Главная » 2015 » Март

Monthly Archives: Март 2015

1930-1960. К вопросу о выборе периода наибольшего интереса

Меня достаточно часто спрашивают, почему из всей архитектуры Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Петербурга столь живой интерес вызывает именно послереволюционный период — ведь это город великих мастеров, выработавший свой неповторимый (это не я так думаю, это так говорят) архитектурный стиль. Причин тут несколько. Во-первых, про Растрелли да Трезини уже и очень-очень много всего понаписано. Во-вторых, бессмертные творения Захарова и Штакеншнейдера охраняются государством и ближайшие лет 500 точно никуда не денутся. В то же время, современная архитектура на то и современная, что каждый может позвонить в офис застройщика и что угодно узнать про новый жилой комплекс. А вот период послереволюционный — период идейного жилищного строительства, огромного творческого и функционального поиска, когда за 30 лет вспыхнули и сгорели модерн, авангард, конструктивизм и ампир, — очень скоро, благодаря расторопности инвесторов и городских властей, может остаться только в журнальных публикациях и памяти людей, которых все меньше. Ну и ещё немного мотивации.

Петербург не даром зовется северной Венецией. Как и Венеция, наш город грязен, мокр и гондольеров тут хватает. Петербург вообще живет «не для радости, а для совести»: созданный как военно-морской оплот чахотки на болоте, он вскоре стал столицей некой безумной империи, от коей был и есть надежно отделен теми же непролазными болотами… Город трёх революций, ставший на два века законодателем всех мод, мощным промышленным и оборонным центром, принявший на себя страшные удары 20 столетия, и сейчас несущий непосильное (из-за количества гондольеров) бремя культурной столицы, он действительно является окном в Европу: тут жарко от батареи, дует из форточки, да и спать на подоконнике не особо удобно.

Это я к чему клоню? Питер- это не какой- то там пряничный городишка, это город огромных контрастов, тысяч секретов, город, где каждый квартал является как бы независимым кантоном, со своей историей и мечтами. Как это часто бывает, центр города отделен от спальных районов трехслойной буферной зоной, внутренний слой которой- старинные предместья и дачи, элегантно переходящие в трущобы имени Достоевского, затем идет т.н. «индустриальное кольцо» — наследие золотого века промышленности, подбитое снаружи рабочими окраинами (потому как логично, что людям, работавшим на заводах, надо было где-то жить). Эти рабочие окраины стали краем города и краем жизни к 1917 году. Подробнее о том, почему именно рабочие были недовольны своей жизнью в целом и жилищем в частности, можно прочитать много где — например в «Ленинградской утопии».

Последовавший за революцией, гражданской войной и зализыванием ран период жилищного домостроения удивителен именно тем, что те самые рабочие окраины за относительно небольшой период, какие-то 30-40 лет, претерпели на себе огромные метаморфозы: электрификация, появление заводских жилмассивов нового типа, благоустройство и поиски стиля (а это несколько циклов «новаторство-воплощение-критика-переосмысление»), появление индустриальных методов домостроения, типизация жилища на основе статистических социальных исследований… озеленение, удешевление, блоки и панели, газификация… Вот сколько всего случилось, и в середине 60х годов имелась готовая концепция, которая продолжает быть путеводной до сих пор — концепция жилищного строительства в спальных районах.

Вот какой вихрь событий. Что такое 40 лет? Человек только успел повзрослеть, а город изменился до полной неузнаваемости. Удивительная вещь город — он стареет и молодеет одновременно. Вечные ценности а-ля Растрелли — они уже вечные, они стали классикой. А вот тот период бурного роста — станет ли он тоже заслуженной классикой, займет ли достойное место в истории, или будет забыт навсегда — это решать нам.

Реклама

О первенцах-самозванцах, или как важно быть серьёзным

Сейчас я снова стану критиковать эти ваши интернеты. Очень часто можно встретить в целом хорошие и правильные статьи на тему «первый крупноблочный дом в СССР», «первый панельный дом в Москве», «первая хрущёвка на Луне» и так далее. Что я поддерживаю в этих постах, так это восторженный тон. Что я категорически не поддерживаю, так это вот такие непроверенные ярлыки: первый такой-то дом там-то. Особенно если в масштабе СССР, Москвы, Ленинграда и так далее.

Для искоренения этой проблемы нужно не так много. Во-первых, чётко себе представлять, что фактически, когда и по какой технологии было построено. Во-вторых, правильно технологически классифицировать индустриальные методы. Существует также универсальная формула точности: стараться избегать определений типа «блочный», «панельный», «хрущевский» и так далее, если вы не очень четко себе представляете в чём разница. Есть удобный термин, который мне очень нравится: крупноэлементный дом. Этот термин во-первых самоописательный, во-вторых крайне ёмкий, в третьих абсолютно точный. Если не хотите вызвать прений, просто пользуйтесь этим словом, а в качестве уточнения берите не эпохи (хрущи, сталинский ампир и т.д., что является размытым и спорным вопросом), а примерную дату постройки дома. И наконец, вместо «первый» зачастую точнее сказать «экспериментальный», подразумевая что он первый в своем роде, но не претендуя на что-то глобальное. И тогда наш липовый «первый в СССР крупнопанельный дом» с легкостью прекращается в элегантный «экспериментальный крупноэлементный дом, построенный там-то тогда-то.»

Ну а для тех, кто хочет больше подробностей, продолжим разбирательство с терминами. Во-первых, есть выражение индустриальное домостроение. Индустриальное в противовес какому? По техноголиям домостроение на самом высоком уровне можно разделить на индустриальное и хозяйственое. Индустриальным называется высокомеханизированное домостроение. Хозяйственный метод возведения домов предполагает, наоборот, по большей части, ручной труд. В частности, подъем конструкций и стройматериалов на высоту, полностью ручной монтаж. Хозяйственные методы очень часто идут рука об руку с деревянными постройками, где возведение перекрытий, несущих конструкций и так далее требует ручного, и мало того, очень и очень квалифицированного труда. Понятно, таким образом, что в пределе хозяйственный метод домостроение либо очень дорог, либо ведет к снижению качества работ. Строительство кирпичных домов находится где-то по середине между этими понятиями, так как даже при полностью механизированной доставке стройматериалов, инженерных элементов и т.д. механизировать кладку кирпичей даже концептуально не представляется возможным.

Индустриальное домостроение, таким образом, по своему определению тяготеет к крупным элементам. Однако есть и другой путь. Ранее мы писали про истоки индустриального домостроения в Ленинграде, и помним, что помимо выигравшей в итоге концепции крупноблочного домостроения, впервые была опробована технология монолитного возведения стен. Не секрет что эта технология, забытая на многие годы, сейчас живет и здравствует, полочив вторую жизнь в виде сверх-популярной кирпично-монолитной технологии.

Итак, индустриальное домостроение технологически можно разбить на монолитную (каковой бывает несколько видов), и (ура! наконец!) крупноэлементную. По данным книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде» (1957) хронологически более ранней является крупноблочная технология. Первые блочные дома в 1927-28 гг. появились в Москве — на 5-й Советской улице и на Большой Полянке (проекты инж. Г.Б. Красина и Е.В. Костырко). Очень часто в интеренете можно прочитать, что в Москве первые блочные дома появились в конце 30х годов. Это очень сомнительно, если учесть что в Ленинграде конкурс на индустриальное домостроение был объяслен уже в 31м году, и конкурс этот был объяслен именно из стремления поддержать столичные тенденции. Поэтому когда вы в следующий раз увидите «превый блочный дом в Москве, построенный в 193*** году», или тем более в сороковых — отнеситесь критически к этому заявлению.

Тем не менее, доля истины есть и в этих заявлениях, потому что первые блочные дома в Москве были, да простят мне неловкий, но точный термин, мелкоблочными. Мелкий блок это такой блок, который может поднять и положить на раствор один человек без посторонней помощи. Об этом пишет С. Хан-Магомедов в книге «Архитектура советского авангарда» (т.2 гл. 3, р.17). Небольшая выдержка из этой книги:

Идеи сборного домостроения с использованием стандартных элементов) и мобильности жилища в той или иной форме встречались уже в некоторых проектах первых лет советской власти. Так, А. Лавинский в своем проекте «Города на рессорах» (1921) предусматривал, что строительство будет осуществляться из заводских стандартных элементов с использованием таких материалов, как сталь, алюминий, стекло, асбест.

В 1924-1925 гг. акционерное общество «Стандарт», в проектбюро которого работала группа архитекторов, имевших опыт применения новых деревянных конструкций на строительстве павильонов сельскохозяйственной выставки в Москве 1923 г., наладило заводское изготовление на базе деревообделочного комбината) стандартных малоэтажных жилых домов, которыми застраивались рабочие поселки (например, в 1924-1926 гг. сборные дома строились в Иваново-Вознесенске).

В конце 20-х годов острый дефицит строительных материалов (отпускавшихся в первую очередь для промышленного строительства) и стремление перевести сам процесс строительства на поточное производство стандартных элементов с их последующим монтажом повлияли на развертывание научных и проектных экспериментальных работ в области сборного домостроения с использованием местных материалов и отходов промышленного производства.

В 1927 г. в Москве был сооружен первый жилой дом из небольших шлакоблоков по проекту инженеров Г. Красина и А. Лолейта. В конце 20-х годов начинают свою многолетнюю работу по проектированию жилых домов из блоков архитекторы А. Буров и Б. Блохин. В 1929 г. исследования в области крупноблочного строительства разворачиваются в Харьковском институте сооружений (руководитель инж. А. Ваценко). Результатом этой работы были экспериментальные кварталы трехэтажных домов из крупных шлакобетонных блоков (1929), опытный шестиэтажный крупноблочный дом в Харькове (1930), поселок крупноблочных домов в Краматорске (1931-1933).

Чтобы читатель немного отдохнул и представил себе, что это за мелкие блоки такие, приведу здание, принадлежащее малоэтажному жилмассиву в петербургском Волково. На фотографии хорошо видно, что тогдашние мелкие шлакоблоки представляли собой нечто напоминающее современные пеноблоки (коими заботливо заложены окна в этой предположительно школе).

Дом из мелких шлакоблоков по адресу С-Пб, Задворная 10, в районе Волковой деревни.

Таким образом, сама по себе блочная технология, как  мы и предполагали, изучалась в Москве, там же появился и первый дом из маленьких блоков. Однако коллектив авторов «Крупноблочного строительства» по каким-то причинам умолчал о том, что первый дом из крупных блоков был построен вообще в Харькове в 1930!

Дома из блоков со временем шли по пути укрупнения блоков, пока в один прекрасный день блоки не стали высотой практически с комнату, или, говоря более профессиональным языком, с двухрядной и однорядной разрезкой фасадов. В Москве в 1940 году было завершено строительство дома по Ленинградскому проспекту, 27:

«Ажурный дом», Москва, Ленинский проспект 27, архитекторы Бурова и Блохина, инженеры Кучеров и Карманов (1940)

Этот замечательный дом — тоже очень частый фигурант различного рода путаницы. Как его только ни называют! И первый крупноблочный, и первый панельный. Одно можно сказать наверняка — это первый кружевной. Наверное именно сейчас будет уместнее всего сказать, в чем собственно разница между блочными и панельными домами. Вернее было бы уместнее всего, если бы существовало какое-то четкое представление об этом. Но фактически разница весьма интуитивна. Кружевной дом называют иногда панельным потому, что блоки, по высоте равные высоте этажа, чисто геометрически похожи на панели, то есть нечто плоское, а не просто увеличенный кирпич. В этом мнении нас поддержит Большая Советская Энциклопедия

Крупнопанельные конструкции

Крупнопанельные конструкции, сборные конструкции зданий и сооружений из крупноразмерных, монтируемых на строительной площадке, плоскостных элементов (панелей) заводского изготовления. К. к. — один из наиболее прогрессивных, индустриальных типов строительных конструкций. В современном строительстве они применяются для возведения жилых домов, общественных и промышленных зданий, дорог, аэродромов, плотин, каналов и др. сооружений. Наибольшее распространение К. к. получили в массовом жилищно-гражданском строительстве, где сооружение зданий из крупных панелей, изготовленных на домостроительных комбинатах и заводах, позволяет в 1,5—2 раза сократить сроки строительства (по сравнению с возведением домов из кирпича или др. традиционных материалов) и снизить затраты труда на строительной площадке на 30—40%. При этом сметная стоимость одного м2 жилой площади на 12—15% ниже, чем в кирпичных домах.

Идея крупнопанельного домостроения, т. е. применения для стен и перекрытий зданий крупноразмерных элементов типа панелей, выдвигалась рядом инженеров ещё в 1920—30-х гг. Однако в тот период, вследствие недостаточно высокого уровня развития строительной техники, эти предложения носили лишь проектный характер. Комплексная научная разработка крупнопанельного заводского метода домостроения и строительство первых опытных крупнопанельных домов были осуществлены в СССР в 40—50-х гг. коллективом сотрудников Института строительной техники бывшей Академии архитектуры СССР: Г. Ф. Кузнецовым (руководитель), Б. Н. Смирновым, Н. В. Морозовым, Т. П. Антиповым, А. К. Мкртумяном, Ю. Б. Монфредом, Н. Я. Спиваком и др. Были разработаны основы теории конструирования, системы крупнопанельных зданий и конструкции панелей, созданы методы стендовой и кассетной технологии их изготовления, способы монтажа, основные нормативные документы и т. п. В 1947—1948 под руководством этого института построен в Москве (на 5-й улице Соколиной горы) первый 4-этажный жилой дом каркасно-панельной конструкции, в 1949—52 — первые 3- и 4-этажные бескаркасные крупнопанельные дома в Магнитогорске и в 1954 — 7-этажный бескаркасный дом в Москве (6-я улица Октябрьского поля). Сооружение этих домов практически доказало техническую целесообразность и большую экономическую эффективность крупнопанельного метода. Развернувшееся экспериментальное строительство в последующие годы в Москве, Ленинграде, Киеве, Череповце и др. городах содействовало быстрому освоению и распространению К. к.

С 1953 крупнопанельное домостроение в СССР осуществляется высокомеханизированными домостроительными заводами и комбинатами по типовым проектам с учётом многообразных природно-климатических и технических условий районов страны. В 1960 крупнопанельное строительство в общем объёме жилищного строительства в СССР составляло 1,5—2%. в 1972 около 40%, к 1975 достигнет 50%. Значительное распространение крупнопанельное строительство получило также в странах социалистического содружества (Чехословакия, ГДР, Болгария, Венгрия) и во многих капиталистических странах (Дания, Франция, Швеция, Великобритания и др.).

Поскольку в БСЭ абы чего то не напишут, можно было бы принять за рабочую версию, что первый каркасно-панельный дом был построен в Москве в 1948 году (современный адрес — проспект Буденного 43, дом расположен на углу 5-й улицы соколиной горы):

Дом по проспекту Буденного, 43. Кликните по фото, чтобы перейти на оригинальную публикацию, из которой оно взято.

Чуть позже первый бескаркасный крупнопанельный был построен в Магнитогорске. Согласно мемориальной доске (доску можно посмотреть в оригинале статьи), дом был сдан в 1951 году

Бескаркасный крупнопанельный дом в Магнитогорске. Фотография взята из другой публикации. Чтобы перейти к ней — кликните на дом.

Вроде как справедливость восстановлена? Увы, у меня для вас маленький сюрприз. Маленький одноэтажный такой сюрпризик. Цитирую:

Активная научная разработка проблем индустриализации жилищного строительства началась в 1940 году, в НИИ Строительной техники Академии архитектуры СССР коллективом под руководством Г. Кузнецова. Однако война прервала эти работы. В результате эпоха крупнопанельного домостроения в нашей стране наступила только в 1945-м и не в Москве, а в далеком уральском городе Берёзовске. Именно там в конце 1945 года, на базе построенного за год до этого Березовского завода строительных конструкций был собран первый в СССР крупнопанельный одноэтажный дом с неполным каркасом по проекту архитекторов Г. Потапова и Г. Ростовской.

 

2-х этажный крупнопанельный дом в Березовске. Перейти на оригинальную статью можно, кликнув по фотографии.

К сожалению, в статье-источнике нет указаний на документы, однако, достаточно легко ищется очень плотная по содержанию, с любовью написанная публикация, в которой можно полюбоваться Березовскими домами. Статья годится как отправная точка для тех, кто захочет углубиться в тему, поскольку содержит достаточно много дат, фамилий и фактов. Смешно, но во время поиска информации об этих домах, можно наткнуться на публикации, где их называют первыми в мире (!) панельными домами. Конечно же, это неправда. Первые панельные дома появились не в СССР. Но не будем отклоняться от темы.

Как видете, очень зыбок путь поиска первенцев. Чтобы вернуть почву под ноги моему многострадальному читателю, в заключение напишу, что с первым крупнопанельным домом в Ленинграде все довольно-таки понятно. Коллектив авторов «Крупноблочного строительства в Ленинграде», а также С.М. Верижников в книге «Индустриальное жилищное строительство в Ленинграде. Домостроительные комбинаты» (Л. 1960) сходятся во мнении, что первый бескаркасный крупнопанельный дом в Ленинграде был построен на Щемиловке (современный район метро Ломоносовская) в 1955 году трестом №3 Главленинград строя по проекту арзитектора А. В. Васильева и инженера З. В. Каплунова. Вот этот проект:

Бескаркасный панельный двухсекционный дом на 30 квартир

 

В плане мифов и легенд этот дом, естественно, тоже подобен Гераклу. Какие только «подвиги» ему не приписывают: и «первый в СССР панельный», и «первая хрущёвка Ленинграда», и страшно подумать что ещё. По поводу первого панельного в Ленинграде, очень похоже на правду. По поводу остального — судите сами, но если это Хрущевка — то это определенно хрущёвка здорового человека, а не курильщика (потолки 3 метра, 9-метровые кухни, изолированная планировка, короче говоря, чтоб все так жили!). Сейчас этот дом стоит по адресу Санкт-Петербург, Полярников 10. По тому же проекту было построено ещё несколько домов в Ленинграде, но это уже совсем другая история…

Дом по Полярников 10. Сейчас он покрашен однотонно, так как в какой-то момент осыпался. По ссылке под картинкой как раз замечательные рассуждения любителей ярлыков на тему того, что это первая во вселенной хрущёвка.