Главная » Slum spy » Прогулки

Category Archives: Прогулки

Park Hill. Bring back the spirit of community

После небольших гастролей по центральной Англии, мне, конечно, хочется написать про каждый город, дом и даже камушек. Но всё-таки, опасаясь скатиться на унылые туристические обзоры с лайфхаками и экономией, перейду сразу к делу. Центральная Англия, Южный Йоркшир, Шеффилд, Парк-Хилл.

Жилмассив Park Hill чаще всего относят к стилю брутализм. В 1956 году Министр Жилищного Строительства и Местного Самоуправления одобрил предложенную Шеффилдским Городским Советом схему развития (дословно «redevelopment» =) ). Наверное, территория и правда нуждалась в некотором обновлении…
В 19 веке Шеффилд стал одним из промышленных центров Англии, знаменитым своими сталелитейными производствами. В частности, изобретение тигельной плавки стали и создание нержавеющей стали обеспечили серьезный прирост населения и подъем экономики. Шеффилд даже стали называть Steel City.

Старинная картинка про то, какой Шеффилд индустриальный

Шеффилдские скобяные изделия, и домашнюю утварь, столовые приборы, например, можно встретить и сейчас в магазинах по всему миру. Если увидите — покупайте, не задумываясь =)

Старые шеффилдские ножики для масла с пластиковыми ручками

Индустриализация всегда несет с собой развитие жилищного строительства- рабочим нужно где-то жить. В 19-м веке и в Англии, и где угодно во вселенной, большие производства обрастали разной степени обустроенности рабочими кварталами. В основном это были стандартные back-to-back ряды домиков, стихийная застройка коттеджами, и прочая малоэтажная радость из красного кирпича. К началу 20 века, рабочий квартал за железной дорогой от центра (на карте- Midland station, современный вокзал Шефиилда) был застроен уже весьма плотно.

Detail from an Ordnance Survey map of Sheffield 1903 showing the area before Park Hill and Hyde Park development.
Фрагмент карты Шеффилда 1903 г. Управления Геодезии и Картографии, показывающий территорию будущего Парк-Хилла и Хайд-Парка

Простые люди во все времена и при любой власти живут не очень хорошо. Поверьте, при прочих равных, вы предпочли бы в 20-е годы 20-го века быть рабочим в Англии, а не в СССР, и все-таки ещё больше вы бы вовсе хотели не быть рабочим в 20-е годы.

Condemned property, including a single room dwelling occupied by four people, Nos 2/5, High Street Lane. The photograph dates from the 1920-1939 period.
Жильё под снос, включая состоящую из одного помещения квартиру, в которой жили 4 человека. Номера 2/5, Хай Стрит Лэйн, 1920-1939

Ropery Row, off Lord Street, dating from 1925-1935 period.
Ропери Роу со стороны Лорд стрит, 1925-1935

Top: Bernard Street, at the junction with School Hill, left, 1937
Бернард стрит, слева примыкает Скул стрит, 1937
Bottom: Bernard Street, 1938
Бернард Стрит, 1938

 

General view of Bernard Street, at junction with School Hill, 1937
Общий вид Бернард Стрит, на перекрестке со Скул Хилл, 1937

General view of the School Lane area. Court #5, Duke Street and the area of Duke Place, are in the foreground. Nos 2-4, Cooper’s Yard, School Lane and nos 1-4, Court 10, Bard Street, left, are in the background.St. John’s School is just visible, right, in the background. The photograph dates from 1935.
Общий вид района Скул Лэйн, Двор №5, Дюк Стрит и район Дюк-Плейс видны на заднем плане. №№ 2-4, Куперс Ярл, Скул Лейн, и №№ 1-4, Двор 10, Бард Стрит видны на заднем плане слева. Школа Св. Джона немного видна справа, на заднем плане. 1935

Bard Street, looking north from head of School Street; the lorry is leaving Court #17. 1937.
Бард Стрит, вид на север от начала Скул Стрит, грузовик выезжает из двора №17. 1937

Top: Long Henry Street [Лонг Генри Стрит], 1937 
Bottom: Derelict buildings, St. John’s Road at corner of Bigod street, 1936
Брошенный дом, Ст Джонс Роуд на углу с Бигот стрит, 1936

И все-таки, у мирной жизни 20-30-х годов было одно огромное преимущество: она была мирной. Немецкие уроды в 1939 году со всей силы пробили днище со своей Второй Мировой. Мне кажется особенно омерзительным, когда плохие поступки прикрывают идеологией, скрепами, или чем-то в этом духе. В общем, как вы наверняка знаете, немецкие фашисты (они же горят в аду, правда), в числе других тошнотворных поступков, активно бомбили Англию, и Шеффилду досталось в числе прочих

Hawksley Avenue, Hillsborough, bomb damages, December 1940
Хоксли Авеню, Хиллсборо, после бомбёжки, 1940

Top: View along the ruins of Moor [Вид вдоль руин района Мур], December [Декабрь] 1940
Bottom: Air raid damage of the Empire Theatre at the Charles Street/Union Street corner,December 1940
Разрушения, полученные при бомбёжке, Императорский Театр на углу Чарльз Стрит/ Юнион Стрит , декабрь 1940

Nos. 2-24 Norwich Street, looking towards South Street. The photograph was taken between 1940 and 1959.
Дома №№2-24 по Норвич Стрит, в сторону Саус Стрит. фото сделано между 1940 и 1959 гг

Восстанавливать города после войны, особенно когда повреждения очень значительные — трудно и дорого. До 50-х годов район простоял в законсервированном виде — руины прибрали, но многие дома так и остались нежилыми, частично разрушенными и обгоревшими. Отметим, что из-за обветшания, район естественным образом стал «нехорошим». Начиная с 30-х годов его называли «Маленьким Чикаго» из-за выраженной неблагополучности.

Cottages of High Street Lane. Bard Street is at the top of road (1950s?)
Коттеджи на Хай Стрит Лейн. Бард Стрит выше по дороге, 1950s?

Стало окончательно понятно, что в жизни района нужно что-то менять.
Итак, в 1956-м году состоялись мощные дебаты между лейбористами и Con-Libs (что-то вроде коалиции консерваторов и либерал-демократов). Лейбористы предлагали поручить работы Отделению Общественных Работ (Public Works Department), поскольку те прелложили отстроить первые 990 квартир за 2,158,587 фунтов за 4 года (+1 год на проектирование) в первой зоне реновации, в то время, как частная фирма John Laing & Sons Ltd., которую лоббировали Кон-Либсы, предложила выполнить работы на год быстрее, но на 200,000 фунтов дороже. Однако, контракт Лэйна и Сыновей имел фиксированную цену материалов и оплаты работ, в то время как в плане PWD они не были учтены. Спор длился около трёх часов, и всё-таки контракт отдали Отделению Общественных Работ (PWD).
Долго ли, коротко ли, 25 апреля 1958 года, альдерманы Ч.В. Гасконь и П.Дж.М. Тёрнер заложили первый камень у подножия первой очереди Парк Хилла. Гасконь в тот день сказал, что для него это было не просто реновацией кучи плохого жилья, для него это было было исполнением мечты: за 40 лет до того, в начале своей карьеры общественного деятеля, именно в этом районе он призывал население бороться за лучшее жильё.

Проект был разработан архитекторами Джеком Линном и Айвором Смитом (Jack Lynn & Ivor Smith) под руководством и контролем главного архитектора Шеффилда Дж. Л. Уомерсли (J L Womersley). Интересно, что Уомерсли, не стесняясь в выражениях, открыто говорил, что Шеффилд является уникальным городом для реновации, где есть место для полёта фантазии, поскольку сейчас там «полный бардак». Хаотичность застройки Шеффилда, если отойти немножко от центра, радует глаз и по сей день. Думаю, в этом нет ничего плохого: город строился не для того, чтобы радовать взор императора, а для того, чтобы лить сталь =)

Строительство района началось с торгового квартала (Shopping Precinct), нелинейная английская логика. Вокруг него начали появляться первые жилые дома.

Park Hill Pavement Shopping Precinct wall plaque, 2 March 1964
Настенная плитка вдоль тротуара торгового пассажа Парк Хилла, 2 марта 1964

Всё закрутилось, и в 1960-м году появился Park Hill. И всё будущее, которое стояло перед ним, было уже построено

Nighttime view of the Pavement Shopping Precinct c. 1960.
Вечерний вид магазинной галереи, снято в 1960 г.

Dempsey’s store in the Pavement Shopping Precinct, 16 June 1961
Магазин Демпсис в Магазинной Галерее, 16 июня 1961

Top: Gilbert Street, looking to South Street, with Park Hill under construction in the background,23 May 1959
Bottom: Children in the playground in the Park Hill area with flats under construction in the background, 29 July 1959
Верх: Гилберт Стрит, в сторону Саус Стрии, на фоне виден строящийся Парк-Хилл, 23 мая 1959
Низ: Дети играют на площадке в районе Парк-Хилл, строящиеся дома видны на заднем плане, 23 мая 1959

Top: Park Hill looking northwest over the city center, 10 October 1968
Bottom: Park Hill pictured on May 18 1965
Верх: Вид на парк-хилл, на северо-запад в сторону центра города, 10 октября 1968
Низ: Парк Хилл 18 мая 1965

Интересной идеей архитектора было то, что террасам, идущим вдоль фасада («палубы» decks, именно так их называли создатели, и жители в дальшейшем) дали «старые» имена, имена рядов-улиц, которые располагались примерно в тех местах. Вероятно, это было нужно для того, чтобы местным жителям было проще ориентироваться в новых кварталах, ну и просто для теплоты и ламповости. Мне кажется это отличной идеей.

Ordance Survey map, dating from may 1963, showing the Park Hill layout
Карта Управления Геодезии и Картографии, отображающая территорию Парк-Хилл, 1963

А вот и первые жители- счастливые переселенцы. Конечно, далеко не все жители Парк Хилла были добродушными кумушками в передниках — вы даже не представляете. Но всё это потом, а пока- новые квартиры, high hopes.

Labour Leader, Hugh Gaitskell, chats to park hill residents while touring the complex on Friday 16 June 1961
Лидер лейбористов Хью Гейтскелл болтает с жителями комплекса во время прогулки в пятницу 16 июня 1961 года

Hugh Gaitskell, second from the left, and Councillor Harold Lambert, kneeling, are pictured on one the Park Hill ‘street decks’ on Friday 16 June 1961
Хью Гейтскелл, второй слева, и Советник Гарольд Ламберт (присел на корточки), сфотографировали на «улице-палубе» Парк Хилла, Пятница 16 июня 1961

Hugh Gaitskell and the Lord Mayor, Alderman J. W. Sterland, chat to Park Hill children on Friday 16 June 1961
Хью Гейтскелл и лорд-мэр, олдэрмэн Дж. У. Стерланд, болтают с детьми из Парк-Хилла, пятница 16 июня 1961

Park Hill children pictured on the day of the official opening, Friday 16 June 1961
Дети Парк-Хилла в день официального открытия, пятница 16 июня 1961

17 Октября 1959 были официально объявлены цены проживания в Парк-Хилл. В массиве имелись квартиры нескольких размеров. Во всех было центральное отопление и горячая вода. Это и сама арендная плата составляли сумму недельной платы за проживание. Недельная плата за квартиру с 1 спальней составляла 25 шиллингов: коммнальный налог 4ш, аренда 10ш, тепло 11ш. Для квартиры с 1 спальней для двух человек плата составляла 30 шиллингов 5 пенсов. При этом, 25%  квартир предназначались для пожилых людей, и плата составляла 20ш 5п заквартиру для одного, и 22ш 4 п за квартиру для 2-х человек. Другие варианты аренды: две спальни (3 человека) — 37ш 9п, две спальни, 4 человека, 40ш 7п или 41ш 5 п, в зависимости от размера комнат. Три спальни (5 человек) 46ш 10п, 47ш 3п, и 47ш 9п. 3 спальни (6 человек) 51ш 3п. 4 спальни — 51ш 11п.

A note on the reverse of the picture, dating from 1959, states: ‘A modern kitchen in one of the flats in the Park Hill development’
Надпись на обороте фотографии, датированной не раньше 1959г: «современная кухня в одной из квартир Парк-Хилла»

Касательно современной кухни: в Шеффилдском краеведческом музее очень интересная экспозиция про Парк-Хилл и Гайд-Парк, в частности, там представлены детали интерьера. Кухни были с мусоропроводом, измельчителем пищевых отходов, встроенным в отвод раковины, и бог знает чем ещё. Оснащение кухни даже на современном уровне — выше всяких похвал.

Жизнь Парк-Хилла шла своим чередом. Просто район за железкой, бывшее «маленькое Чикаго». Как и любое закрытое от внешних ветров место, он начал давать сбои. Спальный район, в котором мальчики играют в казаки-разбойники, обычно таит в себе маленькую опасность. Мальчики вырастают, но продолжают играть в казаки-разбойники. В конце 70-х Парк-Хилл выглядел уже не таким свежим и безоблачным.

A play area at Park Hill pictured on 10 October 1968
Игровая площадка в Парк-Хилле, 10 октября 1968

This mini electric milk float was used by Brightside & Carbrook Co-op Society on the balconies of Park Hill flats
Электрическая мини-машина для развозки молока использовалась кооперативным обществом Брайтсайд & Карбрук на галереях жилмассива

Park Hill flats stairwell, 30 july 1979. || Park Hill — looking down a stairwell 30 Jusy 1979
Лестничные пролёты Парк Хилла, 30.06 1979 || Взгляд в лестничный пролет 30.06 1979

Park Hill- note child on rails, 14 August 1972
Парк-Хилл, обратите внимение на ребенка на перилах, 14 Августа 1972

И немного про детей и яжматерей. Многие мамашки, живущие на верхних этажах массива, жаловались на то, что детям не хватает друзей и активности. Дело в том, что отпускать детей на «палубы» было страшно — там и молоковозы ездят, и вообще мало ли что. Кроме того, дети те ещё обезьяны, особенно когда им не хватает физической нагрузки. Мамы небезосновательно боялись, что молодецкие забавы закончатся падениями с высоты или чем-то типа того. В общем, на время готовки и работы по дому, дети оставались фактически заперты в этих бюджетных квартирах. Мамашки поотчаяннее конечно отпускали детей на палубы и во дворы (а вы понимаете, что например если вы живёте на 9-м этаже, и ваша квартира в середине корпуса, спуск во двор в случае любого инцидента займет как минимум пару минут). Проблема матерей Парк-Хилла недоступна для понимания нам. Мы можем включить детям мультфильмы, дать им ящик с лего или мобилку с майнкрафтом. Но если вы на секунду представите себе, чем может занять себя ребёнок в 33-метровой квартире в 1965 году… Да-да, ничем, старым добрым ничем.

Play area at Park Hill, 10 May 1976
Площадка в Парк-Хилле, 10 мая 1976

В начале 80-х Парк-Хилл начал стремительно покрываться тленом.

The wall plaque unveiled by Hugh Gaitskell at the opening ceremony is covered in graffiti on 18 December 1982
Памятная доска, торжественно представленная Хью Гайтскеллом на церемонии открытия, покрыта граффити. 18 Декабря 1982

View along one of the ‘street decks’, 21 January 1986
Вид вдоль одной из «улиц-палуб», 21 января 1986

Children’s play area, 21 May 1985
Детская площадка, 21 мая 1985

General view of park hill with the Parkway pub on the left, 21 January 1986
Общий вид Парк-Хилла, слева паб «Паркуэй», 21 января 1986

А вот и первый по-настоящему неудобный момент. В июне 1988, рядом с примерно 20-ю детишками, беззаботно игравшими на площадке на Гилберт-роу, упал мешок со стеклянными бутылками. В тот день никто не пострадал, но одна из мамашек сказала: «Это место становится таким же неблагополучным, как Хайд-Парк». Я же еще не говорил вам, что через дорогу от Парк-Хилла в те же примерно годы появился другой памятник Свободы Равенста и Братства — жилмассив Хайд-Парк (благополучно снесён в 90-х годах). Хотите, немного расскажу? С точки зрения архитектуры Хайд-Парк, на мой вкус, был несколько более стройным. Расположенные на горе корпуса были объединены в единый ансамбль, легко читающийся почти с любого места неподалёку.

Hyde Park, ~1980-s
Хайд Парк, ~1980-е

Дело Лизы Дин (лирическое отступление)

С точки зрения интеллектуального развития, Хайд-Парк пробил дно. Я сначала не хотел писать про Лизу Дин, думая, что в интернете уже полно информации. Но нет, по этому запросу в гугле только порно-актрисы. К сожалению, моя история не имеет никакого отношения к сексу, и вообще жизни как таковой. В апреле 1979 года, 13-летний мальчик по неустановленным мотивам, преднамеренно, выбросил из окна телевизор. Телевизор приземлился на голову девочки по имени Лиза Дин. Это была обычная дочка у обычных родителей.

Lisa Dean, left, was killed when a television set was dropped from one of the balconies and fell on her head on 9 April 1979. Her parents are pictured on the right
Лиза Дин, слева, погибла из-за того, что ей на голову упал телевизор, сброшенный с одной из галерей 9 апреля 1979. Её родители на фото справа

Такой интересный мир, в котором ты просто идешь по двору, и тебе на голову падает телевизор. Девочка умерла не сразу — через 2,5 недели. Ей было 8 лет. История взволновала людей настолько, что этого сделанного в большой спешке мальчика содержали под стражей всё время, пока велось расследование, для его же безопасности. Небезосновательно опасались суда линча. Мне кажется, английская полиция переборщила с законностью: нужно было отдать его жителям Park Hill, которые готовы были отправить его в ад в тот же день. Правда думаю в аду такое тоже не принимают

Back to Park Hill

Но и в Парк Хилле дела шли не намного лучше. Нападения, грабёж, падение предметов из окон и с «палуб» — всё это не доставляло вообще никакого удовольствия мирным жителям массива.

A policemen stands guard after a blaze in a flat on Norwitch row on 11 January 1994
Полицейский на посту после выстрелов в квартире на Норвич роу, 11 января 1994

К Середине 90-х многочисленные проблемы Парк-Хилла привлекли внимание правительства. Среди прочих идей по улучшению, была достаточно естественная — уничтожить его к чертям собачьим.

Aerial view of Park Hill, looking towards the Midland railway station. Hyde Park Walk and  Terrace can be seen bottom left
Аэрофотосьёмка Парк-Хилла, в сторону вокзала. Променад и терраса Хайд-Парка видны слева внизу

Журнал the Star опубликовал опрос, стоит ли сохранить Парк Хилл, и более 7/8 респондентов ответили, что предпочли бы не оставлять его. Архитектор Джек Линн про Парк Хилл, спустя 40 лет, сказал что-то в этом духе: «Криминальная активность, наркотики, вандализм, и прочая хрень — это не проблема дизайна и архитектуры. Вы можете найти это безумие где угодно». Я думаю, Джек Линн прав. Парк Хилл великолепен. Его проектировали два 26-летних парня, которые понимали, что такое красота, и что такое функциональность. И что такое мечта. Просто люди- это всего лишь люди. Они убивают и калечат друг друга в самых прекрасных дворцах.

В 2005 году стало известно о планах компании Urban Splash по реновации Park Hill. План компании- крайне простой и рациональный: перемыслить район в итальянском стиле — облагородить террасы (эти самые палубы, или улицы в небе), сделать променады, кафешки и забегаловки, рестораны, магазины и т.д. Сами квартиры объединить в бОльшие по площали, сделать более, простите уж за это слово, лакшери.

The picture illustrates the first new glass and coloured panels being fixed at Park Hill during Noveber 2009
На фотографии — установка новых окон и цветных панелей в Парк-Хилле, ноябрь 2009

На сегодняшний день, первая очередь реновированного квартала уже заселена. Парк Хилл расположен на склоне горы, и реновация началась с корпуса, стоящего в самом низу, и наибольшего по этажности (это корпус, выходящий на Парк-Сквер, Ансон-стрит и Саус-стрит).







Выше по холму видны неотремонтированные корпуса

Вот они держатся за ручки- старый и новый корпус

Давайте заглянем в старую часть? Сейчас около 6 часов вечера, и мне попалось всего две компании, мирно проследовавших мимо, покуривая нечто очень знакомое. Поднимаемся по Дюк-стрит, плавно ищем место для захода внутрь

Вишня цветёт на фоне странненьких граффити

Я внутри, и не вижу ничего страшного. В квартале нет никаких особенных ощущений зла, или там убожества. Наоборот, там чувствуется что-то вроде умиротворения. Брутальная отделка цокольного этажа ярко-красными мелкими плитками выглядит торжественной и праздничной.





Ощущение умиротворения сродни скорее кладбищенскому, не в смысле связи со смертью, а в смысле спокойствия и безвременья. Особенно этим эмоциям способствует обилие бетона, аккуратно заделанные окна.






«Улицы в небе» смотреть не стал — все проходы туда красноречиво заколочены разной степени «непреодолимыми» препятствиями. Я имею в виду, залезть туда можно запросто, но знакомство с Шеффилдской полицией в тот вечер в мои планы не входило, потому что у вокзала уже зажигались огни гостеприимного Sheffield Tap (рекомендую).
Проходы, дублирующие террасы на высоте, есть и на первом этаже, у самой земли.






Изредка встречаются компании. На человека с фотоаппаратом неанглийской внешности не отреагировали. Всё тот же запах марихуаны.


Парк-Хилл, как я понимаю, несколько растерял форму по сравнению с 80-ми и 90-ми годами, поскольку совершенно не производит гнетущего и тягостного впечатления, которое должен по идее производить. Ощущение, что место полностью очистилось от зла, и напоминает заброшенный храм в лесу. А может и не было тут никакого зла, кроме человеческого. Не стало людей, не стало и его




Немного не по себе, что кое-где на галереях горит свет



Человеку, поднявшемуся на верхушку Park-Hill предстоит увидеть несколько изумительный вещей. Во-первых, «верхние» малоэтажные корпуса



Во-вторых, захватывающий, безумный вид на Шеффилд, «Стальной город», поражающий воображение отсутствием гламура, вычурности или чего-то в этом духе.

Приценитесь? Квартиры от 100 000 фунтов, 2 минуты до центра =)

От Парк-Хилла можно отправиться еще повыше, к Холера-монументу, где вы окончательно станете пассивным курильщиком марихуаны (а кто говорит, что это что-то плохое?) Внизу же манит привокзальный бар, уютный центр города, университетские корпуса и парочка готических соборов, особенно хороших весной, когда цветут эти самые вишни. Выбирать между отдыхом и культурой сложно, так что советую сходить и туда и туда, расстояния там маленкие.

 

Опасно: смерть от восхищения

Опасно, потухшее сердце загорится вновь, если бросать тут мусор

 

Очень выпивательное место. Конечно, я выпил


Еще взгляд на «исскусство ЖКХ» (ТМ), и я возвращаюсь в высотную часть Парк-Хилла, постепенно приближаясь к реновированному корпусу.




Меня немного захлестнуло оформление общественного туалета, как собственно и сама идея общественного туалета в жилмассиве.




Человека из Петербурга в весенней Англии поражает цветение вишни, яблонь, груш, и других хороших вещей. Пока сакура окончательно не опала в вашем саду, вы можете предаться излюбленной японской забаве- любованию цветами плодовых деревьев. Как правило, оно сопряжено с распитием алкоголя, но это, конечно, факультативно.


Итак, реновированный корпус, уже частично заселён.











А вот и новые дома на месте проклятоно Хайд-Парка.

 

Спуск к железной дороге, часто рельсов переходите так, по принципу «берегись поезда», часть все-таки идёте в пешеходном туннеле.

Налево собор, направо холера монумент. Оьа зайца очень вкусные

Неоновая надпись «я люблю тебя. Ты выйдешь за меня?» стала символом Парк-Хилла, может даже символом возрождения

Конечно, я выйду за тебя. Of course I’ll marry you =)

 

I’d like to add a small post scriptum for those, who might be for some reason interested in my view on Park Hill. To summarize all the above, Park Hill is a typical phenomenon of the post-WWII world, in the sense that the humanity started to appreciate peaceful life, having realized the price of it. From this prospective, the dream-driven life in 1950-60s was slightly common in UK and USSR, because the air was full of high hopes and expectations, and the idea that lead and lighted the way of Park Hill and the like creators was glorious and noble. Of course from the current point in time we can clearly see the unbethought point of such projects, I mean the criminality potential and ghetto tendency of such grand housing estates, but it’s so easy to judge the past, and it’s as easy as mean. Modern people should realize, understand and admit, that although some of high hopes were doomed from the start, the experience of such a community as Park Hill is something that we really had to go through. And not only go through, but realize and rework for the future dreams. I would also like to point out that the commonness of such an experience in UK and other countries, including USSR, is not just a coincidence. We should bring back the international knowledge sharing and experience transfer so we could help each other avoid a lot of problems instead of barking at each other with ready help of the media. I want to express deep respect to the creators and to the re-animators of Park Hill, and I hope that the ‘Community Spirit’ will live and serve for the best, and the people will respect and appreciate such a unique legacy.

 

Many thanks to the book «Sheffield Flats» by Peter Tuffrey. Loads of interesting and touching things inside!
Исторические материалы взяты из книги «Квартиры Шеффилда», Питер Таффри. Книга стоит в краеведческом музее что-то типа 15 фунтов, но поверьте, это настоящее сокровище.

Реклама

38-й квартал. Котельная и последние дома 415 серии

Этой не очень серьёзной статьёй я завершаю цикл, посвященный «сталинским» крупноблочным домам Ленинграда. Начальный период индустриализации завершался, и крупноблочные технологии мало-помалу начали уступать крупнопанельным. Так как после газификации 1955 года в городе стало очень мало шлака, шлакобетон уступил место силикатному кирпичу, керамзиту и другим, более легким по весу и простым в обработке материалам. К тому же, набирало силу влияние постановления 1955 года об устранении излишеств в Архитектуре.

Вероятно, отчасти из-за этого, замечательная 415 серия (Проект разработан в институте Ленпроект группой архитекторов: И. И. Фоминым, Б.Н. Журавлевым, С. Б. Сперанским, Л. С. Косвеном и В. Э. Струзман) так и не стала общегородской. Всё-таки она, с высотой потолков 2.90-3м, просторными помещениями, лепниной и продуманным строгим оштукатуренным фасадом, не тянула на дешевое народное жильё. Количество однокомнатных квартир там также не соответствовало ориентированности на молодые семьи. Однако, помимо 58 и 67 квартала на проспекте Сталина, дома этой серии есть ещё в одном месте Московского района. Везучим оказался 38-й квартал: территория, ограниченная улицей Бассейной, проспектом Ю. Гагарина (тогда Нарымский проспект), и площадью перед КБ Малахит (створ улицы Ленсовета, в то время Первая Параллельная).

В 38-м квартале представлены различные модификации 415 серии, некоторые из которых существуют в нашем городе в единственном экземпляре, в частности, они отсутствуют в кварталах 58 и 67. Это тоже может навести на мысль, что именно 38-й квартал был экспериментальным, по данным ЕИСТ он был застроен раньше на год (в 1958). Но в литературе про этот квартал очень мало данных, поэтому с уверенность сказать, где именно началась и завершилась застройка 415 серией, пока не представляется возможным.

Начнем осмотри с улицы Бассейной. 7-этажный дом по адресу Бассейная ул. 59, недавно был отремонтирован: некапитально (я думаю, капремонт этим домам пока не нужен), но очень со вкусом, были покрашены уличный и дворовый фасад: нижние этажи выделили темным цветом, придав дому дополнительный авторитет, и, в то же время, облегчив верхние этажи. Дом выходит фасадом на Парк Победы, построен он по проекту 1-415-55, имеет в первом этаже 2 магазина. Этот дом идентичен домам по Ленсовета 20, Типанова 7 и т.д. (полный список см. в статье про кварталы 58-67).

Дом по адресу Бассейная улица, 59. Северный фасад

Центральная часть дома выделена цветом до третьего этажа. Чередование эркеров и балконов — простой и элегантный способ оживить фасад без лишних навесных декоративных деталей.

Бассейная улица, 59. Оформление фасада. Весна 2015 г.

На углу проспекта Юрия Гагарина и улицы Бассейной, по адресу Бассейная 61/Гагарина 15, располагается угловой пятиэтажный корпус 1-415-5б. Он похож на угловые дома 67-го квартала: Алтайская 20/26, Алтайская, 22, Алтайская 26, Алтайская 28/41, построенные по проекту 1-451-5, отличается только наличием магазина в длинной части.

Бассейная улица, 61 (слева). Вид с северо-востока

Между этими двумя домами отчетливо просматривается труба котельной №1 Московского района.

Вид на 38-й квартал из парка Победы

Труба котельной

По адресу Гагарина, 17, чуть в глубине, находится удлинненный (на 5 парадных) линейный корпус 1-415-6 с библиотекой на первом этаже. Практически любая попытка сфотографировать этот дом с уличного, восточного, фасада, заканчивается снимками из серии «я побывал в джунглях». Дело в том, что аллея на проспекте Ю. Гагарина практически не оставляет вам шансов:

Дом по Гагарина, 17, весной

Стоит отметить, что в кварталах 58-67 нет домов этого проекта, поэтому дом Гагарина 17 является единственным в Петебрубге (и, увы, во вселенной) домом проекта 1-415-6.
Пятиэтажный дом на углу Фрунзе и Гагарина (Гагарина, 19/Фрунзе 24) не получается идентифицировать по имеющейся у меня номенклатуре 415 серии. Дело в том, что угловые корпуса этой серии имеют всего пять парадных: одну угловую, три в «ножке» буквы «Г» и одну в «перекладине». То есть, одна часть дома от угла в три раза длиннее чем другая. Например, именно таков дом по Бассейной 61. Однако у Гагарина 19 дело обстоит совершенно иначе. Всего у него 7 парадных, одна угловая и по три в каждом крыле. В одной части (которая идет вдоль Гагарина) на первом этаже имеется магазин. Таким образом, это единственной дом неизвестной модификации 415 проекта. По совместительству, это единственный дом 38 квартала, который попался мне в литературе, из чего и можно точно идентифицировать все дома этой группы:

Дом по Гагарина, 19, иллюстрация из книги «Индустриальное жилищное строительство» Верижникова

Сейчас этот дом свежеоштукатурен, и выглядит ничуть не хуже:

Дом по Гагарина, 19, современная фотография

.
Ещё один домик 415 серии находится во дворе. Это пятиэтажный корпус на три парадные с учреждением на первом этаже 1-415-1 (вернее строго говоря, это одна из модификций 1-415-1а или 1-415-1б, проект без литеры — это просто квартирный дом). Этот дом имеет приятный персиковый оттенок стен, и когда я его вижу, уменя на уме всего одно слово: уют.

Дом по Бассейной, 57, на закате

Во дворе 38-го квартала

Во дворе, безусловно, доминирует котельная. Это кирпичное здание середины 60-х годов с высокой красной трубой прекрасно видно и с проспекта Гагарина и из парка Победы, особенно с колеса обозрения. Вокруг котельной — скучный бетонный забор.

Вид на котельную с севера

Вид на котельную с востока

Ещё один ракурс

Главные ворота

Общий вид со стороны улицы Фрунзе

Двор выглядит слегка диковато внутри, не очень ухоженный. В самый раз для казаков-разбойников, или чего-то в этом духе:

Проход между «Малахитом» и котельной

Бассейная 57, фасад

Дорожка на странном лугу

Угловой дом по Гагарина, 19. Двор

Гагарина, 17. Подъезд

Козырек над входом

Тротуар вдоль улицы Фрунзе

На первом этаже

Лето в 38-м квартале

Решетки балконов

Вид с проспекта Космонавтов

КБ Малахит. Вдали- дом в 44-м квартале

Так завершилась эпоха крупноблочных сталинских домов. Жаль, что 415 серия не стала общегородской. Однако, проект был использован ещё раз, в 36-м квартале г. Новосибирска. Дома внутри комфортные для проживания, квартиры с большими кухнями, просторными планировками. В пятиэтажных домах имеются однокомнатные квартиры. Тайна 38-ого квартала, его аутентичность и уют, его соседство с промышленными зданиями и парком, делают этот квартал поистине уникальным. Простота и элегантность внешнего декора 415 серии в сочетании с некоторой дикостью двора, оставляют ощущение призаброшенного европейского городка. То есть, всё живет и действует, но есть место и для плюща, и для поросшего травой холмика во дворе. Котельная, кстати, работает до сих пор.

Уходящая традиция сквозных парадных. К концу 60-х годов они практически полностью выйдут из обихода

«Из наших труб идёт необычный дым»

Ульянка-6. Ария мистера Икс

Эта публикация будет особенной. Сегодня я расскажу о месте, которое бессмысленно называть уникальным, атмосферным, удивительным… все места, о которых я пишу, такие. Но сейчас будет по-настоящему сложно, потому что я попытаюсь рассказать о домах, о которых во-первых, очень мало известно, и во-вторых, которые находятся под совершенно реальной угрозой сноса. Другие беды, забвение и неблагодарность людская, им уже не срашны, для них это уже пройденный и привычный этап. К тому же, мы впервые выйдем за границы любимого Московского района, и переместимся чуть западнее, в Кировский район, а именно, в Дачное.

Квартал, ограниченный Дачным проспектом, проспектом Народного ополчения, улицей танкиста Хрустицкого и продолжением бульвара Новаторов (вот он на Яндекс-картах), с трёх сторон выглядит совершенно обычно. Тем более, что после появления заезда с Дачного на КАД, и соответствующего защитного экрана, с этой стороны квартал теперь не выглядит никак. Но это для нас с вами- простых смертных. Для города и для девелоперов он выглдятит совершенно по-другому, ведь в 5 минутах от метро, с въездом на КАД, с несколькими парками и водными пространствами неподалёку, он фактически состоит на 146% из радуги, а единороги там такие белые, что можно ослепнуть, глядя, как они резвятся в лучах солнечного света. Вне всякого сомнения, будь эта территория застроена домами Автовского ДСК (серии Г), мы бы дружно сказали: тут нужна реновация, из этого рассадника ссор на парковке нужно сделать приют спокойствия, трудов и вдохновения. Но есть маленькая загвоздка. Со стороны Хрустицкого вдоль улицы и вглубь, здесь располагается удивительный послевоенный жилмассив, собранный из не слишком крупных шлакоблоков. Более точно, с точки зрения стилистики, и простренственно-временной группировки, тут три жилых массива, объединенных материалом стен и совершенно разных во всех других отношениях. С помощью нано-технологий и суперкомпьютера мы преобразовали яндекс-карту, изысканно выделив эти группы домов.

Дома из мелких шлакоблоков в Дачном. Старейшая группа домов располагается в глубине квартала (Дачный проспект, 23, корпуса 2-7).

Первая группа (отмечена фиолетовой нано-ручкой), это 7 домов с адресами Танкиста Хрустицкого 92, 96, 98, 100, 102, 104 и 110. Это 4-этажные дома на 3 подъезда, по 4 квартары на этаже, и того 4*4*3=48 квартар в каждом доме. Поскольку дома пронумерованы не подряд, можно предположить, что они возводились примерно в одно время с соседними 106-м и 108-м, то есть в начале 60-х годов. В пользу этой теории есть данные на сайте реформы ЖКХ. Вот как они выглядят:

ул. Танкиста Хрустицкого, 110, общий план с улицы.

Хрустицкого 110. Уличный фасад. Хорошо видно, как штукатурка легла на блоки. Также видно, что состояние дома оставляет желать лучшего.

Танкиста Хрустицкого 100, уличный фасад. Видна интересная расстекловка балконного блока.

Хрустицкого, 96. Вид с торца. Хорошо видна симпатичная четырехскатная крыша со слуховым окошком. Дальше по улице- трехэтажные дома, тоже блочные.

Вод со двора.

В подъезде достаточно узкая дверь с одной створкой, интересные вертикальные окошки. Вообще эти дома не создают впечатления, что туда легко будет занести рояль. Номера квартир над дверью выписаны в одну строчку без указания этажа- что вполне нормально для домов без лифта.

Дом по Хрустицкого, 98, стоит во дворе- перпендикулярну улице.

Тот же дом. Видна 4-рядная разрезка по блокам, что по меркам 60-х годов было уже достаточно устаревшим вариантом.

Следующая группа домов более многочисленна. Она организованна в виде нескольких ансамблей. Это дома с адресами ул. Танкиста Хрустицкого 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50, 52, 56, 58, 60, 64, 66, 68, 70, 72, 74, 76, 78, 80, 82, 84, 86, 88, 90. На схеме они отмечены красным и зеленым цветами. При этом красные домики (12, 14, , 18, 24, 28, 32, 36, 38, 40, 42, 44, 48, 50, 58, 60, 64, 70, 72, 80, 82, 90) — это «скобочки» на два подъезда, а зелёные (16, 20, 22,26, 30, 34, 46,52, 56, 66, 68,74, 76, 78,84, 86, 88) — это одноподъездные «кубики». Все эти дома имеют три этажа.

Наружный фасад «скобки». На схеме видно, что все такие дома обращены «нохками» внутрь квартала.

У этих домов, как видно, более поэтичные окна, к тому же окон два вида, балконный блок- трёхстворчатый.

Дом по Танкиста Хрустицкого, 40, находится чуть в глубине, за деревьями, он смотрит ножками наружу.

Интересная деталь. В этом массиве все крыши по периметру имеют красивые деревянные консоли, и вообще подбиты деревом.

Элемент крыши снизу. Железные листы сверху прибиты просто на гвозди.

Если предыдущая группа домов производила впечатление этакого рабочего поселения, то эта выглдядит как романтичный дачно-пригородный ансамбль. Объяснить это несложно. Дачное было включено в состав ленинграда как раз примерно во время постройки этих домов. До этого считалась областью. Улица Хрустицкого называлась Припарковой. Дачный поселок сохранился до наших дней в соседнем квартале- на улице Лёни Голикова.

Общий вид «скобки» со стороны улицы:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 70.

Мне нравится, что дома покрашены в разные тёплые оттенки. Обычно блочным домам терракотовые цвета идут особенно на пользу, в то время, как решенные в серо-бурых тонах, они выглядят уж очень мрачно.

Хрустицкого 60. Тоже скобочка, вид сбоку.

Общий план скобки со стороны ножек.

Скобка со стороны ножек в фас.

Эти дома в три этажа, на два подъезда, по три квартиры на площадку. Таким образом в таком доме 18 квартир.

Но перейдем ко второй составляющей этого массива — к домам, отмеченным зелёным нано-цветом на нашей схеме.Эти дома расположены в глубине, с улицы их не видно. Вот как они выглядят:

Дом по адресу ул. Танкиста Хрустицкого, 20. Домик- кубик.

В доме 1 парадная, 3 этажа, по 4 квартиры на этаже. Таким образом, в домике 12 квартир. Если вы ещё раз посмотрите на карту, вы увидите, что дома стоят не бессистемно. Можно условно выделить три массива. Когда гуляешь по кварталу, эта задумка в общем-то чувствуется. Озеленение, продуманная сеть дорожек, симметрия, планировка двора продумана с точки зрения освещения и вентиляции. Мне кажется, что квартал просто замечательный. Дома согласно всё тому же сайту, построены около 1959 года.

Участок двора между домом 22 (слева) и 20 по ул. Танкиста Хрустицкого. Поскольку парадные не сквозные, между домами оставлен проход.

Квартал со стороны дворового проезда. Широкий тротуар располагает к прогулкам и другим видам культурного и активного отдыха.

Дом 56 несколько отбился от коллектива и затесался в современный уныловатый видок.

Прогулявшись теперь в сторону Дачного, мы обнаружим совсем маленькую — из 6 домов — группу. Адреса этих домиков — Дачный 23 корпус 2, 3, 4, 5, 6 и 7. Эта группа домов, как видно, самая старая. Во-первых, это видно по стилю:

Дом по адресу Дачный проспект 23, к. 3.

Во-вторых, там написано

Рельефная надпись «1948» под крышей на торце дома 23 корпус 7 по Дачному проспекту.

С другого торца дом корпус 5 имеет достаточно богатую рельефную отделку. Обратите внимание, как сквозь штукатурку угадываются очертания блоков.

Отделка торца дома по Дачному проспекту 23 к 5

Ещё одна особенность этого дома — он единственный из шести имеет входы с торцов и форму в виде скобки (флигели правда выдаются очень слабо). Остальные пять домов в плане прямоугольные.

Дачный проспект 23, корпус 5. На снимке видно вход на торце, и фасад со неглубокой нишей по центру.

Другие дома ансамбля решены проще: две парадные рядом, причем не сквозные. В плане, как уже отмечалось, никаких ниш и флигелей:

Дома по Дачному проспекту 23 корпус 7 (левее) и корпус 6 (правее) со стороны подъездов.

Дачный проспект, 23 корпус 2. Обратите внимание на изящную форму балконной решетки.

Дачный пр. 23 корпус 4, вид с торца.

Ну а теперь о грустном. График расселения квартала Ульянка-6. В книге для внутреннего пользования «Схемы застройки жилых кварталов … по состоянию на 1967» хорошо видно, что этот квартал как раз и есть Ульянка — 6 (на схеме указаны номера корпусов, которые никак не коррелируют с номерами домов):

Страница из книги со схемами застройки кварталов по состоянию на 67-й год. Видно, что за небольшими исключениями квартал к тому моменту был уже полностью сформирован.

Как видно, сроки реализации наполеоновского плана по расселению слегка сорваны, хотя в рамках такой масштабной задачи, мне кажется, плюс-минус пара лет ничего не решают. Главное, что дома эти «в списках значатся». Про них известно очень и очень мало — я намеренно здесь не копирую народное название, которое носят эти дома, вы легко найдете его на том же citywalls. Шлакоблочные здания как-то по жизни считаются менее культурно ценными, чем кирпичные — не знаю, почему. Лично мне кажется, что материал стен вполне годный, но, возможно, эксперты смогли бы обосновать, чем он плох. Беглый осмотр в будний день не выявил признаков какого-то сильного социального разложения, по сравнению с другими районами города. То есть, район в принципе благополучный и развитый, алкашей и гопников не больше, чем везде. К тому же, тут есть редкое сочетание большого количества зелени и хорошей транспортной доступности. Если присовокупить к этому то, что многие дома в Ульянке-6 вообще не подлежат реновации (в центре квартала есть новый многоэтажный кирпичный дом, также присутствуют добротные кирпичные дома советского периода), то мне кажется более разумной перспектива капитального (если он вообще нужен) ремонта этих мест. Вообще идея из каждого мало-мальски подходящего пятачка сделать муравейник на 200 000 свиноперсон представляется мне немного гниловатой. Но факты таковы: таинственные блочные дома отсутствуют в хрониках. Квартал остался за пределами канонических учений о крупноэлементном строительстве. А это значит, что доказать его культурную значимость было бы очень и очень тяжело…

Читайте продолжение: Сенсация! Котинские дома оказались серийными! Узнать серию дома можно на сайте РеформаЖКХ, кубические одноподъездные корпуса имеют серия В-3, а про скобки и линейные корпуса вы можете прочитать в статье.

Suomi, Vaasa, Suvilahti. Солнечная бухта

Даже не знаю, с чего начать. Наверное, с разоблачений, как обычно. Профессор Каменский часто (в частности, в книге «Город смотрит в завтра» и т.п.) пишет, что такая замечательная штука, как Генплан, была возможна только в социалистической стране, поскольку у капиталистов земля порезана на хаотичные куски, и на каждом дома строят кто во что горазд. Как всегда, это и правда и неправда.

(далее…)

Прогулка: 20-й квартал — северная сторона. Тайна океана.

20й квартал московского района, относительно небольшой по площади, ограничен улицами Свеаборгской, Благодатной, Севастьянова и Кузнецовской. Со стороны Благодатной улицы он застроен комплексом не слишком примечательных по своей архитектуре и достаточно мрачных домов. Обходя квартал с северной стороны, вы вряд ли заподозрите, что там есть что-то способное поразить воображение… Эти три дома были построены в 1952-1953 гг. по проекту архитекторов А. И. Гегелло и В. С. Васильковского.

Дом на углу 20-го квартала, Свеаборгская 6.

Северная сторона 20-ого квартала. Центральный дом несколько отличается по оформлению от двух боковых — одинаковых между собой с точностью до зеркального отражения.

Дома решены в двух-трехрядной разрезке фасада по блокам, и отделаны достаточно умеренным декором. Но присмотримся повнимательнее. Архитекторы и оформители дали волю фантазии и в отместку за простую форму зданий, продиктованную индустриальным методом строительства, как следует отыгрались на литых элементах оформления. Например вот такие птицы клюют семечки подсолнуха над парадными дома 51 по Благодатной улице:

Декор над парадной, 20-й квартал.

А вот такие осьминоги охраняют квартал со стороны улицы Севастьянова:

Дом с осьминогами. Фрагмент первых этажей.

Декор фасада дома № 5 по улице Севастьянова.

Ещё одна водная деталь — чешуя под внешними подоконниками первого этажа:

Дом с осьминогами: оформление внешних подоконников первого этажа.

Эркер поддерживают рыбки. А ещё здесь постарался Лобачевский.

Дома Севастьянова 5: офоромление эркера.

Так этот дом выглядит «в полный рост». Эркеры, балконы на изящных консолях, бордюр под крышей… Это дом напоминает о море и своей мрачной красотой, и тематическим декором.

Севастьянова 5. Фасад.

Дворовый фасад дома с осьминогами тоже прост, строг и мрачен. Изящная форма окон (все двустворчатые, в отличие от уличного фасада) и небольшой бордюр под крышей — вот и все. Внутри — комфортные квартиры с высокими потолками, отвечающие самым строгим требованиям того времени, да и по современным мерками- комфортное и просторное жильё.

Дворовый фасад, Севастьянова 5.

В доме были сквозные парадные, но теперь вход только со двора. С наружной стороны парадная выглядит так:

Севастьянова 5. В стекле отражается крупноблочное общежитие в 19м квартале.

Дом по Свеаборгской 6 — симметричен, осьминоги есть и там.

Дом по Свеаборгской 6.

Центральный корпус соединен с «морскими» флигелями вот такими массивными арками с колоннадами по верху. Довольно романтичная деталь, не так ли?

Арка, соединяющая дома в 20м квартале.

Вторая колоннада счастливо избежала остекления, и мы можем видеть, что она достаточно странная. Вместе с тем она прекрасно вписывается в ансамбль.

Другая арка с колоннадой

Мы уже упоминали изящные кованые консоли балконов. Пора присмотреться особенно внимательно к угловым балконам. Узенький, очень длинный, обходящий угол — он явно создан не для хранения покрышек. И к чести жителей этих квартир — не используется по этому назначению.

Угловой балкон в 20-м квартале.

Таким образом, эти дома удивляют необычной, потаённой красотой. Они пленяют несвойственной сталинской архитектуре, непрямолинейной харизмой. Мелкие детали, напоминающие о море, вызывают в воображении сказочные и романтичные образы. Ещё больше романтики добавляют этим домам изящные витые консоли балконов, составляющие уместный контраст несколько вычурному, плотному оформлению эркеров. Удивительно, несвойствойственно, но очень органично выглядят массивыне арки, увенчанные тяжеловесными колоннами. Наконец, сам цвет фасадов — бурый, мрачный, напоминающий асфальт. Именно он на первый взгляд отталкивает прохожего, вернее, маскирует дома со всеми их тайнами и деталями, делает их как бы фоновым, нависшим над всем и потому привычным бастионом, защищающим нутро квартала. «А там есть, что защищать?» — спросите вы,— «Неужели эти свирепые осьминоги что-то скрывают? Для чего несут свою службу?» О, поверьте, им есть что скрывать. Внутри этого маленького и малонаселенного квартала — немало тайн, и дома в серой чешуе вполне достойно выполняют свою миссию.