—50-х гг. коллективом сотрудников Института строительной техники бывшей Академии архитектуры СССР: Г. Ф. Кузнецовым (руководитель), Б. Н. Смирновым, Н. В. Морозовым, Т. П. Антиповым, А. К. Мкртумяном, Ю. Б. Монфредом, Н. Я. Спиваком и др. Были разработаны основы теории конструирования, системы крупнопанельных зданий и конструкции панелей, созданы методы стендовой и кассетной технологии их изготовления, способы монтажа, основные нормативные документы и т. п. В 1947—1948 под руководством этого института построен в Москве (на 5-й улице Соколиной горы) первый 4-этажный жилой дом каркасно-панельной конструкции, в 1949—52 — первые 3- и 4-этажные бескаркасные крупнопанельные дома в Магнитогорске и в 1954 — 7-этажный бескаркасный дом в Москве (6-я улица Октябрьского поля). Сооружение этих домов практически доказало техническую целесообразность и большую экономическую эффективность крупнопанельного метода. Развернувшееся экспериментальное строительство в последующие годы в Москве, Ленинграде, Киеве, Череповце и др. городах содействовало быстрому освоению и распространению К. к.

С 1953 крупнопанельное домостроение в СССР осуществляется высокомеханизированными домостроительными заводами и комбинатами по типовым проектам с учётом многообразных природно-климатических и технических условий районов страны. В 1960 крупнопанельное строительство в общем объёме жилищного строительства в СССР составляло 1,5—2%. в 1972 около 40%, к 1975 достигнет 50%. Значительное распространение крупнопанельное строительство получило также в странах социалистического содружества (Чехословакия, ГДР, Болгария, Венгрия) и во многих капиталистических странах (Дания, Франция, Швеция, Великобритания и др.).

Поскольку в БСЭ абы чего то не напишут, можно было бы принять за рабочую версию, что первый каркасно-панельный дом был построен в Москве в 1948 году (современный адрес — проспект Буденного 43, дом расположен на углу 5-й улицы соколиной горы):

Дом по проспекту Буденного, 43. Кликните по фото, чтобы перейти на оригинальную публикацию, из которой оно взято.

Чуть позже первый бескаркасный крупнопанельный был построен в Магнитогорске. Согласно мемориальной доске (доску можно посмотреть в оригинале статьи), дом был сдан в 1951 году

Бескаркасный крупнопанельный дом в Магнитогорске. Фотография взята из другой публикации. Чтобы перейти к ней — кликните на дом.

Вроде как справедливость восстановлена? Увы, у меня для вас маленький сюрприз. Маленький одноэтажный такой сюрпризик. Цитирую:

Активная научная разработка проблем индустриализации жилищного строительства началась в 1940 году, в НИИ Строительной техники Академии архитектуры СССР коллективом под руководством Г. Кузнецова. Однако война прервала эти работы. В результате эпоха крупнопанельного домостроения в нашей стране наступила только в 1945-м и не в Москве, а в далеком уральском городе Берёзовске. Именно там в конце 1945 года, на базе построенного за год до этого Березовского завода строительных конструкций был собран первый в СССР крупнопанельный одноэтажный дом с неполным каркасом по проекту архитекторов Г. Потапова и Г. Ростовской.

 

2-х этажный крупнопанельный дом в Березовске. Перейти на оригинальную статью можно, кликнув по фотографии.

К сожалению, в статье-источнике нет указаний на документы, однако, достаточно легко ищется очень плотная по содержанию, с любовью написанная публикация, в которой можно полюбоваться Березовскими домами. Статья годится как отправная точка для тех, кто захочет углубиться в тему, поскольку содержит достаточно много дат, фамилий и фактов. Смешно, но во время поиска информации об этих домах, можно наткнуться на публикации, где их называют первыми в мире (!) панельными домами. Конечно же, это неправда. Первые панельные дома появились не в СССР. Но не будем отклоняться от темы.

Как видете, очень зыбок путь поиска первенцев. Чтобы вернуть почву под ноги моему многострадальному читателю, в заключение напишу, что с первым крупнопанельным домом в Ленинграде все довольно-таки понятно. Коллектив авторов «Крупноблочного строительства в Ленинграде», а также С.М. Верижников в книге «Индустриальное жилищное строительство в Ленинграде. Домостроительные комбинаты» (Л. 1960) сходятся во мнении, что первый бескаркасный крупнопанельный дом в Ленинграде был построен на Щемиловке (современный район метро Ломоносовская) в 1955 году трестом №3 Главленинград строя по проекту арзитектора А. В. Васильева и инженера З. В. Каплунова. Вот этот проект:

Бескаркасный панельный двухсекционный дом на 30 квартир

 

В плане мифов и легенд этот дом, естественно, тоже подобен Гераклу. Какие только «подвиги» ему не приписывают: и «первый в СССР панельный», и «первая хрущёвка Ленинграда», и страшно подумать что ещё. По поводу первого панельного в Ленинграде, очень похоже на правду. По поводу остального — судите сами, но если это Хрущевка — то это определенно хрущёвка здорового человека, а не курильщика (потолки 3 метра, 9-метровые кухни, изолированная планировка, короче говоря, чтоб все так жили!). Сейчас этот дом стоит по адресу Санкт-Петербург, Полярников 10. По тому же проекту было построено ещё несколько домов в Ленинграде, но это уже совсем другая история…

Дом по Полярников 10. Сейчас он покрашен однотонно, так как в какой-то момент осыпался. По ссылке под картинкой как раз замечательные рассуждения любителей ярлыков на тему того, что это первая во вселенной хрущёвка.

При чем тут Вашингтон?

Так уж получилось, что крупноблочные кварталы Московского района расположены несколько в глубине, ни один блочный дом прямо не смотрит на Московский проспект. Дома расположены группами или линейно, строились они в разное время, поэтому создают каждый свое впечатление. Однако есть и общая черта. Все дома к северу от Парка Победы, кроме одного, не превышают в высоту 7 этажей.

Гуляя по Кузнецовской улице, очень сложно не заметить дом № 44, построенный в южной части 20-ого квартала в 1954-55 гг по проекту архитекторов Б. Н. Журавлева, В. А. Зотова, А. Д. Каца и инженера Н. И. Дюбова.

Он поражает воображение сразу и надолго. Во-первых, он просто огромен. Нечасто можно встретить 12-этажный сталинский дом в Петербурге. До ещё и крупноблочный. По меркам Москвы или Киева это, конечно, ерунда, но в нашем городе такие дома очень редки. Ну а в Московском районе он вообще единственный. Даже Дом Со Шпилем имеет всего 9 жилых этажей, 10й этаж технический. Причем поражает не только высота. Высотность традиционно достигается за счет башен или шпилей, что придаёт домам легкий привкус неоготики, делает их стремящимися, тянущимися вверх. Но не 6-й корпус 20-ого квартала. Основу проекта составляют две 12-этажные секции по сторонам. Центральная часть чуть более протяженная и имеет 10 этажей. Поэтому получается ощущение некого монолитного бастиона, нависшего над парком. Вот так выглядел этот дом в 59-м году.

Фотография взята из другого источника. Для перехода клик по фото.

Сейчас снять его целиком из парка проблематично из-за полувековых деревьев. Хотя, конечно, попытка- не пытка.

Вот поэтому здесь нужен дирижабль

Помимо центральной части, дом имеет два флигеля высотой по 7 этажей, расположенные по улицам Свеаборгской и Севастьянова. Хотя внутренне эти три части никак не связаны, дом считается одним целым и имеет единый адрес — Кузнецовская 44.

Вот так всё начиналось:

Стройка на Кузнецовской

На иллюстрации видно, что боковые корпуса уже готовы, то есть средняя часть возводилась в последнюю очередь. Ещё одна примечательная деталь: с внешней стороны 4 этажа полностью отделаны бриллиантовым рустом. По верху реста и по крыше идут небольшие ограждения с колоннами. Верхние этажи свободны от отделки, и можно достаточно хорошо рассмотреть блоки. Видно что у дома по большей части двухрядная разрезка. К тому моменту она уже была признана оптимальной.

Высотная часть вблизи. Красиво оформлен вход в парадную.

Отделка бриллиантовым рустом позднее была раскритикована специалистами. Однако именно она делает дом неповторимым и узнаваемым.

Дом нависает над парком. Ситуацию несколько спасает светлый тон блоков. Вообразите этот дом таким же темным как северный ансамбль 20-ого квартала! Зловеще.

Вид из-за ограды Парка Победы

Среди жителей района дом получил не очень логичное, но запоминающееся прозвище: «Вашингтон». Почему это так- остаётся догадываться. Скорее всего высота дома дала повод считать его неким подобием небоскрёба, а небоскрёб это США, а столица США — этот самый небольшой городок. Но название прижилось, его можно услышать от местных и по сей день.

В литературе этот дом чаще ругают. Огромный сортамент блоков практические свел на нет экономию, полученную от самой индустриальной технологии. Проще говоря, такой дом, построенный из кирпича, вышел бы не намного дороже. В то же время блочные технологии накладывали много ограничений на декор и планировочные решения, короче на эстетическую составляющую. В частности, блоки поступали на стройплощадку уже офактуренными, поэтому швы между блоками не маскировали…

Критика отделки Вашингтона в книге о крупноблочном строительстве: «Пример применения чуждых индустриальному строительству приставных декоративных блоков с «бриллиантовым» рустом»

Удивительно: уже через два года после постройки дом критиковали. Вот, что пишет коллектив авторов книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде»: «Принципиально неверным является архитектурное решение 7-12-этажного крупноблочного здания в южной части 20-го квартала. Фасады этого дома, запроектированные в духе итальянского ренессанса, чужды современному облику жилого дома и индустриальным методам строительства. Стены четырех нижних этажей … декорированы приставными (к основной стене) блоками, имитирующими «бриллиантовый» руст. В верхних же этажах четко выражен рисунок крупноблочной кладки из трех видов блоков. Такое смешение выявленной крупноблочной стены с имитацией каменной кладки подчеркивает противоречивость и несуразность архитектуры здания. Кроме того, применение приставных блоков, утолщающих стены на 65 см, ухудшиет инсоляцию помещений, осложняет и значительно удорожает строительство (количество типоразмеров блоков для этого здания достигло 600).» Почему те же аргументы не всплыли на этапе проектирования и подготовки технической документации? Об этом мы можем только догадываться, но то, что дом был достроен, конечно, замечательно.

Стройка средней части Вашингтона начинается.

Скорее всего, проект был утвержден до знаменитого постановления 1955 об устранении излишеств. Критика относится уже к моменту, когда ветер подул в другую сторону — был взят курс на скромность и удешевление. В Ежегоднике ЛОССА за 1955 год приводится ещё более пафосный вариант проекта:

Более ранний проект того же коллектива авторов

Отметим, на иллюстрации не упоминается, что дом задуман крупноблочным. Также интересно наличие некой площади перед ним. При наличии такого большого открытого пространства, дом выглядит уже не как нависший бастион, а как нормальная доминанта в ансамбле. Короче говоря мне кажется, что критика, хоть и справедливая, не учла того, что проект был задуман и осуществлен прямо в момент смены концепций, чтоб не сказать эпох. Именно поэтому там есть и наследие ампира, и «неловкое оголение» его крупноблочной души.

Соседний дом в 19-м квартале — совсем другой по настроению и стилю, выглядит более изысканным и утонченным из-за узких окошек, более темного тона стен и мелких деталей декора. И ещё потому, что он в два раза ниже.

Соседний дом в 21-м квартале построен несколько раньше теми же архитекторами Журавлёвым и Зотовым.

Вообще архитектор Журавлёв — настоящий герой эпохи крупноблочного Ленинграда. Его творения есть и в «старых» кварталах — 13, 19, 20, 21. Он же позднее принимал участие в разработке 415 серии крупноблочных домов.

Однако вернемся к «Вашингтону».

Чтобы увидеть дом целиком, нужно так сильно задрать голову, что начинают работать мышцы, которые были не нужны несколько лет кряду.

Несмотря на массивность, этот рыцарский замок достаточно органично вписался в линию Кузнецовской улицы.

Общий вид с перекрестка Кузнецовской и Всеаборгской в сторону Московского проспекта.

7-этажные флигели примыкают к высокой части с обеих сторон, защищая внутренность квартала от шума улицы.

Угол флигеля

В середине каждого флигеля есть арки, существенно упрощающие попадание во двор

Арка в боковой части дома

Боковые фасады также оживлены различной отделкой балконов. В отличие от центральной части, здесь имеются балконы и на третьем этаже. На границе с 21-м кварталом контраст несколько меньше, так как фасады близки по цвету.

Вашингтон (слева) и дом в 21-м квартале, построенный по проекту Васильковского в 1939 году

Заглянем во двор. Флигеля имеют форму скобок, загнутых в сторону двора.

Торец боковой части. На заднем плане — дом в 21-м квартале, так же имеющий «брилилантовую» отделку.

Внутри у гиганта — душевный двор с детской площадкой и разными спортивными приспособлениями. Двор очень большой и уютный, поскольку прикрыт со всех сторон.

Во дворе «Вашингтона»

Имеется загородка для футболистов, рядок старых гаражей.

Обратная сторона главного корпуса изнутри выглядит не столь представительно… Однако снова выручает светлый тон блоков, ощущение простора и хорошее озеленение территории.

Внутренняя отделка главного корпуса

На линии стыковки 10-этажной части с 12-этажной видны достаточно странные блоки и укароченные окошки в парадной (вероятно их размер продиктован соображениями тепла). Некоторая критика, о которой написано выше, все-таки имеет под собой объективные основания. По крайней мере такие странные по форме блоки мне больше нигде не доводилось видеть.

Стык центральной части с башней.

Наверное, существует какое-то разумное обоснование существования блоков такой формы

Раскладка блоков в парадной по какой-то причине оказалась трудной задачей. Только на этой фотографии видно 7 видов блоков.

Ещё один не очень ловкий момент — стык флигеля с башней центральной части. Такая неоправданная узкая ниша немного повреждает линию крыши.

Стык флигеля с центральной частью

Последствия пожара не были устранены, хотя обгорела только одна комната. Это наводит на мысли о коммуналке.

В общем двор, как и весь дом, производит очень приятное впечатление, этакий добродушный гигант. С четвертой стороны дом замыкает панельный дом, построенный в 90-е годы двадцатого века.

Северная сторона двора: трехэтажное административное здание, а позади него — условно современный панельный дом.

Дом с красной крышей расположен достаточно далеко, кроме того он удачно вписан в цветовую гамму квартала, поэтому совершенно не мешает. В общем, насколько «Вашингтон» выглядит неприступным и дорогим снаружи, настолько со двора он уютный и душевный. Этот пример лишний раз показывает, как важны простор, зелень, продуманность внутридворовой территории.

Кусты баярышника во дворе