Главная » 2015 » Февраль

Monthly Archives: Февраль 2015

При чем тут Вашингтон?

Так уж получилось, что крупноблочные кварталы Московского района расположены несколько в глубине, ни один блочный дом прямо не смотрит на Московский проспект. Дома расположены группами или линейно, строились они в разное время, поэтому создают каждый свое впечатление. Однако есть и общая черта. Все дома к северу от Парка Победы, кроме одного, не превышают в высоту 7 этажей.

Гуляя по Кузнецовской улице, очень сложно не заметить дом № 44, построенный в южной части 20-ого квартала в 1954-55 гг по проекту архитекторов Б. Н. Журавлева, В. А. Зотова, А. Д. Каца и инженера Н. И. Дюбова.

Он поражает воображение сразу и надолго. Во-первых, он просто огромен. Нечасто можно встретить 12-этажный сталинский дом в Петербурге. До ещё и крупноблочный. По меркам Москвы или Киева это, конечно, ерунда, но в нашем городе такие дома очень редки. Ну а в Московском районе он вообще единственный. Даже Дом Со Шпилем имеет всего 9 жилых этажей, 10й этаж технический. Причем поражает не только высота. Высотность традиционно достигается за счет башен или шпилей, что придаёт домам легкий привкус неоготики, делает их стремящимися, тянущимися вверх. Но не 6-й корпус 20-ого квартала. Основу проекта составляют две 12-этажные секции по сторонам. Центральная часть чуть более протяженная и имеет 10 этажей. Поэтому получается ощущение некого монолитного бастиона, нависшего над парком. Вот так выглядел этот дом в 59-м году.

Фотография взята из другого источника. Для перехода клик по фото.

Сейчас снять его целиком из парка проблематично из-за полувековых деревьев. Хотя, конечно, попытка- не пытка.

Вот поэтому здесь нужен дирижабль

Помимо центральной части, дом имеет два флигеля высотой по 7 этажей, расположенные по улицам Свеаборгской и Севастьянова. Хотя внутренне эти три части никак не связаны, дом считается одним целым и имеет единый адрес — Кузнецовская 44.

Вот так всё начиналось:

Стройка на Кузнецовской

На иллюстрации видно, что боковые корпуса уже готовы, то есть средняя часть возводилась в последнюю очередь. Ещё одна примечательная деталь: с внешней стороны 4 этажа полностью отделаны бриллиантовым рустом. По верху реста и по крыше идут небольшие ограждения с колоннами. Верхние этажи свободны от отделки, и можно достаточно хорошо рассмотреть блоки. Видно что у дома по большей части двухрядная разрезка. К тому моменту она уже была признана оптимальной.

Высотная часть вблизи. Красиво оформлен вход в парадную.

Отделка бриллиантовым рустом позднее была раскритикована специалистами. Однако именно она делает дом неповторимым и узнаваемым.

Дом нависает над парком. Ситуацию несколько спасает светлый тон блоков. Вообразите этот дом таким же темным как северный ансамбль 20-ого квартала! Зловеще.

Вид из-за ограды Парка Победы

Среди жителей района дом получил не очень логичное, но запоминающееся прозвище: «Вашингтон». Почему это так- остаётся догадываться. Скорее всего высота дома дала повод считать его неким подобием небоскрёба, а небоскрёб это США, а столица США — этот самый небольшой городок. Но название прижилось, его можно услышать от местных и по сей день.

В литературе этот дом чаще ругают. Огромный сортамент блоков практические свел на нет экономию, полученную от самой индустриальной технологии. Проще говоря, такой дом, построенный из кирпича, вышел бы не намного дороже. В то же время блочные технологии накладывали много ограничений на декор и планировочные решения, короче на эстетическую составляющую. В частности, блоки поступали на стройплощадку уже офактуренными, поэтому швы между блоками не маскировали…

Критика отделки Вашингтона в книге о крупноблочном строительстве: «Пример применения чуждых индустриальному строительству приставных декоративных блоков с «бриллиантовым» рустом»

Удивительно: уже через два года после постройки дом критиковали. Вот, что пишет коллектив авторов книги «Крупноблочное строительство в Ленинграде»: «Принципиально неверным является архитектурное решение 7-12-этажного крупноблочного здания в южной части 20-го квартала. Фасады этого дома, запроектированные в духе итальянского ренессанса, чужды современному облику жилого дома и индустриальным методам строительства. Стены четырех нижних этажей … декорированы приставными (к основной стене) блоками, имитирующими «бриллиантовый» руст. В верхних же этажах четко выражен рисунок крупноблочной кладки из трех видов блоков. Такое смешение выявленной крупноблочной стены с имитацией каменной кладки подчеркивает противоречивость и несуразность архитектуры здания. Кроме того, применение приставных блоков, утолщающих стены на 65 см, ухудшиет инсоляцию помещений, осложняет и значительно удорожает строительство (количество типоразмеров блоков для этого здания достигло 600).» Почему те же аргументы не всплыли на этапе проектирования и подготовки технической документации? Об этом мы можем только догадываться, но то, что дом был достроен, конечно, замечательно.

Стройка средней части Вашингтона начинается.

Скорее всего, проект был утвержден до знаменитого постановления 1955 об устранении излишеств. Критика относится уже к моменту, когда ветер подул в другую сторону — был взят курс на скромность и удешевление. В Ежегоднике ЛОССА за 1955 год приводится ещё более пафосный вариант проекта:

Более ранний проект того же коллектива авторов

Отметим, на иллюстрации не упоминается, что дом задуман крупноблочным. Также интересно наличие некой площади перед ним. При наличии такого большого открытого пространства, дом выглядит уже не как нависший бастион, а как нормальная доминанта в ансамбле. Короче говоря мне кажется, что критика, хоть и справедливая, не учла того, что проект был задуман и осуществлен прямо в момент смены концепций, чтоб не сказать эпох. Именно поэтому там есть и наследие ампира, и «неловкое оголение» его крупноблочной души.

Соседний дом в 19-м квартале — совсем другой по настроению и стилю, выглядит более изысканным и утонченным из-за узких окошек, более темного тона стен и мелких деталей декора. И ещё потому, что он в два раза ниже.

Соседний дом в 21-м квартале построен несколько раньше теми же архитекторами Журавлёвым и Зотовым.

Вообще архитектор Журавлёв — настоящий герой эпохи крупноблочного Ленинграда. Его творения есть и в «старых» кварталах — 13, 19, 20, 21. Он же позднее принимал участие в разработке 415 серии крупноблочных домов.

Однако вернемся к «Вашингтону».

Чтобы увидеть дом целиком, нужно так сильно задрать голову, что начинают работать мышцы, которые были не нужны несколько лет кряду.

Несмотря на массивность, этот рыцарский замок достаточно органично вписался в линию Кузнецовской улицы.

Общий вид с перекрестка Кузнецовской и Всеаборгской в сторону Московского проспекта.

7-этажные флигели примыкают к высокой части с обеих сторон, защищая внутренность квартала от шума улицы.

Угол флигеля

В середине каждого флигеля есть арки, существенно упрощающие попадание во двор

Арка в боковой части дома

Боковые фасады также оживлены различной отделкой балконов. В отличие от центральной части, здесь имеются балконы и на третьем этаже. На границе с 21-м кварталом контраст несколько меньше, так как фасады близки по цвету.

Вашингтон (слева) и дом в 21-м квартале, построенный по проекту Васильковского в 1939 году

Заглянем во двор. Флигеля имеют форму скобок, загнутых в сторону двора.

Торец боковой части. На заднем плане — дом в 21-м квартале, так же имеющий «брилилантовую» отделку.

Внутри у гиганта — душевный двор с детской площадкой и разными спортивными приспособлениями. Двор очень большой и уютный, поскольку прикрыт со всех сторон.

Во дворе «Вашингтона»

Имеется загородка для футболистов, рядок старых гаражей.

Обратная сторона главного корпуса изнутри выглядит не столь представительно… Однако снова выручает светлый тон блоков, ощущение простора и хорошее озеленение территории.

Внутренняя отделка главного корпуса

На линии стыковки 10-этажной части с 12-этажной видны достаточно странные блоки и укароченные окошки в парадной (вероятно их размер продиктован соображениями тепла). Некоторая критика, о которой написано выше, все-таки имеет под собой объективные основания. По крайней мере такие странные по форме блоки мне больше нигде не доводилось видеть.

Стык центральной части с башней.

Наверное, существует какое-то разумное обоснование существования блоков такой формы

Раскладка блоков в парадной по какой-то причине оказалась трудной задачей. Только на этой фотографии видно 7 видов блоков.

Ещё один не очень ловкий момент — стык флигеля с башней центральной части. Такая неоправданная узкая ниша немного повреждает линию крыши.

Стык флигеля с центральной частью

Последствия пожара не были устранены, хотя обгорела только одна комната. Это наводит на мысли о коммуналке.

В общем двор, как и весь дом, производит очень приятное впечатление, этакий добродушный гигант. С четвертой стороны дом замыкает панельный дом, построенный в 90-е годы двадцатого века.

Северная сторона двора: трехэтажное административное здание, а позади него — условно современный панельный дом.

Дом с красной крышей расположен достаточно далеко, кроме того он удачно вписан в цветовую гамму квартала, поэтому совершенно не мешает. В общем, насколько «Вашингтон» выглядит неприступным и дорогим снаружи, настолько со двора он уютный и душевный. Этот пример лишний раз показывает, как важны простор, зелень, продуманность внутридворовой территории.

Кусты баярышника во дворе

Реклама